диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

В защиту катехизации и Геннадия Фаста

Архиепископ Красноярский Антоний на страницах своей епархиальной газеты выступил с программной статьей о катехизации.
Хорошо, что появилось такое публичное выступление красноярского архипастыря. Без этого могло бы показаться, что  град низложений, посыпавшийся на прот. Геннадия Фаста, недавнего руководителя епархиального отдела катехизации, порожден просто личностной несовместимостью архиерея и протоиерея.
Теперь понятно, что различия богословские.

Зачин статьи вл. Антония таков: «В настоящее время наши городские и иные сайты в Интернете с легкой руки главного «дирижера» всей этой лукавой возни всячески муссируют тему о «катехизации», порой преднамеренно искажая смысл самого вопроса».
Сегодня уже редко можно встретить автора, который может в одну речевую единицу вместить столько штампов советской пропаганды. Ясно, что автор не следовал совету проф. Преображенского и читал-таки советские газеты за завтраком и не только.
Ясно и другое: «традиционализм» владыки – родом из СССР. Святоотеческое предание имеет к нему весьма слабое отношение.

Вторая фраза  преосвященного автора еще более поражает: «Православная наша Святая Церковь изначально руководствовалась Духом Святым, избегая влияния на Нее извне».
На самом деле влияний было огромное количество - и уж тем паче в вопросах принятия кадровых решений или в вопросе о способах миссии и катехизации.
Но главное не в этом. Главное в том, что судьбой о. Геннадия обеспокоились люди, отнюдь не чуждые Церкви. Это священники и образованные миряне. Архиеп. же Антоний этой своей фразой всех, кто выразил недоумение от его решения или сочувствие о. Геннадию, объявил чуждыми Церкви. Неужели в Красноярской епархии реинкарнировался дух Короля-Солнца с его незабвенным «Государство  - это я!»?.

Далее идет не-изящная подмена  термина: «По существу, вся наша жизнь на земле и по Святом Крещении являет собой оглашение о вере через храм Божий, доступный в любом возрасте и в любой ситуации».
Владыка, это все же модернизм – брать традиционное церковное слово и навязывать ему новый для него смысл, удобный вам из чисто полемических нужд. Да, научение продолжается всю жизнь христианина. Но оглашение – это именно подготовка к приятию св. Крещения. С минуты входа в купель оглашаемый перестает быть таковым и становится «верным». Так что не надо подменять вопрос о том, как научить вере того, кто просит о крещении,  вопросами уже церковного пастырства. Оглашение в Церкви всегда сопоставляется с Таинствами – и именно в  смысле их разделенности: Таинства – для одних, оглашение – для других, для тех, у кого еще нет доступа к Таинствам. Владыка же Антоний возглашает модерновую формулу: «оглашение, или полноправное пребывание в Таинствах Церкви». «Пребывание в Таинствах» – это уже обожение, а не научение, это практика, а не теория…

Следующая фраза архиерейской статьи вызывает мое полнейшее согласие: «Главное, чтобы человек взрослый или восприемники младенца понимали, как важно ориентировать себя на жизнь, достойную христианина, жизнь, немыслимую без Святой Церкви и данных нам Самим Господом в ней установлений».
Вопрос в том - как добиться такого понимания. А также  в том, можно ли придти к такому результату, не раскрывая перед этим человеком смысла «данных нам Самим Господом  установлений».

А дальше опять что-то очень модерновое – «относительно Святого Крещения или Святого Причастия, к примеру, востребованного больным, находящимся при смерти, — священник не имеет права в этом отказать, даже и в ночное время».
Почему? Священник имеет право отказать даже в предсмертном причастии атеисту или еретику. Если священник видит, что умирающий и не намерен каяться и исповедовать веру во Христа, он может его и не крестить и не причастить. Ведь вполне может быть, что священника позвали родственники умирающего, а сам этот человек и не думал всерьез примиряться с Церковью… А, может быть, священника позвал отходящий всеядный оккультист, который на всякий случай решил по очереди заручиться предсмертными напутствиями всех любимых им религий (и после батюшки в его комнату войдет еще и шаман)?
Владыка Антоний в тех случаях, когда он не отдыхает в Испании или США, любит обличать латинскую ересь. Может ли эти его слова вспомнить красноярский священник, которого позвали причастить умирающего (но отнюдь не отрекающегося от католичества) католика?

Далее владыка говорит о том, как подобает крестить детей  в случае смертной угрозы. С этим никто из православных не спорит. Но прежде разговора об исключении из правила не худо было бы все же сформулировать само правило оглашения в обычных условиях и настоять на его исполнении. Вместо этого владыка исключение использует как молот для сокрушения нормы.

Владыка вроде бы озабочен судьбой некрещеных младенцев. Он  считает, что они неизбежно погибнут. Но такое мнение совсем не обязательно для православного: «Передавал мне отец Иларий, монастырский духовник, что отец Амвросий отзывался о некрещеных младенцах так: хотя они по заслугам Господа Иисуса Христа и будут в Царствии Небесном, но останутся слепыми, то есть лишатся возможности зреть лице Господа, вследствие того, что в Таинстве Крещения с них не смыт прародительский грех» (Старец Варсонофий Оптинский. Келейные записки. М., 1991. С. 24). Ср. мнение святителя Григория Богослова о людях, которые по малолетству или не по своей воле не были крещены: «Последние не будут у Праведного Судии ни прославлены, ни наказаны; потому что, хотя незапечатлены, однако же и не худы, и больше сами потерпели, нежели сделали вреда. Ибо не всякий, не достойный наказания, достоин уже и чести; равно как не всякий, не достойный чести, достоин уже наказания» (Святитель Григорий Богослов. Слово 40. На святое Крещение // Творения: В 2 т. Троице-Сергиева Лавра, 1994. С. 558).
Кроме того, если бы и в самом деле владыка верил в то, что он написал, он, наверно, иначе управлял бы епархией. Он бы не стал считать преимущественным направлением епархиальной миссии пышные концерты и фестивали церковных хоров. Он бы, наверно, все ресурсы епархии (властно-влиятельные, личные, кадровые, финансовые и т.п.) направил бы на миссию и на школу. И на роль своего преемника-викария, наверно, выдвигал бы людей, отличившихся в деле миссии, а не …

Владыка убежден - «В практике Святой Церкви никогда не стоял вопрос «крестить или не крестить» в зависимости от уровня познания Истины, которая дается катехизатором».
Владыка неправ логически. Вера православного христианина определенна. Это не вера в  нечто. Тот, кто не знает сути нашей веры, исповедует безбрежный «экуменизм»: «Что-то там есть». Христианин же должен знать,  во что верует и что именно делает его христианином. Тот, кто ничего не знает и не желает знать о Спасителе, Его учении и Его Церкви, не может быть крещен.
Владыка неправ исторически. Он забыл трезвый принцип - «никогда не говори никогда». Надеюсь, для маститого архипастыря не составит труда найти труд Павла Гаврилюка «История катехизации в древней Церкви (М., 2001).
Владыка неправ дисциплинарно. Понимаю, что чтение серьезной научной книги затруднит Владыку. Но ведь чтение писем из Патриархии входит в его прямые обязанности. И еще 24 июня сего года электронная почта донесла ему циркулярное письмо из Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии. И там сказано: «Основным содержанием катехизации является наставление уверовавшего в Бога человека в нравственных нормах христианства, сообщение ему главных вероучительных истин, ознакомление его со Священным Писанием».

Арихеп. Антоний настаивает – «Обратим здесь внимание и на то, что Господь никогда не ставил перед исцеляемыми Им иудеями и даже язычниками каких-либо «предварительных» условий, кроме одного — веры в Господа».
Ну, вообще-то исцеление и крещение - не одно и то же. Наши святые исцеляли и язычников, и мусульман, и атеистов. Для исцеления и в самом деле не нужно знания православной веры. А для крещения – нужно.
И в самом деле, большинство крещеных в 20 веке соглашались верить в лучшем случае «в Господа», что в их понимании означало, что Бог скорее есть, чем нет. Но в Евангелии формула веры гораздо более определенна: «веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос». Неужто сегодня такая формула самоочевидна и не требует никаких объяснений?
Вот катехизаторский диалог Христа и слепорожденного: «Иисус сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою». Вопрос слепорожденного очень точен. Он отказывается верить «в нечто» и умоляет о ясности. «В Господа» он, как и его предки, и так верил. Но отчего-то эта вера, «хранившаяся в фибрах» его еврейской души, равно как и в фибрах душ фарисеев (про фибры - чуть позже), оказалась недостаточна – и он потребовал большей ясности.

«Немыслимо, если люди священнику малознакомы, не выяснить, как они веруют, ходят ли в храм, элементарно объяснить им, в чем суть веры, если это необходимо, но Святое Таинство — совершить, и немедля, ибо видно, что это краткое оглашение нашло в крещаемых или восприемниках понимание важности предстоящего события».
Так, а если – не видно? Если видно другое - что пришедшие родители и восприемники  мыслями и желаниями уже за праздничным столом и чают отнюдь не воскресения мертвых, а скорейшего окончания «этой тягомотины» и возвращения к привычным напиткам и закускам? Если видно, что они просто пропускают мимо ушей все слова священника?

«И кто смеет из людей, «из них же ни един не свободен от греха», глубину веры крещаемых или восприемников измерить до конца, кроме Бога? Никто».
Ну, до конца тут и не требуется. Но если видно, что измерять-то нечего – зачем тут изображать мистические глубины?

«В наше постатеистическое время перед священником часто стоят граждане, десятилетиями напичканные атеистической пропагандой, и надо бы только радоваться, что где-то там, в фибрах их русской души, в поисках спасительного для себя выбора пути в жизни, горит еще огонек веры их древних предков».
Ну, наверно, только в «фибрах души» и может таится такое диво. Может, владыка Антоний напишет для «Православной энциклопедии» статью про этот дивный термин. «Фибры души как переносчик генетического православия». Кстати, раз оно там уже гнездится, то, может быть, таких генетически-православных и крестить то не надо? В Москве есть один ученый гебраист, который полагает, что евреям, принимая христианство, креститься не стоит: они и так по крови являются народом Божиим. Креститься же для присоединения к уже избранным иудеям должны лишь приходящие из гоев… А в Красноярске, значит, теперь учат, о том, что русские в катехизации не нуждаются. Оно, мол, для лишь для инородцев. Идите, мол, и учите все народы, кроме русского…
А по сути – разве не встречал владыка случаев, когда именно эта застрявшая в фибрах память о родовом православии мешает человеку покаяться и встряхнуть свою жизнь? Человек идет к крещению, веруя в «древних предков», а не в Евангелие. Он считает, что исполняет традиционный русский обряд, и вовсе при этом не намерен считаться с заповедями какого-то еврейского Иеговы…

И вот, наконец, ключевой пассаж статьи:
«В настоящее же время, кто приходит к нам креститься? Те, коих генетический фонд, продолжившийся со времен всего тысячелетия христианства на Руси, подвигает к этому, ибо это не язычники, а наши собратья, вышедшие из недр нашей общероссийской православной жизни. Как мы можем отказать в общецерковной нашей молитве за них, сподобившихся принять Святое Крещение, сознательно принявших все то, что определяет духовную жизнь их благочестивых предков? Никак не можем отказать им в этом, как и в самом Святом Крещении, дающем нам право за них молиться. Где здесь ответ на вопрос, достойна ли или недостойна русская душа Святого Крещения, как только не в Самом Духе Святом, который и маловерующего «наставит на всякую истину» (Ин. 16, 13). То, что каждый крещеный обязан посещать храм, новокрещеному надо пояснить, но гонять его, еще не крестившегося, в храм и обратно из храма во время ектении об оглашенных, имевшей место тогда еще, при оглашении язычников (что было чисто-педагогической необходимостью) — не стоит. Это будет в наши дни не столько привлечением к Святому Крещению, сколько окончательным изгнанием из храма в какую-либо секту, где таким, по их мнению, «манипуляциям», не подвергают».
Конечно, если на пороге баптистерия стоят люди, «сознательно принявшие все то, что определяет духовную жизнь их благочестивых предков» - то следует приступать к Таинству. Но если ни знания о духовной жизни, ни сознания, решившегося на приятие этой жизни в них нет? Что за идеализация нынешних заказчиков самой массовой требы?  Как можно полагать, что эти люди жаждут духовной жизни, если  даже на предложение прослушать несколько бесплатных бесед об этой самой жизни они реагируют гневным протестом и отказом?
Чем потомственные атеисты лучше потомственных язычников? Язычники хотя бы «в Господа» веровали, познавая его из премудрости творения. А атеисты и к такому шагу мысли не были способны.
И уже совсем вне моего понимания прямой призыв архипастыря к игнорированию (если не высмеиванию) древнецерковной практики исхода оглашенных из храма. Выходит, древние святые и пастыри занимались тем, что «гоняли еще не крестившихся в храм и обратно». Вновь скажу: некрещеный человек, который начал катехизацию, но обиделся на Церковь за приглашение выйти из храма и ушел в секту –пошел в верном направлении. С таким настроем ему просто противопоказано креститься. Свое я для него все еще выше всего. Покаяния тут нет – а без покаяния как же можно прикоснуться к Православию?
Да и откуда вообще у владыки информация о том, что люди, которых о. Геннадий приглашал к катехизации, из-за этого уходили в секты? Не чаще ли происходит обратное: крещеные без оглашения становятся жертвами сект?
Позже в своем интервью порталу «Православие и мир» владыка смягчил упрек: «У меня есть свидетельства, как люди приезжали в Енисейск к о. Геннадию, а он отказывался крестить до оглашения. Тогда люди разворачивались и шли в другой храм в другом месте».
Но дело  в том, что у меня есть  свидетельство о том, как выбивались такие свидетельства для архиерея.
«В настоящее время активно по епархии собирается компрометирующий материал на отца Геннадия Фаста. Одним из активистов этого процесса является новоназначенный главный катехизатор Красноярского благочиния протоиерей Василий Жилянин, занявший место настоятеля храма Архангела Михаила после протоиерея Геннадия Фаста. Его методы добывания информации, в том числе, силовые. Так, прихожанку красноярского храма Архангела Михаила священник и настоятель храма о. Василий Жилянин принуждал написать донос в епархию на отца Геннадия Фаста о том, что последний будто бы отказывает в крещении желающим и количество прихожан уменьшается. Более 2-х часов он держал ее в своем кабинете и угрожал увольнением в случае отказа от доноса».
Кроме того, если в одном храме  людям предлагают катехизацию, а они от нее отказываются, идут в соседний храм, где их запросто крестят без оглашения - это признак дезорганизации жизни епархии. Это знак того, что архиерей не смог объяснить всему духовенству епархии необходимость пред-крещальных оглашений. Значмт, в епархии отсутствует внутрисословная солидарность духовенства. Значит, есть такие священники, для которых быстрый доход важнее всего. Может, и для владыки это так?
В заключение – еще цитата из письма Синодального отдела:
«В настоящее время большинством духовенства сознается недопустимость практики совершения Таинства Крещения без предварительного оглашения и, в то же время, недостижимость повсеместной полноценной подготовки к Таинству. Следуя церковной икономии, Отдел предлагает принять во всех епархиях следующие правила подготовки к совершению Таинства Крещения:
1.1. Оглашение следует проводить со всеми взрослыми и детьми старше 12 лет, желающими принять Таинство Крещения. Недопустима практика совершения Таинства Крещения над людьми, к нему не подготовленными (за исключением особых случаев, например, страха ради смертного). В случае крещения младенцев обязательную подготовку должны пройти родители и восприемники.
При отсутствии возможностей или условий для продолжительного (от нескольких месяцев и более) оглашения священниками должны строго соблюдаться требования минимального обязательного оглашения  в следующем объеме:
А) проведение двух предварительных бесед, ориентирующих оглашаемого в основных понятиях христианской нравственности, православного вероучения и церковной жизни, и направленных на укрепление его веры и его готовности изменить свою жизнь ради Христа. (В первой беседе внимание должно быть уделено выяснению мотивов обращения человека с просьбой о крещении и помощи ему в осознании подлинных христианских мотивов крещения, ответам на его вопросы. Во второй - акцент должен быть сделан на нравственных аспектах христианской жизни и на проверке правильности усвоения им вероучительных знаний. В период между беседами предполагается самостоятельный духовный труд: чтение Евангелия, обретение опыта личной молитвы и посильное участие в литургической и церковно-общинной жизни прихода).
Б) Перед совершением Таинства необходима исповедальная беседа, во время которой священник раскрывает смысл обетов Крещения и выявляет отношение к ним оглашаемого. Выясняет, нет ли в жизни человека препятствий к участию в Таинстве Крещения, как то, блудное сожительство, работа или иная деятельность не соответствующая нормам христианской нравственности и т.п. В случае выявления препятствий совершение Таинства должно быть отложено до времени решительного исправления жизни оглашаемого.
В приходах, где создаются благоприятные условия, желательно повышать уровень минимальных требований к оглашаемым, как это сделано в ряде приходов, где обязательным условием крещения является цикл тематических бесед (3-12 и более) для группы оглашаемых в сочетании с их самостоятельным духовным трудом (см. выше п.1.3.А), а послекрещальное наставление развернуто в цикл тайноводственных бесед».

Не сомневаюсь, что вл. Антоний будет теперь декларировать свою солидарность с позицией Патриархии. Не исключаю, что его епархия станет первой, где запретят крещение без длительной катехизации. Но пока в проповедях вл. Антония о. Геннадий уже превратился из протестанта в язычника…
Владыка, по секрету скажу: крещения недостаточно для спасения. Для него еще нужна и человеческая порядочность. Одна из ее черт – умение просто по человечески (неритуально) признавать свои ошибки. Другая же ее черта - умение не унижать людей, имеющих несчастье быть умнее своего начальника.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 221 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →