диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Учебник про мучеников?

ОРОиК объявил, что подготовил учебник о восьми уроках про новомучеников.

Дело хорошее. Но я уверен, что среди восьми уроков там нет шести самых важных тем.

1. Жизнь и слово. Почему есть слова, право на отказ от которых приобретается отказом от жизни? Можно ли жить, став предателем?

Тут надо не декларировать, а убедить старшеклассников в правоте Дамблдора: "Есть вещи более страшные, чем смерть".
Готовы ли авторы учебника и педагоги к дискуссии в классе на тему о том, что человеческая жизнь не есть высшая ценность и что более того - ее ценность измеряется тем, за что ее саму как раз можно отдать?

Провели ли авторы (Е. Балашова и С. Шестакова - https://life.ru/t/%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B3%D0%B8%D1%8F/928503/rpts_razrabotala_dlia_shkol_uchiebnyi_kurs_o_sviatykh_ubitykh_bolshievikami) хоть одну живую дискуссию с подростками именно на эту тему?

Введены ли и объяснены ли ими термины "сверхценности" и "сверхмотивация"? Перелопатили ли они гору литературы на тему The Psychology of the Christian Martyrs of the Roman Empire?

А если они наткнутся на позицию "лучше пять минут быть трусом, чем потом всю жизнь покойником"? Понимают ли они, что идут к подросткам с предложением: "я расскажу вам нечто, согласие с чем может убить вас!"?

Рекомендована ли в учебнике песня Высоцкого про "деревянные костюмы"?

2. Еще один урок должен из мира аксиологии увести в мир древней истории и сравнительного религиоведения. Что такое феномен христианского мученичества?

Иудеи считают, что еврейская жизнь важней любых слов и клятв. Говори, что требуют захватившие тебя террористы или власти - но спаси свою еврейскую жизнь.

Гностики считали, что никакие грехи тела (в том числе и лже-клятвы и отречения) все равно не затронут инопланетную гостью-душу.

"Вальдец качнулся к гиперстрацианской этике:
– Значит, считаете себя раненым? Но рассудите: личность невыразима, уникальна и не чувствительна к внешним воздействиям. Поэтому ранена только рана; а она, будучи внешней по отношению к субъекту и чуждой интуиции, не создает повода для боли" (Шекли. Обмен разумами).

Боги язычников вообще не ревнивы.

Так почему для христиан это было так значимо?
Причем ведь от христиан даже требовали не отречения от своего, а просто имитацию соучастия в общепринятом государственном обряде.

Объяснено ли в учебнике, "свидетелями" чего считаются "мученики"? А это ведь тема отдельного урока: вера христиан в Божий суд, в значимость и бессмертие души и в воскресение тела.

Смогут эти две женщины рассказать подросткам житие Софии и ее дочерей и убедить их в том, что пожертвовать дочками (Верочкой, Наденькой и Любашей) было верным решением?

Смогут они провести демаркационную линию между знаками гражданской лояльности и религиозным ритуалом?

Но если это не по силам авторам учебника, то зачем бросать в заведомо проигрышный бой рядовых педагогов?

3. Третий очень важный и опять же пропущенный урок: как, воспевая христианских мучеников, не превознести исламских шахидов? Как эксперты ОРОиК отличат Самсона, своей смертью убившего сотни врагов, от исламского шахида?

4. Как пояснить, что жертвы советских репрессий есть именно религиозные мученики? Ведь вряд ли есть хоть один приговор со словами "Поскольку подсудимый отказался отречься от веры во Христа и Бога, приговорить его к...".

А если кто-то из них и согласился бы на слова отречения - точно ли это спасло бы ему жизнь во времена, когда и атеистическую компартию "чистили" не менее безжалостно?

Как отличить протест гражданский и религиозный?

И готовы ли авторы пафосного учебника ответить на простой вопрос: а почему не все христиане, не все священники и не все епископы стали мучениками в советские времена? Почему кого-то эта чаша миновала? Выходит, людей вычищали из жизни не по собственно религиозному критерию? Жизнь все же можно было чем-то купить? Чем?

И тут честный разговор должен выйти на тему социального контроля и манипуляции. Оказывается, гонителям нужно было нечто иное, чем физическое уничтожение. Им была нужна управляемость. Почему кто-то из епископов им стал помогать в достижении этой цели, а кто-то нет? Почему в итоге святыми стали вторые, а не первые?

5. Сегодня принято говорить о том, что на каждом из уроков дети должны овладевать определенной "компетенцией", обретенные знания превращать в свои собственные навыки и убеждения.
Как в таком учебнике перебросить мост из истории в современность? Просто "Дети, помолимся нашим новомученикам?".

Этого недостаточно. Значит, надо ставить другие трудные вопросы:

Возможно ли христианское мученичество сегодня в наших мегаполисах?
Женщина, которая знает, что роды ее убьют и решившаяся все же дать жизнь ребенку, отказавшаяся от аборта - это кто? Дура или святая? Фанатичка или мученица?

Предположим, вы поступили в мечтаемый вами университет. Что может вынудить вас хлопнуть его дверью, какой навязываемый его администрацией выбор вы сочтете недопустимым вторжением в вашу частную жизнь и совесть?
Есть ли для вас красная черта, за который вы готовы жертвовать если не жизнью, то карьерой?

И, наконец: а если не умирать, то как еще можно отстаивать свои убеждения перед лицом власти и толпы?

6. Что такое гонения в СССР? Тут нужны фрагменты лагерной прозы (Солженицын, Шаламов, Гинзбург...). Чтобы за словом "арестован" стало проступать человеческое, а не абстрактно-правовое содержание.
Какие еще были формы утеснений? Ссылки, налоги, ограничения для детей...


И вот после всех этих шести "введений в тему" можно уже два урока посвятить конкретным примерам мученических судеб.

Я понимаю, что учебник писался для отчета в патриархию и рассчитан на уши, заранее все с себя смахивающие. Но вдруг кто-то всерьез станет думать над предлагаемыми сюжетами и задавать трудные и единственно важные вопросы?
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 285 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →