Православие в защиту протестных митингов и против полицейского произвола

Недавно я говорил, что поджигатели войны готовы перебить ноги благовествующим мир. Тогда это была только метафора. А 12 марта в Эссене (Западная Германия) действительность превзошла это. Сто жестоких людей—автоматов «мобильной полиции» пролили кровь юношей и девушек, собравшихся на митинг протеста против войны, разбивая им головы резиновыми дубинками. Приспешники США, реваншисты аденауэры уже начали драться.

А кто вообще дерется? Дерутся пьяные и злобные. Аденауэры опьянели от жажды крови и захлебываются от злобы. Но они уже получили отпор от тех, от кого всего менее ожидали — от собственных эссенских полицейских, отказавшихся избивать молодежь; и им пришлось выписать «мобильную полицию» из Дюссельдорфа. Это — предупреждение и серьезное основание к беспокойству для поджигателей войны. В этом радость и надежда для друзей мира.

архиеп. Лука Войно-Ясенецкий
ЖМП 1951, № 5 с. 8.

Патриарх все верно сказал о суде. Но не о своем.

"Суд есть непременное условие выявления справедливости, правды... Иногда столкновение интересов бывает настолько значительным, что становится ясно: для его разрешения требуется третейское вмешательство. Таким третейским вмешательством и является суд. Приходя на суд, люди передают свою проблему, свой конфликт, столкновение своих и чужих интересов третейской силе, полагая, что судья беспристрастен, что он способен объективно рассмотреть конфликт".
http://www.patriarchia.ru/db/text/5782117.html

Всё так.
Но церковный суд, подчиненный патриарху, никак не может быть "беспристрастен и не может "объективно рассмотреть конфликт". По той причине, что судебная власть в церкви не отделена от административной.

Надежда на то, что суд может быть "беспристрастен и объективен" может быть лишь в двух случаях:

1) если это суд случайно выбранных людей (суд присяжных), у которых не может быть конфликта интересов со сторонами процесса (а если он возможен, то обе стороны вправе отклонить того или иного заседателя)

2) если судья изолирован от этих возможных конфликтов (то есть он только судья), и в своей жизни и он независим от административной и даже законодательной власти (то есть принятый парламентом закон, он должен исполнять, но на звонок депутата или главы парламента реагировать не должен).

Про церковный суд ничего такого сказать нельзя. Но радует, что патриарх хотя бы понимает, каким должен быть суд в принципе.

Патриарх справедливо признает, что "Любой человеческий суд можно повернуть в свою пользу; так бывает не всегда, но уж если есть очень сильное желание и огромные возможности, то человеческий суд может поддержать одну из сторон".

Так почему бы не защитить церковный суд от давления со стороны человека с "огромными возможностями" и "сильными желаниями"?

Патриарх говорит: "Сам факт существования суда, основывающегося на законе, который в свою очередь основан на нравственном чувстве человека, и есть убедительнейшее доказательство Божественного присутствия в мире".

Но если подчиненный ему суд основан не на этом, а на очень узко понятых корпоративных или личностных интересах, выходит, будто Бога вообще нет?

"Тот, кто прав, защищает ценности, заложенные в его нравственном чувстве, а нравственное чувство имеет своим источником Самого Бога. У нравственности нет иного источника — только Божественный источник".

Этот тезис менее бесспорен. Но когда я сказал патриаршему суду, что действую именно по настоянию своей совести (= "нравственного чувства"), это было проигнорировано. Патриарший суд считает, что действовать можно исключительно "по благословению епископа".

"Без Бога не было бы никакой абсолютной правды, а значит, не было бы и нравственности, как не было бы и закона".

Так, а ее и нет - "абсолютной правды". Бог есть. Бог есть Абсолют. Но Он и только Он. А человеческие представления об Абсолюте вовсе не абсолютны. И это не отменяет возможности суда. У людей нет абсолютно верных представлений о мире. Но всё же марсоходы долетают и работают. Ученые знают ограничения своих собственных теорий и гипотез, но умеют работать с определенными допусками и аппроксимациями. В мире нет идеальной системы права или идеальных политических и экономических конструкций ("рая"). Но не во всех обществах воцарился ад.


"великий ученый Иммануил Кант и говорил, что величайшее доказательство Божие — это звездное небо и нравственный закон в сердце".

Эта фраза была сказана Кантом не в качестве величайшего доказательства бытия Бога. "Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне".
(Критика практического разума. Заключение).
Про "звездное небо" у Канта вообще было сказано в порядке самоуничжения. Этот кантовский афоризм сродни державинскому "я раб, я царь, я червь, я бог".

"Первый взгляд на бесчисленное множество миров как бы уничтожает мое значение как животной твари, которая снова должна отдать планете (только точке во вселенной) ту материю, из которой она возникла, после того как эта материя короткое время неизвестно каким образом была наделена жизненной силой. Второй, напротив, бесконечно возвышает мою ценность как мыслящего существа".

А дальше Кант говорит, что "удивление и уважение хотя и могут побуждать к изысканиям, но не могут их заменить". Наука без метода приводит к астрологии, а религия - к суеверию. Чтобы не забрести в эти тупики, Кант предлагает руководствоваться и в области естествознания, и в области этики следующей максимой - "заранее хорошенько обдумывать все шаги, которые разум намерен сделать, и делать их, только руководствуясь заранее хорошо продуманным методом".

Только так удастся "предотвратить взлеты гения, которые, как это обычно бывает с адептами философского камня, без всякого методического исследования и знания природы обещают мнимые сокровища и растрачивают сокровища настоящие".

http://iakovlev.org/zip/kant2.pdf

Как видим, после выражения удивления и уважения, Кант предлагает думать, а не просто восторгаться и цитировать Библию.

Людмила Гурченко - певец антисионизма



(Музыка и слова - Ян Табачник)

Среди деревьев за углом,
В тени густых ветвей,
Стоял старинный серый дом,
В нём жило пять семей:

Профессор старый Левинсон,
И Фридман-адвокат,
Портной Каминский, врач Самсон,
Сапожник Розенблат.

А во дворе берёзы - гордость тёти Розы,
И пышных два каштана, что посадила Жанна,
Ещё растут два клёна - любимцы Соломона,
И вишня небольшая, что вырастила Рая.

Они прожили много лет
Одной большой семьёй.
Бывает так: славный сосед -
ближе, чем родной.

Теперь гляжу я сквозь года
На этот серый дом.
Поуезжали кто куда,
А дом пошёл на слом.

Во дворе берёзы - гордость тёти Розы,
И пышных два каштана, что посадила Жанна.
Ещё росли два клёна - любимцы Соломона,
И вишня небольшая, что вырастила Рая.

Мне кажется, что это сон,
Мне не хватает их.
И лечит старый Левинсон
Детей, но не моих.

Портной Каминский не сошьёт
Костюм на выпускной...
И Розенблат не подобьёт
Мне обувь в мастерской.

И скажет Фридман-адвокат,
Что "люди все равны".
Но если едут все подряд -
ах… "кому мы здесь нужны?"

Сюда наведываюсь я
И в стужу, и в жару.
Здесь был мой дом, моя семья,
Наверно, здесь умру.

И снятся тёте Розе листья на берёзе,
Тоскуют два каштана, что так далёко Жанна.
И ждут давно два клёна приезда Соломона,
Ждет вишня небольшая, что вырастила Рая.


Музыка - кафе-шайтановое дерьмо.

Людмила Гурченко - как всегда, прекрасна.

Тема и текст... Ну, в "Прощании с Матёрой" Валентина Распутина тема потери родного дома раскрыта лучше.

Интересно тут другое: если для "тети Розы" березы стали родными - значит, она осознает своей родиной страну берез и вишен (Одесса это или Петербург - неважно).

В песне нет намеков на репрессии и принудительное выселение (в истории и в поэзии это было - см. мандельштамовский "Я вернулся в мой город", но вот именно в этой песне этого нет).

То есть автор (или герой) песни считает родиной не Израиль, а наши края, и сожалеет о том, что евреи эти края покидают.

Это "На реках Вавилонских" наоборот. Мардохей и Эсфирь в Вавилоне со слезами вспоминают соседей, репатриировавшихся в Иерусалим: как хорошо нам было вместе, а теперь и зубы лечить не у кого...

И это полный антипод идее сионизма.

Вывод? Банален: еврейский мир (как и любой другой нормальный мир) отнюдь не монолитен.

Мои древности


https://www.youtube.com/watch?v=oa0P9XNZJPU

На стене - коврик с Добрым Пастырем, который я привез из Иерусалима в марте 1991го. Такой ранее я видел в келье у о. Кирилла Павлова (вдобавок в Иерусалиме мы жили с ним в одной келейке), и потому несмотря на свою китчевость, он был мне очень дорог. Спасибо родителям, которые терпели этот китч.

С праздничком

"Международный женский праздник, праздник свободной и равноправной советской женщины, Русская Православная Церковь отмечает вместе со всем советским народом".
Журнал Московской Патриархии. 1951.№3, с. 39.

О. Джироламо составил величание:

Величаем вы, святеи праведная Кларо и мученице Розо, и чтем болезни и труды ваши, имиже трудилися есте во благовестии Марксове"

(заменил последне слово)

***

Вообще этот номер ЖМП политизирован выше обычного. С 6 по 28 страницу вообще нет слов "Бог", "Христос", "Евангелие". Зато цитируется тов. Сталин.

А митрополит Николай Ярушевич на стр. 18 уверяет -"всем нам известно, как 25 июня 1950 года орды корейских американской марионетки - Ли Сын Мана подло напали на КНДР по указке своих американских хозяев. Известна тщательная разработка этого отвратительного, по своей низости, акта".

(Всё было ровно наоборот, и потому уже 28 мая войска Ким Ир Сена заняли Сеул).

Заметка "Зимние каникулы в Московской Академии и семинарии" повествует о том, как семинаристы

"по благословению Его Святейшества ездили в Москву, в музей подарков Иосифу Виссарионовичу Сталину... В книге записей посетителей есть запись "Вот школа подлинной любви к своей Родине!". Мы бы хотели сказать то же самое о всем, показанном нам в музее подарков И. В. Сталину" (стр. 51).

В этой заметке не раз упоминается, что инспектором МДАиС тогда был прот. Всеволод Шпиллер, "дедушка" ПСТГУ.

***
Часто говорят, что главная причина революции - в запоздалом проведении давно назревших реформ.

Вот пример одной из них: разрешение девушкам получать высшее образование. Я в своем мужском эгоизме и не задумывался над этим, а положение и в самом деле было, мягко говоря, странным. Мария Кюри еще на исходе 19 века открыла явление радиации, а российская бюрократия до самой революции так и не решилась легализовать право женщин на обучение в университетах.

по теме см. https://rg.ru/2020/02/28/rodina-tomsk-univer-studentki.html

Меня более всего умилило требование "совета присяжных Омской судебной палаты" в мае 1917го (!) дать "конфиденциальные сведения о нравственных качествах" женщины с прежнего места ее работы.

Так что были времена, когда феминистки и их требования были правы.

День рождения настоящего волонтера

Ирина Агаян:

Дорогие мои друзья, сегодня у меня день рождения и я осмелюсь попросить у вас в подарок пожертвование.
Несколько лет мы с Валентин Коновалов и компания ходим в больницу раз в неделю купать детей. Очень нужна новая ванна на колёсах, которая хорошо ездит, у которой откидываются боковины и имеется сливной шланг и стоит она 540 тыщ. Мы очень хотим собрать деньги на синюю новую ванну-каталку, без неё невозможно искупать в палате, не отключая от Ивл, кроме прочих ее удобств.
Этой ванне будем очень рады мы все: компания волонтёров, дети из интерната, родительские дети на Ивл, без ивл, мамы, папы.. это конечно гигиена, пена с запахом манго и кокоса, шампунь для «нежных локонов» очень подходящий для одной нашей любимой красавицы, но еще и то, что мы приходим из другой небольничной жизни, слушаем вместе музыку, дурачимся, не торопимся, а мамы обнимают при встрече нас так, что кости хрустят...

Почему собираем мы с вами - внятного ответа нет, но это сейчас именно так, поверьте.

Номер телефона и карты в первом комментарии, и спасибо вам большое!

Карта 4274 3200 6572 6138

+7 (903) 740-01-98

Валентин Владимирович

**
Ирину я знаю более 20 лет. Волонтер она не потому, что раз в неделю ходит к детям. Она работает патронажной сестрой в хосписе для стариков.

У нее нет времени читать мой журнал, и потому я скажу, что в ней больше света, жертвенности и любви, чем в синоде и мне вместе взятых.