диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Как из-за одной макаки греки потеряли и Трою и всю Малую Азию

Помните стишок Маршака? -

Не было гвоздя -
Подкова пропала,
Не было подковы -
Лошадь захромала,
Лошадь захромала -
Командир убит,
Конница разбита,
Армия бежит!
Враг вступает в город,
Пленных не щадя,
Оттого, что в кузнице
Не было гвоздя!

***
20 июля 1893 года у греческого короля Константина Первого и его супруги Софии родился второй сын, которого назвали Александром. Поскольку матерью короля являлась русская Великая княжна Ольга Константиновна, то и имена, по обыкновению, мальчикам давали русские, «царскосемейные» – Александр, Николай, позже Павел.

Александр к трону не готовился, впереди него по иерархии стоял брат Георгий, долженствующий стать королем Георгием Вторым после кончины своего отца.

Принц Александр очень рано получил боевое крещение - в битвах Первой Балканской войны 1912-1913 гг., командуя артиллерией. Судьбу военного ему назначили родителя – преклоняющийся перед гением германского кайзера отец Константин и мать София, родная сестра кайзера Германии Вильгельма Второго.

Греческая королевская семья «проштрафилась» перед союзниками, воюющими против империалистической Германии: король Константин был германофилом, королева София была сестрой кайзера, а наследник Георгий разделял симпатии к Германии своих родителей.

Поэтому когда войска союзников заняли Грецию, по распоряжению Антанты 30 мая 1917 король Константин отрекся от трона, а своим преемником он назначил 24-летнего Александра, который корону принял неохотно, считая себя лишь временно исполняющим обязанности, до возвращения в должность своего отца.

Король Александр оказался мудрым королем и полководцем: Греция оказалась в числе победителей Первой мировой войны и была награждена прирезанными к ней сначала Восточной и Западной Македонией, а затем – и Восточной Фракией.

30 сентября 1920 года Александр приехал на королевскую дачу, в семейное имение Татой. Победитель в Первой мировой войне, молодой счастливый муж и без пяти минут отец любил прокатиться с ветерком на новом, начищенном до блеска «Пакаре», на заднем сидении которого по обычаю восседал подарок английских союзников Фриц, чистокровная овчарка. Этот несчастный и почти издохший пес был найден в окопах Первой мировой британскими солдатами, а затем подарен Александру как символ невероятного жизнелюбия.

В тот день Александр «поссорился» с Фрицем: овчарка расколотила в королевской спальне роскошное зеркало. Быстро, однако, помирившись, Александр и пес отправились на прогулку и забрели очень далеко, в самый дальний угол роскошного Татоевского парка, где находился садовый домик немца Штурма, королевского садовника, у которого имелись две дрессированные обезьяны.

Александр мирно беседовал со Штурмом о новых сортах садовых цветов, пес принюхивался к начинающему веять осенью ветру, и вдруг... Фриц бросился в кусты и схватил садовничью самку-обезьяну. Это — магот, варварийская макака. Любой бербер или житель Гибралтара обошел бы такую стороной, зная о мерзком характере этой бестии, но Александр — не бербер, и ему перепалка пса и мартышки кажется забавным приключением.

Понаблюдав за занятной сценой, Его Величество решает: «Так, все, эта макака зашла слишком далеко» и идет разнимать драку животных. В напавшем на них комке ярости он узнает ручную обезьяну своего придворного винодела и тут уже совершенно впадает в ярость. Будучи в полном праве, на своей земле и в своем государстве, монарх делает то, что сделал бы каждый из нас. Он наподдает примату своим царственным сапогом так, что тот отлетает в сторону на добрых пару метров.

Но в это время случается неожиданное: на подмогу домашней макаке из кустов выпрыгивает точно такая же, но уже совершенно дикая — наверняка тайный любовник, случку которых прервал помазанник божий и его пес. Вторая обезьяна, крупный самец Мориц, укусил его за ногу, решив, что король «заодно» со своей собакой.

Прибежавшие на шум слуги застают картину: кровь из ран короля Греции уже собирается в сапог, но он продолжает храбриться, макаки удирают со всех пяток, а дурацкий шалопай Фриц не получил ни единой царапины и, в целом, доволен свалившимся на них приключением

Александра перенесли в королевскую спальню, где пол еще был усыпан зеркальными осколками. Рваные раны кровоточили, начались спазмы. Александр думал даже не об Аспазии, не о своем неродившемся ребенке, а о том, что скажет его народ, узнав, что его укусила обезьяна! Одно дело – умереть на поле брани, и совсем другое – от укуса обезьяны немецкого садовника.

Поэтому страшное несчастье держат в тайне. В Татой, загоняя лошадей, в сопровождении королевского адъютанта, летят лишь врач-хирург и Аспазия, находящаяся на четвертом месяце беременности.

К несчастью для короля, ни один врач не хотел прославиться как ампутатор королевских конечностей, и во всей Элладе не нашлось хирурга, который решился бы на такое.

Но что мог поделать даже самый лучший врач Греции без антибиотиков? Йод, спирт, бензин – смешные орудия против страшных зубов влюбленного обезьяньего самца, буквальным образом, «сжевавшего» королевскую ногу. Прибывшие ему на подмогу еще восемь лекарей тоже быстро опустили руки. Даже выписанный из Парижа самый крупный специалист в мире по инфекционным болезням, доктор Фердинанд Виндаль, мрачно качает головой.

19 октября, через 17 дней после инцидента с обезьяной, у монарха начались галлюцинации. 25 октября он скончался от сепсиса.

Через сутки после смерти короля, в приступе жесточайшей меланхолии, его шофер покончил жизнь самоубийством.

Умер Александр на руках у Аспазии. На похоронах короля из всей семьи присутствовала только королева Ольга, бабушка Александра, племянница убиенного русского царя Александра Второго.

http://www.ilovegreece.ru/about-greece/general/faces/king-alexander-i-of-greece
https://disgustingmen.com/history/alexander-of-the-greece-and-macaque

А в это время шла одна из локальных европейских войн, на которые распалась завершившаяся в 1918м Первая Мировая. В этом ряду и польско-советская война, и греко-турецкая.

Греки побеждали и уже захватили значительную часть Малой Азии, мечтая восстановить Византийскую империю в старых границах. Их шансы в этой войне были не так уж малы, ведь им помогали старые друзья по Антанте, у которых были собственные интересы в этом регионе.

Но со смертью Александра оказалось, что наследовать престол снова придется его отцу, еще недавно сбежавшему в Швейцарию Константин.

Вернувшись к власти, Константин решил, что силы эллинского оружия будет достаточно, чтобы довести войну до конца, а проклятая Антанта может катиться к чертовой матери.

И союзники ушли, и оказалось, что без них хваленая Византийская мощь ничего не стоит. И даже более того, поняв, что на троне Греции воссел человек, который искренне их ненавидит, французы и итальянцы начали активно спонсировать турок. Тем же активно занимались и большевики.

Обернулось это "малоазийской катастрофой"

Позже Уинстон Черчилль напишет: «Возможно, не будет преувеличением заметить, что четверть миллиона человек умерли от укуса обезьяны».

Как это было - тут:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D1%84%D0%B0#.D0.9F.D0.BE.D1.85.D0.BE.D0.B4_.D0.BD.D0.B0_.D0.90.D0.BD.D0.BA.D0.B0.D1.80.D1.83

С той поры Константинопольский патриарх окончательно стал просто Стамбульским. Из-за обезьянки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments