диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Святой император Юстиниан

ИЗ ФБ:


2 августа Элладская православная церковь празднует память святого благоверного императора Юстиниана - не Юстиниана I, а Юстиниана II. Канонизация сравнительно недавняя (в константинопольских святцах этого имени нет) и связана с тем, по всей видимости, что в его царствование прошел столь любимый ревнителями православного благочестия Трулльский собор.

А недавняя канонизация потому, что Юстиниан II имел в Византии примерно такую же славу, какую в России имел первый московский царь Иван - современникам не хватило ума понять глубину святости этого монарха. Вытерпели граждане доброго императора всего десять лет, а потом свергли, но его преемник Леонтий приказал отрезать у предшественника нос, а не голову - что, как показали последующие события, было довольно недальновидно.
За десять лет в ссылке в Крыму Юстиниан обзавелся многочисленными союзниками, которым обещал все и даже больше, если вернется к власти. Болгарский хан, хазарский каган - все равно кто, лишь бы дали денег и солдат. И в 705 году он вновь пришел в Константинополь - но на этот раз как захватчик.
Империей в то время правил уже Тиберий III, который был так же мягкосердечен, и тоже всего лишь отрезал нос, а не голову своему предшественнику. Мягкосердечие ему не помогло отстоять власть.
После захвата Константинополя двух бывших императоров в цепях привели на ипподром и подвели к императорской ложе. Юстиниан встал на их головы, а добрые православные граждане хором декламировали известные стихи про аспида и василиска. Казнили обоих только к вечеру, там было много всяких интересных забав, и если кто-то думает, что на этом террор закончился, то это не так - это было только начало, и продолжался весь этот ужас еще шесть лет, пока Юстиниана не свергли во второй раз и не убили.

Это очень легко представить всякому, кто был в Стамбуле: большая площадь ипподрома, урод с золотой нашлепкой на месте носа, стоящий на головах своих предшественников, а граждане, которые поклонялись тем, кто сейчас лежит в цепях, хором скандируют 90 псалом. Православная святость as is в понимании современной Элладской церкви. Так что МП с царем Иваном (если вдруг такое случится) будет далеко не первой"

***
Борис Акунин:

Юстиниан Второй Риномет как раз много чего натворил (и помимо Трулльского собора). Это один из самых омерзительных правителей всех времен и народов – а у истории в данной номинации, как вы знаете, конкуренция очень жесткая.
Он стал базилевсом в шестнадцатилетнем возрасте, правил десять лет и даже по тем суровым временам отличался невыносимо гнусной жестокостью. Подобно Иосифу Сталину, он любил отправлять в ссылку неугодные народы, которые в пути вымирали от голода и болезней. Однажды после поражения в войне с арабами император приказал умертвить семьи воинов того отряда, который обвинил в неудаче. При этом Юстиниан считал себя ревностным христианином и еретиков с сектантами предавал сожжению.
Еще хуже были императорские фавориты, министр финансов Феодот и казначей патриархии Стефан, которые занимались прямым вымогательством: хватали богатых людей и пытали их до тех пор, пока не заплатят выкуп. Настоящей властью в стране обладала эта парочка эффективных менеджеров. Однажды они даже приказали выпороть вдовствующую императрицу, мать Юстиниана, и тот ничего, стерпел.
В конце концов произошло то, что должно было произойти – бунт. Временщиков прикончили, кесаря свергли и отправили в ссылку.
Но еще через десять лет изгнанник вернулся, приведя с собой чужеземное войско, и снова захватил трон.
Тут-то и начинается поразительное. Второе правление Юстиниана Риномета прямо-таки заворожило мою писательскую фантазию, а заодно пробудило воспоминания о прежней профессии.
Когда-то я перевел с японского роман Юкио Мисимы «Золотой Храм». Там главный герой, препротивный мальчишка, страдающий сильным заиканием, предается грезам о власти: «…Начитавшись исторических романов, я воображал себя могущественным и жестоким владыкой. Он заикается и поэтому почти всегда молчит, но как же трепещут подданные, живущие в постоянном страхе перед этим молчанием, как робко заглядывают в лицо своему господину, пытаясь угадать, что их ждет, - гнев или милость? Мне, государю, ни к чему оправдывать свою беспощадность гладкими и звучными фразами, само мое молчание объяснит и оправдает любую жестокость. С наслаждением воображал я, как одним движением бровей повелеваю предать лютой казни учителей и одноклассников, мучивших меня в гимназии».
Очень возможно, что герой романа прочитал какой-то роман о базилевсе Риномете (что по-гречески означает «Безносый»). Дело в том, что после свержения мятежники отрезали деспоту нос и язык. Вместо носа император стал носить золотой футляр, но язык заменить было нечем. Поэтому в период реставрации рядом с Юстинианом всё время находился толмач, умевший понимать мычание правителя и переводить его приказы. Приказы эти были чудовищны, фантазия калеки – причудлива и ужасна. Первое правление Юстиниана вспоминалось теперь подданным как утраченный рай.
Ну, месть обидчикам – это, как говорится, святое. Хотя, конечно повесить на стенах всех офицеров столичного гарнизона (переводчик, наверное, десять раз переспросил, правильно ли он понял) – это перебор. С патриархом тоже получилось некрасиво: ладно отрезали нос и язык, это с учетом личных страданий кесаря по-человечески понятно - но выколоть главе церкви глаза и замуровать живьем в стену? Как-то оно все-таки не comme il faut. (Представляю, сколько времени мычал и жестикулировал Юстиниан, чтобы объяснить этот свой креатив). С двумя императорами, успевшими поцарствовать во время его ссылки, триумфатор поступил изящнее: не сразу казнил, а сначала поунижал - во время праздничных игр на стадионе положил их наземь, наступил ногами на головы, любовался ристалищем и слушал, как толпа поет 90-й псалом: «На аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона».
Однако праздник мести закончился, начались будни, а безъязыкий задавал переводчику всё новую работу. Хроника рассказывает, что тиран очень любил черный юмор. Осчастливит чиновника назначением на высокую должность - и тут же посылает вдогонку палачей. Сёрпрайз! Или пригласит кого-то на пир, да и подсыпет яду. Тот корчится, орет - смехота! Еще очень любил обласкать кого-нибудь на аудиенции, а потом «му-му» переводчику - человека в мешок, да и в море.
Если какая-нибудь выходка вызывала чрезмерное возмущение, всегда можно было свалить ответственность на толмача: не так-де понял, скотина. Назначали нового переводчика, старого – сами понимаете куда. И всё шло как прежде.
Целых шесть лет золотоносый немой так измывался над своими рабами, пока один из телохранителей таки не оттяпал отцу Трулльского собора его гнилую башку.
http://borisakunin.livejournal.com/80103.html

***
Память Юстиниана 2го - 15 июля старого стиля / 29 июля нового стиля.
https://serg-slavorum.livejournal.com/2079186.html

***
Это тот самый Юстиниан Ринотмет, который заставил патриарха освятить снос его собора ради расширения ипподрома.

Подробно о нем я писал тут
https://diak-kuraev.livejournal.com/461796.html


***

тем, кто скажет, что у нас в РПЦ такого быть не могло бы, напомню историю св. Иулиании Вяземской. Кто ее изнасиловал и убил ее саму и ее мужа? - Смоленский князь Георгий Святославич.

Ищем это имя в святцах - и находим

"Почитание Г. С. в Веневом мон-ре прослеживается со 2-й пол. XVII в. В 1698 г. юж. придел монастырского Никольского собора был освящен во имя вмч. Георгия; в XVIII - нач. XIX в. было украшено каменное надгробие князя. Очевидно, в 1-й пол. XVIII в. на основе Степенной книги было составлено краткое Житие Г. С., встречающееся в рукописных сборниках (напр.: РГБ. Ф. 209. № 558, нач. XIX в.)".
http://www.pravenc.ru/text/164465.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →