диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

На РСН

А. МИТНОВИЦКАЯ: В студии протодиакон Андрей Кураев. С наступившим Новым годом! Подводим итоги ушедшего 2015 года. Словом года слушатели выбрали «импортозамещение». А у Вас есть вариант?

А. КУРАЕВ: Мой жаргон давно устоялся, поэтому каких-то неологизмов туда не вошло за этот год.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А если говорить о событии? Необязательно хорошем или плохом. Какое было главным, по Вашему мнению?

А. КУРАЕВ: Мне кажется, что главное событие — это убийство эрцгерцога Фердинанда. Что назвать аналогом этого события 1914 года в этом году — это вопрос. Но, кажется, оно произошло... Возможно, это участие наших вооружённых сил в сирийском конфликте.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А Вы сравниваете эти события?

А. КУРАЕВ: Мне по телевизору постоянно говорят, что мы на пороге новой войны, или война уже идёт. Если слова эти воспринимать всерьёз, то и такое сравнение и такой вывод неизбежны.

Есть некий финал, для меня нежелательный — новый серьёзный военный конфликт. Я не хочу, чтобы началась мировая война, и чтобы моя страна была в неё втянута. И вот именно с точки зрения нежелательности я на всё посматриваю.

Есть такой замечательный анекдот: идёт время сессии, и студент нуждается в записях лекций, потому что преподаватель учебников не признаёт, а парень его лекции прогулял. Тетрадка с конспектами в ночь перед экзаменом — на вес золота. И вдруг он вспомнил, что параллельная группа уже сдала, и он поднимается с первого этажа на пятый к студентке Маше за тетрадью. И как умный человек он продумывает сценарий беседы, чтобы не начинать сразу с просьбы о лекциях: я, пожалуй, постучусь и скажу, что я — Ваня из 101 группы. Она спросит: а чего ты хочешь, Ваня? Я скажу, что мне утюг нужен. А вдруг она спросит, зачем? Я скажу, что брюки погладить. А вдруг она скажет, что я в джинсах всё время хожу, зачем мне брюки? Я отвечу, что в театр собрался. А вдруг она спросит, что в театре идёт? Тогда я скажу, что в Большом «Евгений Онегин». А вдруг она скажет, что всю жизнь мечтала на нём побывать? Придётся её брать, покупать билет, после театра надо в какую-то кафешку вести, потом ещё раз встречаться, потом ещё, потом она забеременеет, жениться надо будет, пелёнки, ночные плачи, проблемы. С этими тяжёлыми мыслями он доходит до её комнаты, стучит, она открывает дверь, и он ей говорит: «Да пошла ты на фиг со своим утюгом!»

Вот мне бы очень хотелось, чтобы мы размышляли именно так, анализируя те или иные события: а не тот ли это утюг, который приведёт к очень нежелательному будущему?

Поэтому в моём понимании главный успех и провал этого года прописаны в Сирии на одном и том же аэродроме. Я хорошо помню, как триумфально это начиналось во всех странах Европы в августе 1914, как все с восторгом думали о том, что, как говорил Кайзер: «Листва не опадёт, а вы, солдаты Вермахта, уже вернётесь назад».

Аналогичные слова произнёс уже фюрер спустя 20 лет. И чем это для них закончилось? И Русско-японская война тоже начиналась при полном энтузиазме публики. А затем всё получалось несколько иначе.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Перед Новым годом я уже пыталась вытянуть из вас мнение насчёт человека года. Может быть, сейчас Вы назовёте его? Многие голосовали за президента, Елизавету Глинку, Сергея Лаврова, Кадырова, Меркель, Олланда. Кому Вы больше симпатизировали в 2015 году?

А. КУРАЕВ: Я не знаю имени этого человека, но я знаю его судьбу. Это безымянная девушка, которая забеременела, не будучи замужем, но тем не менее не сделала аборт и родила, не имея квартиры, в кризисную эпоху, с неясностью во всём. Поклон этой замечательной женщине, что бы ни говорили о ней прихожанки и соседки по подъезду.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А что это за девушка? Она из Москвы?

А. КУРАЕВ: Она может быть откуда угодно. Может быть, их много.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это такой собирательный образ?

А. КУРАЕВ: Да. Для меня это — человек года. Дать начало новой жизни — это самое важное, что может быть, особенно когда это происходит в условиях, в которых всё против. Мне кажется, что в этом есть что-то героическое.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А уход с поста Всеволода Чаплина Вы не назовёте шоком года? Или это было ожидаемо для Вас?

А. КУРАЕВ: Это неожиданность, конечно, но всё-таки для достаточно узкой группы людей, тех, кто следит за переменами в церковном аппарате. Таки людей всё-таки очень мало. Конечно, то, что это произошло под занавес года, придаёт событию особую весомость и значимость.

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть Вы думаете, что если бы это произошло в феврале, мы бы об этом уже не вспоминали?

А. КУРАЕВ: Вспоминали бы, но для этого нужны были бы особые усилия экспертов. А сейчас и пока это памятно для всех. И об этом даже рано говорить, потому что мы ещё не знаем до конца, во что оформится отец Всеволод в качестве самостоятельной планеты. Мы также не знаем, что дальше произойдёт с пропагандой патриархии.

Потому что главный вопрос с этой отставкой, который остался нерешённым — это вопрос о том, что в предыдущие годы, когда отец Всеволод был официальным спикером патриарха, там была какая-то его личностная примесь, или он беспримесно озвучивал затаенные мысли самого патриарха?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы так думаете?

А. КУРАЕВ: Должность предполагает.

А. МИТНОВИЦКАЯ: И никто не опровергал это. Но тем не менее, у него звучали такие радикальные фразы, странные по меньшей мере.

А. КУРАЕВ: Кто знает. Если эти же фразы начнут звучать из уст Владимира Легойды, или же произойдёт расщепление образа отца Всеволода и его функции, и на роль такого провокатора будет назначен человек,чья должность будет звучать иначе. Посмотрим. Пока об этом ещё мало информации.

А. МИТНОВИЦКАЯ: С другой стороны, после того, как произошла отставка, Чаплин ведь в какой-то мере поставил план на ближайшие несколько лет, когда говорил о том, что надо менять отношения церкви и государства, перестать поддакивать, иногда спорить. И с обществом тоже спорить, не только с государством. Насколько это вообще выполнимо?

А. КУРАЕВ: Я бы назвал это позицией здравого смысла. Я думаю, что любой серьёзный религиовед, политолог, даже просто богослов скажет, что это, наверное, так. Здесь может быть только одно ограничение, непростой вопрос — по каким вопросам церковь вообще должна высказываться, а по каким хранить молчание?

С одной стороны, легко сказать, что церковь должна заступаться за слабых, обиженных людей, а с другой — церковь никогда не была коллектором приёма жалоб от населения, чтобы за каждую обиженную старушку вступаться. Здесь никаких ресурсов влияния не хватит.

Максимум, что может делать церковь — это людей, которые серьёзно к ней относятся, делать более милосердными. Это не значит пересмотр госбюджета, это значит пересмотр личного бюджета каждого из нас — министра, депутата или даже самого простого работяги.

И всегда рядом с тобой есть человек, которому хуже, чем тебе. Вот на этом уровне работает христианство. Попытки создать из церкви креативное начало, которое предлагает социально-политические проекты, поначалу кажутся красивыми, а потом оказываются чем-то довольно угрожающим.

Потому что любой утопизм мстит за себя, он прокатывается катком по реальным судьбам. И есть ещё одна серьёзнейшая проблема. Предположим, я патриарх, и ко мне приходит информация о неком несправедливо преследуемом человеке или неправильно посаженном, я за него вступаюсь. Потом начинается поток аналогичных обращений. И тут либо я превращаюсь в генпрокурора, либо возникает вопрос, почему я за этого вступился, а за того нет? Таким образом возникает подозрение в коррупции, личностных симпатиях, блате и так далее.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Да, Вы правы. Вопрос в том, какими должны быть отношения общества и церкви, где нужно помогать, а где нет.

А. КУРАЕВ: Давайте скажем честно: в нашей стране не хватает не столько социально-активной церкви, сколько честных профсоюзов.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Спасибо. В студии был протодиакон Андрей Кураев. С наступившим Вас!

А. КУРАЕВ: Спасибо, Вас тоже!

http://rusnovosti.ru/posts/403315
Tags: Неосталинизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments