диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Ближе к народу или к кассе?

"владыка так и не соизволил встретиться с людьми и ответить на волнующие их вопросы. Писали ему и письма, и лично подходили – все впустую. Последний раз он согласился встретиться с приходом 4 ноября после богослужения, но после него сразу уехал, сказав, что во встречах не нуждается. Люди стояли, как оплеванные. Потом духовник епархии нам сказал, что владыка, оказывается – это уровень губернатора республики, к нему нельзя вот так подойти и попросить о встрече. Очень странно это слышать, когда пастырь сравнил себя со светским начальником. Невольно спрашиваем себя: а какой тогда это пастырь? И зачем он тогда нужен? Где та близость к народу, о которой он же нам и говорит?"

(речь идет о епископе Игнатии Тарасове. Знаменитом питерском "анаксиосе" и авторе джип-ДТП, повлекшем увечья женщины, ценителе юношеской красоты.
http://diak-kuraev.livejournal.com/828808.html
http://diak-kuraev.livejournal.com/829478.html
http://diak-kuraev.livejournal.com/1026539.html?thread=292877291

В связи с последним - ну кто бы объяснил этому прелестному священноиноку, что медали и ордена -даже те, которые заслужены не задницей - не цепляют на богослужебные ризы?!

)

В письме также упоминается следующая история:
http://diak-kuraev.livejournal.com/973806.html.)

Подробнее:



Ваше Святейшество!

Обращаются к Вам прихожане Троицкого храма г. Сегежи Костомукшской епархии Русской Православной Церкви. Два года, с момента основания, епархией управляет епископ Игнатий (Тарасов). Мы хотели бы Вам кратко рассказать о том, что за эти два года наш приход не расцвел, не остановился на одной ступени, а просто деградировал, благодаря усилиям, как ни странно, самого владыки. Но печально и то, что так происходит повсеместно в епархии, в каждом приходе.

Особенность нашего прихода в том, что у нас до сих пор не достроен храм. Мы молимся в нижнем храме, в то время как верхний храм имеет отстроенный корпус, но не отделанный, а это требует долгого времени и средств. Дело в том, что в течение последних десяти лет храм медленно, но верно строился: находились люди, жертвовались средства, фактически это было делом всего города, поскольку наш храм – архитектурная доминанта. Он стал не только по этой причине доминантой: многие годы вокруг храма тяжелым трудом прихожан разводился прекрасный сад. Предыдущие настоятели всегда выделяли средства на то, чтобы у нас росли красивые цветы, чтобы территория украшалась альпийскими горками, декоративными конструкциями – все это мы делали и делаем не для своих только глаз. В наш сад приходят горожане, гуляют с детьми, потому что во всем городе больше нет такого места. Согласитесь, это тоже своего рода миссионерство, что на фоне окружающей неблагоустроенности есть пример бескорыстного труда для всех без исключения людей, приходящих к храму. Наш приход славился и активной просветительской работой: мы проводили замечательные престольные праздники, Рождество, Пасху, День Победы, другие праздники – все со спектаклями, песнями и чаепитием. На праздники приглашались все желающие, особенно дети как наших прихожан, так и обычные школьники и воспитанники детского дома. У прихода была практика кормить бездомных по выходным. Постоянно проходили разные встречи, катехизаторские курсы, приезжали гости. Такая картина сохранялась до 2013 года.

С приездом нового архиерея, уехал многолетний настоятель храма о. Владимир Глазунов, а потом в течение двух лет ушло еще три священника. Именно при нем был возведен первый и второй этажи храма, при нем активное обустройство территории и приходская жизнь нашли свой расцвет. Но владыка Игнатий посчитал, что все это лучше минимизировать, а увеличить выплаты в епархию. Они возросли с 20 тысяч до порядка 150 тысяч при последнем настоятеле. С августа сего года владыка сам стал настоятелем, так что фактически весь доход уходит ему в руки.

Еще одна важная проблема – у приходской территории до сих пор нет забора, который бы охранял имущество, расположенное на территории, и не допускал в ночное время собак и тех, кто ворует цветы. Этот вопрос поднимался неоднократно в последнее полугодие, но были только обещания. Мы совершенно не видим сколько-нибудь явной заботы о приходе со стороны архиерея. Складывается отчетливое ощущение, что от нас ему нужны только деньги. Мы не отрицаем, что приход должен отчислять налог, но должен же быть какой-то адекватный подход. Храм простаивает, его завершение идет крайне медленно – в нем работает всего лишь один человек. Епископ не проявляет к строительству никакого интереса, только упрекает в медленной стройки и ждет, когда его с помпой пригласят и выскажут слова благодарности.

Вопрос не только во времени, а в том, что люди не видят ощутимый результат и не понимают, для чего жертвовать деньги? Ведь на храм не идет, мы уверены, даже четверти от всего дохода прихода. Город Сегежа – второй относительно большой город епархии (население 28 тысяч), и говорить о том, что за 2 года денег хватило только на покраску и отделку окон, просто смешно. Даже меценаты, которые ранее помогали приходу, сейчас от него отвернулись, поближе познакомившись с ситуацией и на приходе, и в епархии в целом. Мало того, что финансовая сторона абсолютно непрозрачна, так еще происходит постоянная чехарда с бухгалтерами, а это явный признак того, что с бухгалтерией не все чисто.

Летом этого года уехал последний настоятель-священник, и настоятелем назначил себя владыка. На приход прислали нового председателя приходского совета А. Горланова – обычного мирянина, имеющего о церковной жизни весьма отдаленные представления, личного водителя владыки, не имеющего элементарной культуры. С ним приехала заведующая епархиальным складом Е. Корчагина, с которой у них было блудное сожительство и они были отлучены самим архиереем от Причастия (на данный момент они в законном браке, когда этот факт стал общеизвестным). И как должны прихожане относиться к таким «хозяевам»? Завскладом взяла на себя церковную лавку и сразу начала наводить порядки, торговля для нее – смысл пребывания на приходе; водитель, он же староста, обещал помогать по хозяйству на приходе, а по итогу был в разъездах и палец о палец не ударил. Приехали люди, глубоко равнодушные к приходу, их задача – снимать церковные кружки и считать деньги. На вопросы о необходимых для прихода тратах ответ был один: денег нет. Причем эти товарищи не гнушаются возмущениями, криками и хамством. Новый староста (председатель совета) – лицо совершенно бессмысленное, потому что и совета-то никакого нет. Ни перед кем он не отчитывался: ни перед приходским советом, ни перед собранием – они просто не проводились. Поэтому даже тут, на уровне устава прихода, есть нарушения в участии прихожан в жизни прихода. Особенно удивляет, как церковные кружки с целевыми пожертвованиями (на сад, например) просто опустошались для любых других целей. Прям на глазах у садовода староста отклеил надпись «На озеленение» с ящика со словами: «Была кружка на озеленение, а теперь – нет».

Люди, полжизни отдавшие приходу, остались никому не нужными, обвиненными в воровстве и бунтарстве. Штатного священника иером. Илариона (Резниченко), выпускника семинарии и духовной академии, вынудили уйти за штат, оклеветав силами этих же пришлых людей. Архиерей даже не погнушался использовать лжесвидетельство в виде подложных доносов, наверное, им самим составленных.

С кем и чем мы остались? Благочинный района о. Вадим Федоров – недавно рукоположенный и уже в возрасте священник без семинарского образования, совершенно не умеющий наладить церковную жизнь, дать знания прихожанам. Люди дезориентированы и возмущены таким отношением епархии к ним. С клироса ушла половина певчих. Службы стали не в радость, а в тягость.

За все месяцы своего настоятельства владыка так и не соизволил встретиться с людьми и ответить на волнующие их вопросы. Писали ему и письма, и лично подходили – все впустую. Последний раз он согласился встретиться с приходом 4 ноября после богослужения, но после него сразу уехал, сказав, что во встречах не нуждается. Люди стояли, как оплеванные. Потом духовник епархии нам сказал, что владыка, оказывается – это уровень губернатора республики, к нему нельзя вот так подойти и попросить о встрече. Очень странно это слышать, когда пастырь сравнил себя со светским начальником. Невольно спрашиваем себя: а какой тогда это пастырь? И зачем он тогда нужен? Где та близость к народу, о которой он же нам и говорит?

Интересно поразмышлять, какое миссионерское значение это все имеет? Горожане наслышаны, что на приходе нестроения, даже раскол. Прихожане не имеют никакого желания жертвовать на храм, потому что на храм ничего не пойдет, нет желания помогать. Тем временем в городе процветают секты, а приходу нечего им противопоставить. Напротив, они пользуются ситуацией, что у православных не все в порядке. А что противопоставить, если руководитель миссионерского отдела – благочинный района – совершенно не образован, и ничего не может сделать. Руководитель отдела религиозного образования – дважды женатый протодиакон Сергий Олюнин без соответствующего образования. Что он будет говорить детям и учителям?

(Из комментариев к данной записи:
"Протодиакон Сергий Олюнин у нас служил в Кемеровской епархии.
Насколько я помню покойный владыка Софроний лишил его сана.
Как он второй раз стал протодиаконом?").

Воскресная школа пока еще выживает вопреки всему, а ведь это была лучшая школа епархии, не побоимся это сказать. Финансирование на нуле, со стороны духовенства и епископа никакой заинтересованности, все держится на голом энтузиазме преподавателей. В воскресной школе работают два преподавателя, им плятят 3 и 4 тысячи рублей – большие ли это деньги, чтобы и их в итоге перестали платить? На просьбу выделить средства для традиционного рождественского чаепития для детей и на подарки, староста закатил истерику, как будто мы просим невозможного. Это ведь позор! Как можно экономить на детях? Как можно так относиться к великому празднику, от которого все ждут радости и света, особенно дети? Воскресная школа традиционно готовит рождественский спектакль, чтобы потом показать и жителям города, и в детском саду, и на приходе. 21 ноября должна была состояться репетиция у детей в воскресной школе. Когда пришли дети и педагоги, оказалось, что в приходском доме происходит гулянка у епископа и приближенных по случаю гражданской росписи старосты. Их просто не пустили туда, а заранее никто не побеспокоился их предупредить – дети репетировали на улице, все замерзли. Это просто безобразие и хамство!

Урезаны ставки дворников ниже некуда. Скоро некому будет печь просфоры – люди отказываются помогать. А причина проста – люди отказываются работать не потому, что им не плятят (а это тоже важно), но потому, что к ним нет уважения как к прихожанам, жертвователям и строителям. Люди – просто масса, которая должна рукоплескать епископу. Приходской дом по сути не принадлежит общине, там гуляют праздники и свадьбы назначенцы епископа. Свернуты все образовательные программы, так как их попросту некому вести – нынешнее духовенство абсолютно безграмотно, их в тупик ставят простейшие библейские вопросы. Потихоньку растаскивается приходская библиотека – нет контроля.

Как итог – прихожане пожаловались депутату Законодательного Собрания Республики Карелия А. Рогалевичу, чтобы он как-то помог в сложившейся напряженности, вышедшей за рамки прихода. Им было составлено письмо с просьбой проявить мудрость и просто встретиться с приходом, ведь такое положение дел не делает чести ни приходу, ни самой епархии, им возглавляемой. Он обратился не просто как депутат, но, прежде всего, как прихожанин и жертвователь храма – он имел на это полное моральное право. В ответ – возмущение, что депутат посягнул на православие. Но кто выигрывает во всем этом деле? Именно те недруги православия, которые ищут повода. Но недругами сейчас пытаются представить нас – тех, кто хочет, чтобы приход остался семьей, а не деньгодобывающим предприятием с сомнительными менеджерами.

Все это не очень приятно описывать, но уже нет сил смотреть на эту вопиющую наглость. Почему мы, прихожане, за счет которых покупает иномарки наш архиерей, облачается в золотые одежды – не можем задать ему вопросов и получить ответы? Это на какой такой традиции основано? Почему епископ стал недосягаемой личностью? Разве есть в этом что-либо христианское? Вместе со Христом могли ходить простые люди, к нему прикоснулась кровоточивая женщина, он благословлял детей – а что мы видим теперь, через 2000 лет, в небольшом северном городке? Епископ у нас, оказывается, как губернатор, хотя должен служить народу Божию, а не безотчетно обирать его. Наверное, скоро приставят к нему личную охрану. Он за наш счет купил дорогую машину, а потом разбил ее в порыве веселья, на всю жизнь покалечив женщину. Как мы должны смотреть людям в глаза? О какой миссии и доверии к Церкви вообще может идти речь?

Нам надоело заискивать перед этим человеком. С какой стати? Он ничего не создал, только рушит. В городе люди сильно смущены, а мы намерены идти дальше, мы не смиримся с таким беззаконием. Мы намерены вынести эту проблему на общественный суд и даже просить горожан не жертвовать ни копейки на храм, потому что по-другому, кроме как рублем, повлиять не получается. Зачем жертвовать деньги, которые уходят в никуда? Пусть приход на время обеднеет, чем будет с каждым днем снискивать себе дурную славу.

Нам могут задать обычный в этом случае вопрос: «Ну а что же вам мешает и сейчас продолжать трудиться на приходе, на благо храма, ведь это все не для епископа, а для Бога?» Отвечаем: для Бога – ничто не мешает. Но епископ стал теперь средоточием, важно ему угодить, а не Богу. Бог не отлучает от Церкви, не ругается и не пренебрегает людьми, а человек вполне такое может сделать. Церковь из людей состоит, и начальство церковное – тоже люди, которые умеют даже препятствовать Божиему делу тем, что относятся к приходу потребительски. У кого после этого будет желание? Ведь люди многое делают бескорыстно. А ведь приход – это семья, здесь нельзя делать что-то насилу, без желания и воодушевления – это не принесет результата. Поэтому и получается, что наше, человеческое, не дает действовать в нас Божественному. Епископ – пастырь, он должен нас направлять, любить и проявлять в нас лучшее, а не «стричь деньги» и «бить жезлом».

Просим Вас повлиять на нашего епископа, который пока еще не до конца истребил то доброе и хорошее, что создавалось годами в нашей общине.

Прихожане Троицкого храма г. Сегежи, 11 декабря 2015 г.

* Данное обращение было выслано в бумажном виде в канцелярию Московского Патриархата 14 декабря 2015 г

https://www.change.org/p/%D0%BF%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B0%D1%80%D1%85-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B8-%D0%B2%D1%81%D0%B5%D1%8F-%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B8-%D0%BA%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%BB-je-suis-segezha?recruiter=34161390&utm_source=share_petition&utm_medium=facebook&utm_campaign=autopublish&utm_term=des-lg-share_petition-reason_msg&fb_ref=Default





Понятно,что о. Илариона епископ сразу отправил под запрет. Блог о. Илариона - https://vk.com/rev.hilarion
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 134 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →