диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Конкурс сочинений для студентов

В Петербурге уже несколько лет проводится конкурс работ студентов и аспирантов ABC-PROJECTS.
Есть денежная премия.

Среди гуманитариев в 2017м победила вот эта работа:



«Кого я провел прошлым летом.»

Воеводин Антон Федорович, соискатель ученой степени кандидата юридических наук аспирантуры ЮФУ. Ростов, Российская Федерация.


Кого я провел прошлым летом? На одной пресс-конференции диакон Андрей Кураев сказал, что святые для того и канонизируются церковью, чтобы мы копались в их грехах… Я не святой , я не дорос еще до того, чтобы мои грехи разбирали и рассматривали всей полнотой церковной, но тема эссе обязывает, а потому… предлагаю пофантазировать. Все события и персонажи будут вымышлены… почти.
«Читайте то, что я пишу, и не ищите ничего, кроме собственного удовольствия. А если вы еще что-нибудь найдете, это уже будет ваш вклад в прочитанное...» Эрнест Хемингуэй

Эпизод I
Где-то в России. Осень.

Григорий щелкнул пультом, телевизор включился на программе «Клас»:
«Добрый день♫ , с вами снова я, телеведущая Вера Радостина, и передача «Разговор на кухне». Темой нашего сегодняшнего выпуска будет вопрос: «Почему Россия не Финляндия, хотя и не очень хочет.» Ведущей была красивая девушка, одетая в платье с подсолнухами, походившая на героиню из повестей про Эркюля Пуаро. Стояла она перед хромокеем, на котором был изображен монастырь на острове Итака; далее оператор перевел камеру, и на телеэкране предстали гости: писатель и художник Никита Тихопокоев, похожий на одного украинского писателя, но не художника, протодьякон Андрей Травин ,и старый, седой, сутулый, горбатый, как сама буква «бет» , раввин Борис.Григорий не расслышал его фамилии, когда представляли героев .Перед каждым из гостей стояла большая кружка какао, приготовленная строго по инструкции…
«Россия не Финляндия - начал ребе, взяв микрофон рукой, пигментированной старостью ,потому, что в Европе, частью которой, хоть и с оговорками , является Финляндия Франциск Ассизский успел родить Томаса Джефферсона, а в России свой Франциск родился слишком поздно, а Джефферсон не родился вовсе». На ребе посмотрели так, словно на разговление в пасхальную ночь он пришел со своими китайскими палочками для еды. Но старик в кипе продолжал: «Дело в том, что Франциск, я убежден в этом, по сути, создал Европу такой, какой мы ее знаем. Именно он. А не французская революция, или восстание Кромвелля, и даже не римское наследие является причиной Европы. А Франциск, а точнее тот паттерн, тот образ святости, который он дал. Образ трубадура Божия, образ благого юродивого, который считает Солнце и Луну своими собратьями♫ . Именно этот человек, как бы «выжимающий» счастье из ничего, видящий творение божие в каждой былинке, и как следствие, просящий в этой радости Бога «дай мне быть твоим орудием» . А ведь это прошение, по сути, вдумаемся, является краеугольным камнем бургерского мышления: я – субъект, а не объект. Я действующее лицо, пусть и в руках божиих. Я даю свет. Я даю радость. Я даю прощение , да, не я – Господь через меня, но все же через меня… а значит я не полностью бесполезен, я органично встроен в этот мир. я действую. А значит, я не бесправный и имею право хоть на что-то, хоть на маленький кусочек «счастья». В дальнейшем, через сотни лет, на другом конце планеты это выразилось в декларации независимости США в знаменитых словах Джефферсона о «pursuit of happiness.» (небольшая пауза) - вы ушли куда-то огород городить, ребе, и растекаться мыслью по древу» - послышались слова протодьякона… -мы- про Финляндию, а вы нам- про США, да еще и про формальные декларативные слова. «Позвольте продолжить,- сказал Борис, отхлебнув какао, в распитии которого он явно опережал своих собеседников -… в России тоже был свой Франциск – Серафим Саровский . Если присмотреться, их взгляды на Бога очень во многом схожи (Серафим по своей сути и духу был квиетистом):то же радостное, любящее всех юродство, тот же призыв к непассивной вдумчивости ..Эх, появись бы он лет на тысячу раньше… Но родился он тогда, когда ментальность была уже сформирована. А в эпоху того самого средневековья, к несчастью у нас, русских , проводилась линия о том, что «мнение – всех ересей мати» . Ты не то ,что не орудие, хуже – ты всегда неправ: заведомо твоим мыслям и действиям провозглашается анафема. Но и это не самое печальное. Была бы русская картина мира разукрашена кафкианскими или набоковскими красками, где в общем-то нет счастливых персонажей, где все обречены жить в заведомо враждебной всем вселенной –это было бы не так ужасно может быть, но вся соль заключается в том, что счастье в русской религиозной мысли есть, но оно продукт элитарного потребления». Вдруг старик сделал паузу… «Гоголь - продолжил он,- вот наш Томас Джефферсон… Шинель – вот наш манифест♫ . Да. Акакий Акакиевич несчастен. Но это еще полбеды – и в европейской литературе несчастные – через одного. Трагедия в том, что Башмаков безальтернативно несчастен… сравним его с героями произведений других народов… Жан Вольжан… да. Он нищий. Да. Он каторжник. Да. Он на дне. Но у него есть в душе понимание, что так не должно быть. Что то, что ему дали столько лет каторги за украденный хлеб – несправедливо. Что есть другая жизнь, и он может стать ее частью. Граф Монте-Кристо. Всю жизнь мечтает вырваться, бежать… он знает – там за стеной замка Иф – другое нечто, даже… не важно что…- другой мир, хотя бы чуточку счастливей. Даже насквозь ироничный и подтрунивающий над морализаторством Джойс в своем Улиссе, пусть и слегка с издевкой, как бы смеясь, но допускает возможность счастья, для многодетного отца, описывая его тяжелые перспективы: «руно увлажнилось: все будет хорошо.» Да что говорить- наш библейский Иов. И тот, разбитый страданиями как никто – все же помнит и знает, что может быть она – счастливая жизнь. Молит Бога об этом, призывает к ответу. Спорит с Богом и не соглашается, не желая обманывать сам себя, будто ставит Его на второе место после собственного счастья. «Я знаю, – по сути говорит Иов,- Ты можешь сделать меня счастливым. Пусть я и не доживу до этого, но счастье всё же возможно.» «Есть надежда бедному (Иов 5.16)» - вот главный лейтмотив этой великой книги. Что же в Шинели? Речь идет даже не о том, хочет ли Акакий счастья, стремится ли к нему… дело даже не в этом- счастье в этой повести отсутствует как идея. Даже в посмертии. И вот ужас: Башмачников - русский Иов. Иов без надежды. Вот буквально всё, что нужно сказать о русской идее, русском взгляде на мир и русской душе. Хотя нет – еще один пример: «На дне» Горького. Даже несмирившийся со своей участью Клещ связывает свои надежды не со своими действиями и даже не с помощью других живых людей. А со смертью жены… мол, счастье есть, я отсюда выберусь, но счастье только путем еще большего несчастья – смерти его жены.
Гоголь - гениальный писатель. Гениальный как 136 псалом. В повести Николая Васильевича если и есть счастье (предположим, мы силимся его там найти, или «назначить» счастьем хоть что-то), то это счастье сильных, счастье быть «с усами и кулаками» - то есть опять же – явление для агрессивно-элитарных слоев. И вот мы подходим к сути. Православие, строго взирая на народ - черезмерно сервильно к правящей власти : вспомним слова Константинопольского патриарха Паисия в адрес Алексия Михайловича: «царь именуется Богом и ты имеешь право на такое именование» , завершал раввин-. Именно это и есть разница. Кастовая, по сути, система российского мышления. Если ты «простой народ», то тебе очень навязчиво подают мысль о твоем постоянном недостоинстве и покаянии. Если «царь», хотя бы маленький, - наоборот быть непогрешимим и блаженным – твой удел». Тут протодьякон Травин взял микрофон и умеренно строго сказал: «Обоснуйте, коллега. Неужели вы думаете, что лишь православие сервильно. Ваша точка зрения – это примитивизация, и я надеюсь, не намеренная. Все макрорелигии так или иначе лояльны действующей власти. Это закон социологии и истории, именно это и позволяет этим религиям быть «макро…». Например, 21 декабря 1949 года в симферопольской синагоге состоялось целое богослужение в честь 70 -летия Иосифа Сталина - раввины, в культе личности вождя заходили значительно дальше, чем православные епископы . Вы плохо знакомы с источниками, Борис»- подытожил он. «Вы совершенно правы,- ответил ребе – все религии таковы. Но вопрос в том, чем это нивелируется. В Европе и ,соответственно, в Финляндии это обезболивалось Франциском, несмотря на то, что в Финляндии присутствовало и православие. У нас – нет. Вы, отец Андрей, когда-то говорили, что Россия – полностью европейская страна, что мы не наследовали ничего из Азии. Простите. Россия – не Европа. Именно эта вот «элитарность счастья» и является сутью кастовой системы: далит не просто не может быть счастливым ,он не имеет на это права. Фа Сянь, китайский путешественник, посетивший Индию в начале V века пишет, что неприкасаемые были не только изгоями, но и считались людьми злыми и недобрыми .Равно и наш русский взгляд не лишен этой дихотомии: простолюдин служит греху как «свиние в калу», но тот кто выше тебя в табеле о рангах… тот часто и в святцы попадает – «по должности»
. Россия – ближе к Индии, чем к Европе, а финны правильно прочитали книгу Иова»

«Это, конечно, хорошо, интересно, но все равно тяжело на душе… не отвлекает…» - сказал Григорий, выключая телевизор. Он встал с кровати, на ней перевернутой, корешком к верху лежала книга «Дублин» Резерфорда. За окном стоял теплый южный ноябрь. Вирус коксаки караулил детей, как голодный волк, но чтобы в не превратиться в степного Григорий решил прогуляться♫ : За его спиной возникала суровая ,как современная инфляция, геометрия города и магазин «Продукты», вперемешку с солнечным светом и желтыми листьями. Его гложила грусть и чуть-чуть совесть. Ярко, до слепящей боли, вспомнился Григорию тот день : четверг июня шестнадцатого дня.

Эпизод II
Крым. Лето

…Дружбу с этой девушкой Григорий воспринимал, как подарок Всевышнего, данный ему не по заслугам♫ .И больше всего боялся, что и она придет к такому же выводу. Он девятнадцатилетний юноша, старше ее на целых два года; она – девочка, выросшая на клиросе, воцерковленная настолько, что почти не верила в Бога и очень боялась проклятий. Регентовала в их дуэте, безусловно, Бася - «алкоголик профессионально певчая», как она о себе говорила -запятую предпочитая не ставить.
Больше всего на свете Бася любила деньги, сплетни, литургику и «Жигули Барное». Своей красотой, соответствующей ее имени и тем особым, кощунственными даже по меркам семинарии юмором и цинизмом ,присущими девушкам ,не первый год работающим в Церкви , Бася вселяла в Григория «комплекс самозванца», хотя и держался он молодцом. Она пела гробы за 150 рублей/покойник в храме святого Патрика Ирландского, который на кладбище . Смерть двулика ,как древнеримский бог: шок для одних ,обыденность для других, слишком дорого для родных, и слишком дешево для таких ,как Бася. Смерть разная: благочестивая и позорная, ожидаемая и внезапная. Тяжелая и легкая, с «добрым ответом на страшном судищи» ,и не очень, неизменно только одно: человеку не скажешь уже: «у тебя вся жизнь впереди» .Земное счастье то, которое передается французским словом «bonheur» , для него закончилось. Времени больше нет. В шутку Гриша называл Басю «Харошка» ♫ ,поясняя девушке, что это прозвище он придумал от имени Харона, «ведь ты как и он проводишь людей через Лету, а этим летом я хочу провести тебя по всем ресторанам Евпатории, смеясь добавлял он. 16 июня. Назначим дату «марафона».
«И как и Харону, мне платят за это две копейки, - отвечала Бася,-Я приду в вышиванке! А вообще, зачем это ты меня по ресторанам водить собираешься,вином поить, глинтвейном? Хочешь, чтоб я спьянела?, А потом что делать со мной будешь? Грех же!»
«Эх, Бася, я бы с радостью – улыбался Гриша,– надо до этого дойти сначала. Но видно, по грехам моим Господь согрешить не дает»
Бася рассмеялась… «У нас тут в Крыму,- продолжала девочка,- есть хорошее вино «Седьмое небо князя Голицына», лучше даже ,чем «Черный доктор» ,мне нравится. У меня, кстати, настоятель его пьет … хотя я, конечно, совсем не пью вино, но если угощают – пью даже святую воду.»
Наступил вечер. Гриша, после разговора с Басей пришел домой, проехав пару остановок на трамвае. Гриша любил ездить на трамвае подобно Айе, героине книги Малина Кивеля: мечеть, собор и синагога, остановка «Сад Караева», магазин «Сыр и Вино» и ресторан «Корсар», оформленный в пиратском стиле. Евпаторию, действительно, что-то роднит с пиратством: в нем много одногогих, прибывших на полуостров искать сокровище облегчения… Придя домой Григорий , устало разделся и помолился Богу в одних трусах: он очень боялся «обмануть» девочку и не исполнить своего обещания, не сводив ее даже в «Модернъ». Пожалуй, это будет единственный случай в истории, когда обманщик так расстроится, если ему удастся «провести» свою жертву.
Эпизод III

Евпатория, улица Дувановского.

Есть что-то необычное в сумерках над приморским городом♫ : небо над ним имеет особенный цвет. Гиацинтовый покров укутал небосвод, словно облачение ветхозаветного первосвященника. Козел отпущения уже избран, изгнан в пустыню человеческого молчаливого одиночества. Для каждого из нас им является сам Бог. Солнечный свет, тот который еще остался, падал на зажженные фонари аллеи, и ,смешиваясь со своим ненатуральным аналогом, стекал на плитку, освещая торговцев книгами, чаем, фруктами, причудливую стеклянную пирамиду и стариков, играющих на аккордеоне. Навстречу Григорию шел мужчина лет тридцати - он решил провести своего друга, которого от Чака Норриса отличало лишь наличие очков, по своим любимым местам Евпатории. «Привет, Антон»,- поздоровался Григорий. Антон кивнул в ответ. В ларьке, рядом с гостиницей «Шерлок», Бася покупала «Оболонь», а Григорий только что покупался в море. Они встретились. Ища тему для разговора, будто мелочь в карманах перед продавцом, Гриша начал:
Г р и г о р и й.- А ты читала книгу «История Одиночества» Бойна? Очень красивая, красиво написанная.
Девушка, взяв покупку, отошла от ларька, как бы уступая место Грише, и заодно ненавязчиво понуждая его расплатиться за нее.
Б а с я. -Нет, Гриш, я ж работаю по четырнадцать часов в сутки. Мне некогда даже стакан воды выпить. Постоянный недосып. Кровь из глаз сочится. Тут хватало бы времени на самое главное. А не на второстепенные всякие вещи.
Г р и г о р и й. -А что, как тебе кажется, самое главное?
Григорий поправил волосы девушки♫ мимолетными движением, коснувшись ее виска, бережно, но четко проведя пальцами, будто пытаясь прочесть ее своими фалангами, как слепой читает книгу, написанную шрифтом Брайля… буквы под подушечками складывались в тянущее чувство грусти.
Бася открыла пластиковую бутылку, отхлебнув глоток. Гриша стоял рядом. В воздухе раздался «пшик» и запах кухонного полотенца, свойственный дешевому пиву.

Б а с я. -Ну, если ты серьезно, то, конечно - духовность. Как говорил Серафим Саровский…
Григория всегда поражала эта мгновенная, похожая на вьетнамский синдром, смена парадигмы, на которую способны церковные девчонки: наступая резко и внезапно, как звонок за полночь. Приступы эти неожиданные, словно судороги, подкрадывались подобно синдрому Туретта и обезображивали лицо девушки гримасами добра и братской любви, безукоризненными, как приходская стенгазета. Это скоро пройдет и ей «полегчает». Гриша пригласил ее прогуляться и продолжить разговор, купив ей шаурму Девушка не отказалась…
Г р и г о р и й.- Вот смотри, вспомним молитвы святого Возношения… священник молится: «ниспосли-, говорит- Духа твоего Святаго на ны и на предлежащия Дары Сия»… А дальше? «… и сотвори убо хлеб сей»… так вот вопрос, а что такое частица «убо»? как она переводится?
Б а с я. (жуя шаурму; смахивая большим пальцем соус с уголка губ) Угу
Г р и г о р и й-. Так вот (не обращая внимание на безразличие собеседницы)- «Убо» можно перевести, как «конечно же» Известно, что литургия в целом, в особенности же анамнезис берет свое начало и имеет своими корнями иудейский седер, как в прочем, и другие раввинистические тексты . Так вот в этих самых раввинистических текстах хлеб (в противоположенность вину) имеет значение телесности. Узко говоря ,сексуальной близости, но шире – телесности, плотяности вообще . то есть по сути мы говорим: не лишай меня, Господи, моей телесности, - всего того материального, что Ты сотворил «нас ради человек». Я хочу жить♫ , гулять по кромке моря босяком ночью, любить любимую женщину, читать хорошие книги. Я не хочу, и не буду предавать эту свою жажду… и об этом всем мы молимся в самом сердце литургии «сотвори весь этот «хлеб» - честным твоим телом… впитай это, пойми меня… это не лишнее, это не второстепенное… эта сама суть жизни и ее смысл»
Б а с я.- А что же тогда второстепенное? (со скучающей ухмылкой и ехидным упреком)
Г р и г о р и й-. Бог.
Б а с я.- ммм?…
Г р и г о р и й-. Кенозис. Понимаешь, в том и состоит суть творения и самоумаления Бога, что он из единственного Абсолюта становится чем-то не-единситвенным, не-монопольным он дает право и возможность существовать чему-то и кому-то кроме себя. И это и есть Смысл его творения. Поступиться Собой же. Дать альтернативу Себе же . Задумайся: в одной из самых радостных книг Ветхого Завета вообще не упоминается имя Бога. Есть жених и невеста. Но Бога там нет . потому что когда двое наедине – то лишний даже Бог. И именно это-то и есть чудо кенозиса. Два человека вместе и над ними нет давящего нависщего присутвия. Господь как бы закрывает за собой дверь. Мы называем Бога отцом. Любой батюшка прекрасно скажет скучающе-вышколенным баском о том, что «Бог - наш небесный отец, и обращаемся мы к нему – Отче Наш…». Да. А что сказано в священном писании про отцов? –«Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть.» (Быт 2.24)… да, у нас как правило принято отождествлять Бога с отцом почти исключительно тогда, когда речь идет о притче о блудном сыне… мол уйти от отца – преступление… но давай, Бася, вспомним, с чего вообще начинается, по сути история Ветхого Завета именно как Завета: Авраам уходит от отца. «пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего» (Быт 12.1), Иаков уходит от отца (Быт 28.2) И это не подлость. Раз уж мы так лихо отождествляем (что правильно) Бога с отцом, то мы должны применить к Нему и эту сторону отцовства: подвиг своевременной благой второстепенности. И именно этим-то.. этим Истинный Бог и отличается от всех других языческих богов: те требуют у человека самое дорогое, либо его жизнь (жертвоприношения ацтеков) либо, что еще хуже, - жизнь его детей (пс. 105.37), и только наш этого не требует. Кто Бог велий, яко Бог наш… и действительно , для многих людей, гораздо проще не спать ночами, отдать последний кусок, или сумму денег, чем просто принять мысль о своей «неединственности» в жизни любимого или вообще другого человека. Иногда это видно на примере некоторых пастырей. Порой священник готов идти на реальные жертвы: часами выслушивать своих прихожанок на исповеди и по телефону, пропускать обеденное время и даже помогать финансово, но тяжелее всего сделать шаг назад и не ставить самого себя в центр жизни, сказав, подобно Иоанну Предтече: «Ему должно расти, а мне умаляться.» (Ин.3.30). Вот эту то, главную, и самую тяжелую жертвенность Христа – мы и воспеваем в Возношении, при помощи этой частицы «убо». Это- то и имеем ввиду. Такое же и на утрени: «Величит душа моя господа и возрадуется дух мой о Бозе спасе моем» (Лк 1.46)… что же означают эти слова и песнопения?… Не все обращают внимание, что это практически цитата из книги Исайи (61.10): «Радостью буду радоваться о Господе, возвеселится душа моя о Боге моем; ибо Он облек меня в ризы спасения, одеждою правды одел меня» спросим себя: причем здесь одежда, причем здесь ризы? Взглянем на язык оригинала: то слово, которое переведено на русский как ризы на иврите звучит как בגדי( bigdei)... в иврите есть множество слов, обозначающих одежду… почему автор пророчества употребил именно это слово, а не слово שמלה(simla) например, которое используется в Быт 41.14, для описания одеяния Иосифа? Дело в том, что то же самое слово (beged) означает и предательство… именно оно употреблено в Исх 21.8, когда там говорится о поступке человека, который продает свою рабыню или наложницу, потому что та ему не нравится – он делает это bebigdo как бы «предавая ее»… в синодальном переводе «ибо пренебрег» … к слову говоря, именно это существительное для обозначения одежд, употреблено в трагическом 21 псалме, сбывшемся при распятии Христа: «yehaleku be bigdei lehem veal lebushi yapilu goral» - «разделиша риза моя себе, и о одежде моей меташа жребий» (Пс. 21.18), - не только римляне разделили одежду Христа между собой, но и апостолы разделили между собой предательство Христа. Почти все оставили его – убежали. Вот и получается: Господь облек нас, следуя Исайе, буквально спасением предательства\пренебрежения\одежды… спасением тех самых кожаных риз – которые Господь даровал Адаму и Еве по грехопадении. На протяжении веков экзегеты в этой кожаной одежде видели некую «плотяность» «огрубелость» человека . И вдруг Господь говорит «Я всего человека исцелил…» (Ин 7.23). и эти «кожаные ризы» – тоже, как и любые обстоятельства нашей жизни принимаются Богом целиком. А иначе и быть не может. Плох тот дантист, который, чтобы исцелить зуб – может только вырвать его. Плох полицейский, который, убивая преступника или террориста, калечит и его жертву, спасая ее. Может ли спасенный, после этого с искренней благодарностью посмотреть в лицо своему спасителю? Можем ли мы с любовью и радостью назвать своим спасителем Бога, который спас нас отняв у нас все, что нам дорого, всю жизнь, кроме себя самого? Уверен, что нет. «Возрадоваться дух наш о Бозе Спасе нашем» может только тогда когда в нашей жизни будет что-то или кто-то кроме Бога. Скажу больше: посмотрим на самую русскую и самую православную из икон: Троица Андрея Рублева… какой фрагмент из библии, какой иконографический тип она изображает? Правильно! «гостеприимство Авраама» - (Быт 18), но вот же, как: одним из ключевых фрагментов этого эпизода является спор Авраама с Богом! «да как же ты погубишь Содом, если там обретется…» … да, преподобный Андрей Рублев не изобразил Авраама на иконе и сам сюжет не про это, но он слишком соседствует с этим эпизодом спора и не может полноценно восприниматься в отрыве от него. Иными словами, почти у каждого православного христианина во главе святого угла стоит напоминание о споре с Богом. и несогласии с Ним. Казалось бы, почему такое? Однако не может и быть иначе. Ведь, парадоксально, но самая искренняя жертвенность до донышка - иной раз подразумевает и сочетается с чувством абсолютного собственичества: «я ради тебя отдал всё. Я пролил кровь. Боготвори меня». Как ни нелепо, как ни странно, но вот такая некрасивая логика подчас звучит из уст наших проповедников: «Бог некогда снизошел во ад. Пролил Кровь. Победил дьявола. Даровал тебе свободу. И именно поэтому ты должен всё отложить, пренебречь «мирскими удовольствиями» и максимально стремиться к абсолютно духовному. Только к Нему» всё это звучит очень благочестиво и логично, но проповедники эти не понимают одной простой вещи: они превращают Бога в Бургмистра из повести Евгения Шварца: я победил дракона, я ваш освободитель. Я ваш новый правитель. Повинуйтесь мне». И именно поэтому Господь дает с собой спорить и «побеждать себя» (Быт 32) и вообще, всячески умалять себя, не слишком и держась за свою божественность. Потому что Бог знает – поставь Он себя в Центре – то превратится в идола. Да. Я понимаю, сколько раз мы пытались обмануть сами себя. Убедить. Провести самих себя - много лет подряд… От них же первый есьм аз : у меня стояла оценка «отлично» по «теоретической жертвенности» и «аскезе на бумаге»… Но потом… знаешь.. потом я вслушался в слова просительной ектеньи: кончины «безболезненны, непостыдны, мирны…» казалось бы, речь идет о кончине… о переходе в мир иной… причем здесь «земные блага»? тут лишь бы спастись, лишь бы в рай попасть; ан-нет даже прося о кончине и о духовном – человек привносит туда мирские, житейские желания комфорта и уюта… хоть не жили благо, так хоть помереть дай, Господи, мирно и безболезненно… в жизни-то на такое надеяться не приходится… и вот тут, в этой то ектенье и раскрывается всё наше лукавство… обман самих себя и других: тянемся за духовным, совсем неземного просим и здесь – в последний момент – буд-то в каждом из нас просыпается какой-то «Мцыри»: «старик ты жил, ты жил старик я так же мог бы жить, так дай хоть умереть безболезненно»- этим, кстати, Бася, мы и отличаемся от тех же финнов, например: на картине Эдельфельдта Христос не противостоит пейзажу, окружающему Его. И Он и природа – прекрасны. Свет исходит отовсюду. На Аналогично же картине Иванова Богу противостоит мрак. Тьма везде, кроме Христа. Понимаешь насколько это глубокая разница мироощущения? И если мы всю свою жизнь отдадим Богу, или даже вернее иначе сказать: если мы будем думать, что так правильно, что он единственный на кого нужно смотреть – нам не избежать настроения лермонтовского монаха. Но хочет ли сам Бог в наших глазах уподобиться «старику»? «Старик! я слышал много раз, Что ты меня от смерти спас - Зачем?» не проще ли, не честнее ли, чтобы избежать этого немого упрека в адрес Бога - поступить так как сказал о Боге католический поэт семнадцатого века: «И я как Бог и Бог как я; И я велик как Бог и так же мал Он как и я; не может Он возвыситься над мною; не в силах я и ниже быть Его» Да, Господи, ты дал мне всё. Жизнь и душу, пищу и питие – и именно поэтому, потому что эту жизнь дал мне Ты – было бы кощунственным отказываться от того, что меня окружает… да, Господи, ты важен для меня. Но во мне есть то, что ты не можешь наполнить только Собой… я хочу жить .И Бог сам признает это, говоря: не хорошо быть человеку одному: (Быт 2.18). Сказал Он это, когда человек был еще не-падший, в раю. Какое одиночество? – ты с Богом в неповрежденном единстве. Разве можно испытать какую то тоску, недостаток, когда твое единение с Богом еще ничего не омрачает? Но из библии, как из песни – слов не выкинешь… - значит Бог Сам, и изначально постулирует то, что в человеке есть потребность не-Бога., … и именно в этом прекрасность человеческой свободы и именно в этом признании Премудрость и любовь Божия. Как мы могли об этом забыть? Как мы могли об этом не знать? как мы могли гордиться противоположенным? Я тоже гордился убеждениями в обратном. Стыдно.
Б а с я.- Ты всегда так грузишь, мне надо выдавать молоко «за вредность на производстве», потому, что я общаюсь с тобой.
Эпизод IV

Пляж, 16 июня.

Вечер и ветер♫ , виноцветное, как у Гомера, море целовало берег. Гриша и его подруга певчая пришли на пляж. Он смотрел на нее в купальнике и был счастлив, будто обладатель лотерейного билета №9672; и как и рассказы Жюля Верна – это была фантастика. Даже прекрасный как сама Ева Грин закат не мог состязаться с Басей. Щемящая грусть. Редьярд Киплинг говорил, что восток и запад это два разных мира и им никогда не сойтись… однако вопреки словам уроженца колониальной Индии, здесь на брегах одного из пляжей солнечной Евпатории им (востоку и западу то есть) это удалось: запад в лице людей в состоянии отдыхающих, будто сошедших с полотен художника Василия Ложкина, а так же ,отчасти, режиссера Кустурицы, и восток – в разносчиках различных товаров, сошедших ни то со страниц книг Орхана Памука, ни то с ближайшего автобуса «Евпатория-Саки», все ароматы, звуки , гудки сигналы «пшики» смешались, ширились куда-то за пределы культурных классификаций. Как здесь можно что-либо увидеть, различить? Однако глаз Баси зацепился за очень необычного старичка на треснувшем шезлонге, вслух самому себе что-то читавшему . Он был очень похож на грека Зонду из одноименного старого фильма и судя по очень интенсивному загару дедушка все время сидел на пляже и почти не купался в море… что выдавало в нем некоторое нездоровье.
- «Знаешь, ты был прав со всеми этими твоими выкладами-, подходя к Григорию, сказала Бася… - мы должны ему помочь. Провести его к морю хотя бы этим летом, хотя бы сегодня. Человек один раз живет, да и то в России. Надо ловить момент, наслаждаться жизнью, и помогать это делать другим. Давай, пошли.»
- Дедушка, а вы не хотите скупаться ? - Подошла Бася к старику. - Мы можем Вам помочь, провести через весь пляж к морю, если есть такое желание у Вас…
-Не стоит, наверное, дочка… я здесь уже…
Приняв робкий ответ старика за скрытое согласие и нежелание обременить («такие люди в жизни ни о чем не попросят сами» - подумала она про себя), девушка взяла его под руку и, потащила по горячему еще песку, несмотря на скованность старца… Григорий же помог подруге. Другого выхода не оставалось. Проведя человека сквозь отдыхающий которых «груды тел на грудах» и «над падшим строем свежий строй» , исполненные «Духа и добра» (так им по крайней мере казалось), добрались они до цели - кромки берега, доверив бережно робкого старика морю; корить себя было не за что: они (старик и море) наверняка были друзьями, ведь казалось, именно этот дедушка, когда-то давно занимался рукоборством с огромным негром, именно ему снятся львы. Лавиной море накрыло всех троих снеся шляпу со старшего из них в воду в один миг. Хотел ли старик Яков к морю? Было ли оно ему другом или безразличным соседом, каким обычно бывает для приморских жителей? Ни Гриша с Басей ,ни мы с вами об этом не узнаем: он вытер лицо ладонью. Молчал. На его лице были и удовлетворенность и радость и испуг и нежелание чего-то нового (или слишком старого, уже забытого) какое бывает у пожилых. Если парень с девушкой досадили ему старик вышел из ситуации победителем, потому что ни слова в укор не сказал своим спутникам. Ежели они вдруг исполнили его желание, то и об этом нам узнать не удастся, столь неочевидными и смешанными были его эмоции…
Эпилог

«Поступайте с другими так как вы хотели бы, чтобы поступали с вами, ибо в этом закон и пророки..» эту заповедь Христа часто приводят как пример абсолютной простоты высокой нравственности. «нет ничего проще – тут и думать не о чем – все очевидно» - будто говорит проповедник; я же считаю это наставление напротив самым сложнейшим. и самым «взрослым»: в отличии от заповедей-запретов «не убий», «не укради» или предписаний «перед сединой вставай» - эта заповедь предписывает нам: «думай сам что лучше», более того, удивительность и ответственность этого изречения состоит в том, что ее цель – благо ближнего… с ним необходимо поступить хорошо. Но критерием этого «блага» является твоё собственное чувство! Почему такое? Не логичнее, не правильнее ли было сформулировать фразу так: «поступай с ближним так, чтобы принести ему наибольшую пользу», или «… как ему будет приятнее, как он сам того хочет»… ведь нет никакой гарантии, что твои представления о добре одаряемым будут восприняты как благо… Возможно, проведя человека, как тебе кажется, через его невзгоды (как парень и девушка провели этим летом старика к морю), ты на самом деле обведешь его вокруг пальца и дашь «камень вместо хлеба»(Лк 11.11)… когда тебе покажется, что человеку нужнее строить, а не есть, когда сам ты сыт. Митрополит Антоний Сурожский говорил, что главным подвигом Антония Печерского было то, что он воспитал Феодосия как основоположника киновийного монашества на Руси, в то время как сам был отшельником. Иными словами он дал раскрыть своему ученику свои собственные таланты, а не сделал из него подмастерье, обреченного калькировать мастера. Антоний Печерский сделал шаг назад. Таков подвиг преподобного. Таков подвиг Бога. К такому подвигу призваны мы. Тем не менее сам Христос говорит именно так – ты, твои мысли, - мерило для того чтобы сделать ближнему хорошо… быть может потому, что мы все стремимся к одному – быть счастливыми? Тогда почему так стыдимся этого, получая порой «пятерки» по «страстолюбию» в церковно-славянском смысле этого слова?. Себя не проведешь… нам необходимо брать пример с Илльмаринена и уподобиться Иову– верить, что счастье возможно и в этой жизни♫ .

Литература:
Сакральные тексты.
1. Talmud Bavli (Hebrew Edition) Jerusalem. 2010
2. Златоуст Иоанн. Полное Собрание Творений в 12 томах (комплект из 25 книг) М. 2009
3. Мидраш Танхума, Вильна, 1899
4. Нисский Григорий. «О душе и воскресении» М, 2016г.
5. Шломо Ицхаки. Тора с комментариями Раши. В 5 томах (комплект) М. 2009
6. 1961 פירוש הטור הארוך על התורה ירושלים יעקב בן אשר
Научная и художественная литература.
1. Brown D.D., Briggs D.D., Driver D.D. The Hebrew and English Lexicon NY 1994
2. Gerhard Kittel, Gerhard Friedrich. Theological Dictionary of the New Testament NY 1964
3. Silesius Angelus. Cherubinischen Wandersmann. Stuttgart: 1926
4. Thayer J.H. Greek-English Lexicon of the New Testament: Coded with Strong's Concordance Numbers Dublin 1886
5. Булгаков С.Н. Утешитель о Богочеловеке. Часть 2 Париж 1936г.
6. Вигасин А.А. —История и культура древней Индии: Тексты М., 1990
7. Дьяченко Г.М. «Полный Церковнославянский словарь» СПб 1901 г.
8. Каптерев Н.Ф. Никон и Царь Алексей Михайловичъ СПб 1905г.
9. Кураев. А.В. Как делают Антисемитом М, 1998г.
10. Лённрот Элиас. Калевала (пер. Бельский Л.П.) М. 2010
11. Журнал Московской патриархии. 1967. № 3-4.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 101 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →