диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Вспомнил ли Патриарх вчера отца Бориса Развеева?

1. История Успенского храма в Уфе, вчера освященного Патриархом, тесно связана с именем отца Бориса Развеева:

"Постановлением решения Горисполкома №14/608 от 21 августа 1991 г. здание возвращено Епархиальному управлению.
Первым настоятелем после открытия храма был назначен Развеев Борис Борисович. Началось восстановление храма. С благословения Никона епископа Уфимского и Стерлитамакского о. Борис произвел реконструкцию храма, расширил церковь, надстроил колокольню, покрыл железом крышу
Спустя несколько лет строительство перешло на систему финансирования через республиканский бюджет. Подрядчиком стал трест БНЗС. Новым настоятелем стал протоиерей Валерий Викторович Мохов".

http://www.eparhia-ufa.ru/temple/rozhdestva-presvyatoy-bogorodicy-kafedralnyy-sobor


2. Отец Борис- человек, разбудивший мысль Юрия Шевчука и крестивший его.


Борис Развеев в бытность хиппи с поросенком на собачьем поводке гулял по улице Ленина. На ноге на манер наручных часов был надет будильник. За контакты с корреспондентами западных СМИ был арестован.

Подробнее:

Родился 9 июля 1949 года в г. Магадане. Родители - Борис Филаретович Развеев и Аврора (в крещении Анна) Ивановна, были репрессированы (отец отсидел в лагере при Сталине 18 лет), познакомились и поженились на месте ссылки. Вскоре они переехали в Уфу. Отец занимался охотой, мама работала продавцом.

Борис три года срочной службы провел на Северном флоте. Потом поступил на юридический факультет филиала Уфимского университета и окончил его. Работал юрисконсультом на заводе «Машэнерго» в Уфе. 28 февраля 1974 года женился на будущей матушке Татьяне, они вырастили двух дочерей Христинию и Софию и сына Серафима. Матушка Татьяна получила образование медработника и работала медсестрой при глазной больнице г. Уфы.

В середине 1970-х годов Борис Развеев возглавил религиозное диссидентское движение в Уфе.

По воспоминаниям Юрия Шевчука: "... Борис Развеев, "отец" уфимской "тусовки", самый волосатый и, в то же время, самый разумный и начитанный человек, прошел по улице со свиньей в ошейнике, чем вверг в колоссальное изумление всех партийных и милицейских работников".

Возглавлял религиозно-философский семинар вместе с Александром Огородниковым, который и посоветовал ему креститься.

В 1976 году его крестил в Москве известный пастырь, протоиерей Димитрий Дудко. В это же время Борис познакомился с иеромонахом Моисеем (Чигвинцевым), который стал его духовным наставником.

Пел на клиросе уфимского кафедрального собора.

В 1978 году был арестован и обвинен в том, что по чужому студенческому билету хотел полететь на самолете (разница в цене составила 11 рублей 30 копеек). Получил шесть месяцев колонии общего режима. Срок заключения отбывал в г. Мелеузе, Башкирия.

После тюрьмы много ездил по стране в надежде стать священником. Побывал в Иркутске, в Курске, но под давлением КГБ, местные архиереи вынуждены были отказывать в рукоположении.

В апреле 1984 года был вновь арестован за антисоветскую деятельность и приговорен Верховным Судом Башкирии к четырем годам строгого режима: "10 месяцев шло следствие, я сидел в Уфимском СИЗО, и в Уфе меня судили, в сентябре 1984 года меня присудили к 4 годам лишения свободы... по ст. 227 - участник организации антисоветской агитации и пропаганды". Заключение отбывал в Салавате.

После того, как осужденный в 1986 году выступил с заявлением о том, что он осужден за конкретное преступление, а не за религиозные убеждения, и не считает себя противником советского строя, срок заключения сократили на два года. Это заявление было показано 9 апреля 1986 г. по первому каналу Центрального телевидения СССР. Многие прежние знакомые отступились от него после этого выступления. Позже отец Борис признался, что перед ним, давно желавшим стать священником, встал выбор - оставаться диссидентом или легализоваться и стать священником. Он выбрал путь священства.

После двух лет и восьми месяцев нахождения в лагере его досрочно выпустили на свободу. После тюрьмы он собирался эмигрировать за границу, но епископ Уфимский Никон (Васюков) согласился рукоположить отца Бориса в сан священника, и он остался на Родине.

В 1992 году рукоположен в сан священника епископом Уфимским и Стерлитамакским Никоном. Назначен настоятелем восстанавливаемого храма Рождества Пресвятой Богородицы в Уфе.

В 1997 году почисляется за штат Уфимской епархии".

Скончался в 2011-м.
https://drevo-info.ru/articles/17320.html





3.... "Звонок в редакцию был совершенно неожиданным: представитель администрации исправительно-трудового учреждения интересовался, не мог бы журналист приехать к ним в колонию. Дело в том, что один из осужденных обратился с просьбой предоставить ему возможность встретиться с корреспондентом газеты. Через несколько дней я был в дороге...

Борис Развеев, осужденный за клевету на свою страну, начал рассказ о пережитом. Он говорил волнуясь. Чувствовалось, нелегко ему давались эти признания.
Поблагодарив корреспондента за согласие встретиться с ним, Развеев сказал, что твердо решил рассказать, как он встал на путь преступления, предостеречь других от подобных ошибок. Одновременно он хочет попросить прощения у всех тех, кого вольно или невольно вовлек в антиобщественную деятельность. Времени для размышлений было достаточно, и поэтому он, Развеев, совершенно отчетливо осознал всю преступность своих действий. Не менее ясно он видит теперь и преступность действий тех, кто кричит о якобы имеющих место в нашей стране преследованиях верующих. Со всей ответственностью Развеев заявляет: эти их утверждения - грубая ложь, откровенное вранье. Никто и никогда не мешал ему отправлять религиозные обряды, и он не знает ни об одном подобном случае, касающемся других.
Он говорит это сейчас. Но было время - и не так уж давно, - когда Развеев высказывался совершенно по-другому. Как же пришел этот сравнительно молодой человек, к открытой клевете на страну, которая его вырастила, дала образование?
До второго курса Борис ничем особо не выделялся. Отслужил на Северном флоте, поступил в университет на юридический, побывал в стройотряде. Единственное, что нет-нет да и прорывалось наружу, - это неуемное желание быть в центре внимания.
Чтобы проявить себя на юридическом поприще, как, впрочем, и на любом другом, требовалось много и усиленно трудиться. Это было не по нраву Развееву. Он предпочел остаться в учебе середнячком, а тщеславие свое удовлетворить другим, более легким способом.
На втором курсе Борис поразив всех - явился в университет в лохмотьях, нестриженный, с неопрятной бородой. Желаемая "популярность" пришла... Вокруг него образовалась компания бездельников.
Чтобы поддерживать вокруг себя ореол исключительности, нужно все время "быть на уровне". И Развеев старался. Он всегда был в курсе последних событий из мира западных "хиппи", мог часами говорить о рок-музыке. Все эти сведения он черпал из западных радиопередач. Вскоре Борис уже и дня не мыслил, чтобы не послушать "Немецкую волну", "Голос Америки", "Свободу". Но не роком единым живут "голоса".
Постепенно Развеев стал смотреть на нашу жизнь глазами западных "радиодоброжелателей". Идеологический яд действовал медленно, но верно. Вскоре любые житейские трудности - и свои и чужие - Борис привычно объяснял "пороками системы"...
В Башкирском университете пришла пора государственных экзаменов. Студент-выпускник Борис Развеев сдал специальные экзамены, но срезался по политической экономии. Он ни минуты не сомневался, что преподаватели его "завалили" - не понравился внешний вид. Обиженное самолюбие жаждало утешения, и он сразу же отправился в Москву к одному из своих знакомых - Александру Огородникову.
Этот человек уже дано, с самого момента знакомства с Борисом, всячески охаивал порядки, существующие в нашей стране, пытался доказать ему, что советские граждане "не имеют права на собственные взгляды", а потому, мол, единственный выход - религия, причем не та, которую исповедует официальная церковь, а какая-то особая, "свободная".
Теперь я согласен с тобой, Александр. Срезали на экзамене из-за того, что я не "серая лошадка", не такой, как все. Не по-христиански ко мне относятся.
"Что ж, - молвил Огородников, - я рад, что ты прозрел. Теперь ты в принципе готов к крещению".
В квартире на окраинной улице их ждал духовный "отец" Огородникова, священник, такой же "борец за свободу веры". Имя его не упоминаем лишь потому, что он пересмотрел свои взгляды и осудил прошлую антиобщественную деятельность. Едва познакомившись с Борисом, он здесь же, на кухне, окрестил его. Вернее, обратил в свою веру. Наскоро поздравив Бориса со вступлением в лоно церкви, он вручил ему несколько книжонок карманного формата - антисоветское творение, опубликованное на Западе пресловутым издательством экстремистской подрывной организации НТС "Посев"."Почитай сам, раздай друзьям в Уфе", - напутствовал новообращенного христианина "святой отец". С этого момента Боря Развеев из человека "с критическим взглядом на жизнь" становится распространителем клеветы на свою страну...
"Братья по вере" усиленно снабжали Бориса антисоветскими книгами и брошюрами. Поначалу он уговаривал сам себя: ну что тут особенного? Я же не глупый - прочту, разберусь, где ложь, где правда. Наивные заблуждения! Трясина антисоветизма все глубже засасывала его...
Из-за не сданного вовремя экзамена Развеев получил диплом значительно позже однокурсников. Получив, снова приехал в Москву. Здесь Огородников огорошил его новостью:
Мы написали письмо на Запад с призывом защитить христиан, гонимых в СССР. В том числе и о тебе: тебе не дают диплома в университете из-за того, что ты - верующий.
"Но ведь это не так, диплом-то я уже получил", - робко возразил Развеев.
Да брось ты! Правда, неправда... Кого это волнует? В нашем деле запрещенных приемов нет. Когда про тебя узнают на Западе, это в случае чего обезопасит тебя от преследования властей. Они не посмеют тебя тронуть. Будешь жить спокойно. Понял?
Через некоторое время после того, как "голоса" на все лады обыграли новую "жертву", "гонимый" Развеев получил посылку из-за границы - куртку, джинсы, платье для жены. Получив, вошел во вкус. Предложение "собрать факты" о том, как в Уфе преследуют молодых христиан, принял уже без колебаний. Через неделю письмо, которое он отдал Огородникову, взахлеб цитировали "голоса". А подачки с Запада стали щедрее. Со временем Развеев привык: передал за границу пасквиль - получил вознаграждение.
Заслуги его не остались без внимания. Вскоре Развеев стал у "оппозиционеров" своим человеком. Возросли и "гонорары". И вот настал момент, когда Развеев оказался участником тайной встречи с заокеанскими эмиссарами. К такому повороту событий Развеев внутренне был уже готов, он "созрел". Его подвели к этому направляемые Западом "духовные отцы", "поборники моральной чистоты и справедливости". Впрочем, об этом разговор особый.

Н.Домбковский (Спец. корр. "Труда"). КРЕСТ НА СОВЕСТИ // Труд №№ 86 и 87 от 10 и 11 апреля 1986.

После публикации в газете очерка с таким названием (см. "Труд" № 86 и № 87 от 10 и 11 апреля с. г.) редакция получила десятки откликов. Напомним: в этом материале шла речь о попытке создания антисоветского подполья под прикрытием религии. Отбывающий наказание Б.Развеев рассказал о том, как, действуя по указке Запада, определенные лица пытались создать для этих целей "подпольную церковь". Действия, поступки и моральный облик "борцов за свободу веры" - Огородникова, Якунина, Бычкова и прочих им подобных вызвали гневное возмущение читателей.
"Нас глубоко взволновали и возмутили поступки этих людей, - пишет коллектив производственного объединения "Карбид" из казахстанского города Темиртау. - Как могли они, воспитанные в Советском Союзе, в нашем обществе, так низко пасть? Наша страна их вырастила, дала им образование, а они продают все для нас святое за иностранные тряпки. Нет таким прощения!"
"Я была буквально ошеломлена, - начинает свое письмо К.Иванова, - узнав про гнусные поступки "радетелей веры". Наши идеологические враги кричат во все горло, что верующих наших притесняют. Я сама верующая и скажу: наглая ложь. Нас никто не притесняет, не ущемляет в правах ни нас, ни духовенство".
Авторы многих писем делают попытки разобраться, что же толкнуло этих людей на путь антиобщественной деятельности. И вывод делают однозначный: моральная нечистоплотность, беспринципность и тщеславие.
Наиболее четко, пожалуй, написала об этом жительница села Губник Винницкой области Л.Артименко: "Не понимаю людей, которые не хотят честно трудиться, а для своего существования выбирают путь лжи и предательства. Если у них есть хоть капля совести, они свои ошибки поймут (как Развеев)".
Насколько единодушны в своем осуждении отщепенцев советские люди, настолько же едины в отношении к публикации нашей газеты буржуазные средства массовой информации. Впрочем, то, что они попытаются преподнести инициативу Б.Развеева как "вынужденный поступок", "сделанный под давлением", было ясно с самого начала. Так было уже не раз - искренность раскаяния заблуждавшихся людей отметалась напрочь.
Случай с Развеевым - не исключение. Трудно сказать, какими "достоверными источниками" пользовались буржуазные комментаторы, если они даже не представляют толком личности того, кого "берут под защиту". Напомним: Б.Развеев, юрист по образованию, в 1984 году был осужден за клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй и посягательства на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов, приговорен к четырем годам лишения свободы.
Горько сетуя на судьбу Развеева, Би-би-си тем не менее безапелляционно вещает о нем, как "студенте-медике" (!), осужденном в сентябре 1985 (?) года. "Голос Америки" через месяц после публикации "Труда" запускает в эфир легенду о "несчастном студенте медицинского института Развееве". Но всех превзошла радиостанция "Свобода", заявив, что Развеев осужден к трем годам лишения свободы за членовредительство!
Что ж, ничего нового и удивительного. Западные "опекуны" пользуются любым поводом, любой фальшивкой для клеветы на нашу страну.
Здесь нам хочется процитировать письмо Б.Развеева, пришедшее в редакцию после публикации очерка. "Недавно западными средствами массовой информации в грязной клевете на нашу страну вновь было использовано мое имя. Безусловно, для меня неудивителен тот факт, что, несмотря на мой категорический протест против подобных акций, меня пытаются представить духовно сломленным, идущим вопреки своему внутреннему миру, гонимым за религиозные убеждения, ибо с глубокой непорядочностью организаторов подобных провокаций я неоднократно сталкивался.
Еще раз напоминаю: я нахожусь в местах лишения свободы не за веру в господа, а за конкретное преступление - клевету на свою страну. Я по-прежнему остаюсь человеком верующим и предельно убежден в том, что вера не может быть несвободной, особенно в нашей стране, где законом охраняются права и верующих, и атеистов.
Еще раз категорически требую прекратить использование моего имени, как преследуемого за убеждения, и выражаю надежду, что в этот раз у тех, кто так много говорит о совести для других, у самих пробудится совесть".

И, завершая обзор писем, поступивших в редакцию после публикации очерка "Крест на совести", процитируем двух наших читателей.
"Признания Бориса Развеева, - пишет житель башкирского города Салавата Н.Шаванов, - еще раз многим раскрыли глаза на то, как под видом "святой веры" западная враждебная пропаганда ловит в свои силки людей малодумных, беспринципных, а порой и не в меру доверчивых". "К счастью, - продолжает его мысль Е.Барвинко из Новой Каховки, - таких, как Огородников, Якунин, Бычков, и им подобных в нашей стране единицы. Я верю в чистоту и доброту советского человека. Наша страна была, есть и будет примером доброты и порядочности для всего мира".
Газета "Труд", 21.09.86


***

"Затем был оглашен Патриарший указ, согласно которому в связи с завершением реставрационных работ храму Рождества Пресвятой Богородицы г. Уфы присвоен статус кафедрального собора. Сергиевскому храму г. Уфы, ранее имевшему статус кафедрального, определено быть приходским, но сохранить наименование собора.
http://www.patriarchia.ru/db/text/4488556.html

Простите, а при чем тут московский епископ и его указы? Как он может что-то указывать чужой епархии? Синод (не патриарх) может определить, какой город считать кафедральным. А вот какой храм в этом городе считать своим собором (катедралом - местом, где будет стоят епископская кафедра), епископ решает сам или с собором местного духовенства.

Кроме того, Успенский храм и ранее именовался кафедральным:
"В Великий праздник Крещения Господня с 18 на 19 января 2014 г. митрополит Уфимский и Стерлитамакский Никон совершил Всенощное бдение и Божественную литургию в кафедральном соборе Рождества Богородицы".
http://www.eparhia-ufa.ru/sites/default/files/Yev/Yev_2014_02.pdf

Также трудно поверить, что кафедральный собор ранее не был подвергнут чину великого освящения и ждал приезда патриарха.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments