диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Первое Житие святого Валентина

перевод:
http://smirennyj-otrok.livejournal.com/43262.html

О римском Валентине впервые рассказывается в "Мученичестве Мария и Марфы" (BHL 5543), одном из поздних памятников римской агиографической школы. Наглядный образец творчества римских агиографов века примерно седьмого.



1. Во времена Клавдия пришел некий человек из персидских земель, по имени Марий, с женой своей Марфой и сыновьями Авдифаксом и Аввакумом, все они христиане, чтобы помолиться апостолам. Достигнув Рима, они стали разыскивать тела святых в темницах и усыпальницах. Разыскивая их тщательно и внимательно, они пришли в казармы за Тибром и нашли в темнице почтенного человека по имени Кирин, который претерпел уже за имя Христово множество побоев и был лишен всего своего имущества. Явившись к нему, пали к ногам его Марий и Марфа, жена его, с обоими сыновьями Авдифаксом и Аввакумом, чтобы он помолился за них, и оставались там восемь дней. Стали они за собственный счет ухаживать за блаженным Кирином и омывать ноги ему, также и закованным в цепи, и возливали эту воду на головы себе и своим сыновьям.

2. В это самое время повелел Клавдий: если найдут христиан, в народе или под стражей, карать их без суда и следствия. Когда объявили этот приказ, сам Клавдий схватил двести шестьдесят христиан на Соляной дороге, работавших в карьере. Осудили их на смерть за имя Христово, согнали по приказу Клавдия в карьер за стенами, у Соляных ворот, и перестреляли в городском амфитеатре.

3. Когда это случилось, весьма опечалились Марий и Марфа, жена его, со своими сыновьями Авдифаксом и Аввакумом. Вместе с блаженным пресвитером Иоанном пришли они на место, где были тела убитых святых, и увидели огонь, разведенный над святыми телами. Стали они вытаскивать из огня тела святых и хоронить их, обернув саванами за собственный счет, ибо они были люди зажиточные и очень богатые. Похоронили они столько тел, сколько смогли, в крипте на Соляной дороге, у Огуречного склона. С прочими был тогда погребен и некий трибун Клавдия по имени Бласт. Много дней они совершали там бдения и постились вместе с блаженным Иоанном.

4. Услышав об этом, Клавдий стал прилежно разыскивать Мария и Марфу, жену его, но не нашел их, ибо делали они все это втайне. Вернувшись в Рим, пришли они в казармы, разыскивая блаженного Кирина, но не обнаружили его и весьма огорчились. Однако они встретили одного пресвитера по имени Пастор, который поведал им обо всем, что случилось: как ночью был убит мечом блаженный Кирин и брошен в Тибр, и тело его осталось на острове Ликаония. Отправившись туда ночью со своими родными и блаженным Пастором, они забрали его тело и похоронили в крипте на кладбище Понтиана 25 марта.

5. Вернувшись оттуда, блаженные Марий и Марфа со своими сыновьями услышали ночью за Тибром, как на верхнем этаже поет множество христиан. Они пошли туда с радостью и постучались в двери квартиры. Те испугались и не пожелали им открыть. В том месте находился епископ по имени Каллист. Услышав стук в дверь, он сказал святым Христовым: «Успокойтесь, не надо бояться. В нашу дверь стучится Христос. Давайте откроем и, ободрившись, вместе прославим Господа, который зовет нас». Без промедления подошел он к порогу и открыл дверь. Увидев его, Марий и Марфа, жена его, со своими юными сыновьями Авдифаксом и Аввакумом бросились к ногам блаженного епископа Каллиста. Когда это увидели все христиане, они обрадовались и расцеловали друг друга. В тот же час вознес молитву блаженный Каллист, говоря: «Боже, отец нашего Господа Иисуса Христа, собирающий расточенное и хранящий собранное, укрепи веру и надежду рабов твоих при содействии Христа, Господа нашего, живущего с Богом Отцом всемогущим и Духом Святым во веки веков». И ответили все люди: «Аминь». И провели они два месяца в этом тайном месте.

6. В то время схватил Клавдий одного почтенного человека, пресвитера Валентина, и бросил его темницу, заковав в цепи и кандалы, и через два дня велел привести его к себе во дворец около амфитеатра. Когда привели к нему Валентина, сказал он: «Почему ты не хочешь воспользоваться нашей дружбой и жить, как все в нашем государстве? Я слышал, вы удивительно мудрые люди, но если ты мудр, почему ты впал в пустое суеверие?» В ответ пресвитер Валентин сказал ему: «Если бы познал ты дар Божий, и сам бы ты обрадовался, и твое государство, и ты отверг бы демонов и рукотворных идолов, и исповедал бы единого всемогущего Бога Отца и сына его Иисуса Христа, создателя всего сущего, который сотворил небо и землю, море и все, что в них». На это советник (legisconsultor), стоявший перед Клавдием, громко спросил блаженного пресвитера Валентина: «Как же ты судишь о боге Юпитере или о Меркурии?» В ответ сказал ему пресвитер Валентин: «О них я сужу только как о низких и негодных людях, дурно проживших свою жизнь в растлении, удовольствиях и прочей нечистоте. Если ты сам покажешь мне их родословие, увидишь, какие они негодяи». Громким голосом воскликнул советник: «Он оскорбляет богов и властителей государства».

7. Все это время Клавдий терпеливо слушал и в ответ сказал Валентину: «Если Христос — Бог, почему бы тебе не показать мне истину?» Ответил ему пресвитер Валентин: «Да выслушает меня ваша милость, и ты меня выслушай, царь, и спасется твоя душа, и умножится твое государство, и сгинут твои враги, и во всем ты будешь победителем, и будет тебе благо как на престоле, так и в будущем веке. К одному только я призываю тебя: покайся в пролитии крови святых, уверуй во Христа, прими крещение и будешь спасен». Тогда сказал Клавдий стоявшим рядом с ним: «Послушайте, римские гражданы и собрание государства, какое здравое учение проповедует этот человек». В ответ префект Кальпурний громко сказал: «Ты соблазнился, государь, ложным учением. Сам посуди, правильно ли отбросить все, чему мы с самого начала поклонялись и служили?»

8. Тогда переменилось сердце Клавдия, и с печалью отдал он его (Валентина) префекту Кальпурнию, говоря: «Выслушай его терпеливо, и если в его словах нет здравого смысла, сделай с ним то, чему законы велят предавать святотатцев; в обратном случае выслушай его справедливые речи». Префект Кальпурний принял пресвитера Валентина и передал его некоему Астерию, своему принцепсу, со словами: «Если сможешь переубедить его словами, я расскажу об этом Клавдию. Ты станешь его другом, умножится твое богатство и состояние». Приняв его (Валентина), Астерий привел его к себе домой. Войдя в дом Астерия, пресвитер Валентин преклонил колени и стал молиться, говоря: «Боже, творец всего видимого и невидимого, создатель рода человеческого, пославший своего Сына Господа Иисуса Христа, чтобы освободить нас от нынешнего века и вывести из тьмы к истинному свету, повелевший нам: «Придите ко Мне все, кто трудится и обременен, и Я дам вам отдых», обрати этот дом и дай ему свет вместо тьмы, чтобы он познал тебя как Бога и Христа в единстве Святого Духа во веки веков, аминь».

9. Услышав это, принцепс Астерий сказал пресвитеру Валентину: «Удивляюсь, как ты, благоразумный человек, можешь называть вашего Христа светом». В ответ Валентин громко произнес: «Это так, ведь Господь Иисус Христос, родившийся от Святого Духа и Девы Марии, — истинный свет, который освещает всякого человека, приходящего в этот мир». Ответил ему Астерий: «Если он освещает каждого, я готов признать, что он Бог, но если нет, я раскрою твой обман. У меня есть приемная дочь, которую я с рождения люблю, но два года назад она внезапно ослепла от безобразной катаракты (hypochymatis). Я приведу ее к тебе, и если ты исцелишь ее, сделаю все, что скажешь». Тогда сказал пресвитер Валентин: «Приведи ее ко мне во имя Господа нашего Иисуса Христа». Взволнованный Астерий поспешно привел слепую девушку к блаженному пресвитеру Валентину. Воздел Валентин руки к небу, глаза его наполнились слезами, и сказал он: «Господи, Боже всемогущий, отец Господа нашего Иисуса Христа, отец милосердия, пославший своего Сына Господа Иисуса Христа на землю, чтобы вывести нас из тьмы к истинному свету, я, недостойный грешник, взываю к тебе. Ты всякую душу спасаешь, и ни одной не желаешь погибели. Поэтому молю твое милосердие, чтобы все познали, что ты Бог, всеобщий отец и создатель, который открыл глаза слепорожденного, поднял из гробницы разлагающегося Лазаря. Взываю к тебе, ибо ты — истинный свет, Господь всех властей и начальств. Не моя воля, но твоя да свершится над этой рабой твоей, чтобы снизошел ты и просветил ее светом твоего познания». Он возложил руку на ее глаза со словами: «Господи Иисусе Христе, просвети рабу Твою, ибо Ты — истинный свет». И когда он это произнес, открылись ее глаза.

10. Когда увидел это Астерий, пал он вместе с женой к ногам блаженного Валентина, и воскликнули они: «Во имя Христа, благодаря которому мы познали свет, просим, сделай, что знаешь, чтобы души наши спаслись». Сказал им в ответ Валентин: «Сделайте же то, что я скажу вам, и если поверили всем сердцем, разбейте всех идолов и поститесь, и оставьте всем прегрешения, и пусть каждый примет крещение по своему исповеданию, и так спасется». Тогда наложил он на них трехдневный пост. У Астерия под стражей было много христиан, и всех он отпустил. По прошествии трех дней, когда закончился пост, наступил святой воскресный день, и крестился Астерий со всем домом своим. Он призвал к себе святого епископа Каллиста, и тот, придя, помазал (consignauit) Астерия со всем его домом, почти сорок шесть человек обоего пола.

11. Марий и Марфа, жена его, со своими сыновьями Авдифаксом и Аввакумом, узнав о том, как блаженный Валентин исцелил слепую, и как просвещением его уверовал весь дом Астерия, с великой радостью пришли в дом Астерия, благодаря Бога, и пробыли там тридцать два дня. По истечении этого срока Клавдий призвал принцепса Астерия. Сообщили ему, что в доме (Астерия) исцелилась слепая девушка, и благодаря этому знамению принял он крещение во имя Христа со всем своим домом от пресвитера Валентина. В гневе послал он (Клавдий) воинов, и схватили всех, кого нашли в доме, и привели их в оковах. Среди них были Марий и Марфа, Авдифакс и Аввакум, благородные персы, пришедшие помолиться святым апостолам. Велел он (Клавдий) отделить их от собрания праведных, и приказал Астерия со всем его домом в цепях отвести в город Остию и там судить их, предав мукам.

12. Когда они пришли туда, отдали их некоему судье по имени Геласий. Приняв их, Геласий велел бросить всех в темницу. Через двадцать дней Геласий велел привести их к себе. Когда их привели, он сказал им: «Вы слышали, что повелели победители (?) государства?» Они ответили: «Нет». Он сказал: «Всякий, кто принесет жертву богам, останется жить, сохранит свободу и получит богатство. Кто откажется поклониться богам, погибнет в разнообразных муках». Блаженный Астерий сказал: «Ну да, принесут жертву и погибнут вместе с теми, кому жертву, потому что разницы между ними нет. Тебе стоит знать, что мы приносим жертву Всемогущему Богу и Сыну Его, Господу Иисусу Христу». Разгневанный судья Геласий велел растянуть блаженного Астерия на дыбе и терзать его, а прочих он велел бить палками. Они же говорили: «Господи Иисусе Христе, потушивший пламя огненное ради трех отроков, в печи горевших, положи конец угрозам этого тирана, чтобы не похвалялся он перед рабами Твоими, и не разлучай нас с господином нашим Астерием».

13. Тогда (Геласий) сразу же велел снять его (Астерия) с дыбы и снова бросить в темницу, говоря: «Для вас приготовят более страшные муки». И повелел он всем людям на рассвете собраться на представление. Тогда велел он установить трибунал (editio) в амфитеатре и привести туда блаженного Астерия и всех святых. Так сказал он ему: «Оставь свое пустое безумие и дай обет совершить возлияние богам, чтобы не погибнуть тебе вместе с ними в мучениях». Ответил ему блаженный Астерий: «Мы все этого желаем. Как Господь наш Иисус Христос пострадал за грешников, так и мы, недостойные грешники, во имя Его примем муки. Очистившись от скверны мира сего, без сомнения удостоимся желанного Царства Небесного». Услышав это, разгневался судья Геласий и велел бросить их зверям. Тут же схватили их слуги и отвели в место, именуемое Медвежник, у Золотого святилища, где тогда содержали диких животных. Когда все святые спустились в яму, немедленно выпустили зверей, чтобы растерзать их. Тогда блаженный Астерий, сотворив знак Христов, громко произнес: «Господи, Боже всемогущий, сжалившийся над рабом Своим Даниилом во рву львином и укрепивший его через пророка Аввакума, ниспошли к рабам Твоим ангела Твоего святого». И звери, подбежав, склонились к ногам Астерия и всех остальных святых.

14. Увидев это, Геласий сказал народу: «Видите, как они волшебством приручили диких зверей?» Но многие сказали: «Нет, это их Бог спас их». Тогда велел (Геласий) поднять святых из ямы и жечь их огнем. Тогда воскликнул блаженный Астерий и сказал святым: «Мужайтесь и не страшитесь, ибо тот четвертый, который стоял с тремя еврейскими отроками в печи огненной, придет и к нам». Тут же погасло пламя, не причинив им никакого вреда. Увидел тогда Геласий, что во всем побежден он, и велел вывести их за стены города Остии и предать там смертной казни, прочих же побить камнями. Христиане заботливо похоронили тела их 18 января. На этом месте построена церковь, до наших дней там умножаются чудеса мучеников.

15. Что касается Мария и Марфы, Авдифакса и Аввакума, император велел оставить их для себя, чтобы самому судить их, а пресвитера Валентина избить палками и предать смертной казни, отрубив ему голову. Обезглавили его на Фламиниевой дороге 14 февраля. Некая матрона Савинилла взяла его тело и похоронила на том самом месте, где он был обезглавлен. Там Господь творит множество чудес ради славы и хвалы имени Его.

16. Итак, Клавдий велел привести к себе Мария, Марфу, Авдифакса и Аввакума. Когда их привели, Клавдий, думая, что у них припасено богатство, приступил к ним с такими словами: «Откуда вы?» Ответил Авдифакс, старший сын, и сказал: «Мы из Персии». Клавдий сказал: «Кем вы друг другу приходитесь?» Авдифакс ответил: «Мы с Аввакумом — их сыновья по плоти». Клавдий сказал: «По какому делу вы прибыли в наше отечество?» Авдифакс ответил: «Всей душой мы желали с молитвой припасть к апостольским стопам». Клавдий сказал: «И что у вас было с собой, на какие средства вы путешествовали? Говорите, вы или ваши родители». Марий и Марфа ответили: «Всемогущему Господу ведомо, что мы знатные люди из благородной семьи. Раз уж ты знаешь, что мы люди непростые, скажу: я сын императора Маромена, а она — дочь сатрапа (subreguli) Кузинита». Клавдий сказал: «Почему же вы не исполнили волю родителей и оставили богов, которых чтили они, и последовали за смертными людьми?» Ответил Марий: «Мы рабы и слуги Христовы, пришли помолиться его апостолам, чтобы они заступились за нас». Клавдий сказал: «Богатство ваше с вами?» Марий ответил: «Мы отдали свое имущество Господу Иисусу Христу, который дал его нам на время». Услышав такие слова, Клавдий в сильном гневе отдал их викарию Мусциану со словами: «Если не принесут жертву и не оставят свои суеверия, предай их многообразным мукам».

17. В тот же день (Мусциан) велел приготовить трибунал в городской префектуре (in Tellude) и принести туда все виды пыточных орудий. Когда их (мучеников) ввели к нему, он в гневе сказал им: «Известно вам, что повелели наши императоры, правители государства?» Ответил Авдифакс: «Нет». Викарий Мусциан сказал: «Желаете выслушать постановление?» Марий и Марфа ответили: «Хотим послушать, что тебе велено делать». Викарий Мусциан сказал: «Унесите орудия пытки», а когда их унесли, продолжил: «Все это мы испробовали бы на вас, если бы не подчинились повелению императоров. Если исполните приказ, вам вернут высокое положение и удостоят великой чести. Так повелели победители (!) государства: без промедления принесите жертву богам и станете друзьями императоров». Авдифакс, старший сын, ответил: «Ну и глупость же ты сказал». Мусциан обратился к Марию, Марфе и Аввакуму: «А вы что скажете?» Они сказали: «Ответ уже прозвучал».

18. Тогда приказал викарий Мусциан раздеть их и бить палками, а Марфу поставить перед ними. Когда их били, они кричали палачам: «Не опозорьте ваших императоров», а Марфа с радостью говорила: «Мужайтесь, дети мои». Марий восхвалял Господа, говоря: «Слава Тебе, Господи Иисусе Христе». Викарий Мусциан велел поднять их и подвесить на дыбе. Когда их растягивали пеньковыми веревками, Авдифакс, старший сын, громко воскликнул: «Слава Тебе, Господи Иисусе Христе, за то, что причислил нас к рабам Твоим». Разгневанный Мусциан велел обжигать им бока огнем и раздирать их тела железными когтями, они же с радостными лицами весело восклицали: «Благодарим Тебя, Господи».

Мусциан велел снять их с дыбы в присутствии Марфы и отрубить им руки. Когда им рубили руки, потекла кровь. Собрав кровь мужа и сыновей, Марфа с радостью помазала ею свою голову. Тогда велел Мусциан привязать им руки к шее и провезти по городу под крики глашатаев: «Не богохульствуйте!». Но Марий, Авдифакс и Аввакум восклицали: «Это не боги, а демоны, они и вас погубят, и правителей ваших».

19. В тот же день вынесли приговор: отрубить им головы. Их вывели на Корнелиеву дорогу, к тринадцатому милиарию, что ad Nymphas Catabassi, и там обезглавлены были у карьера Марий, Авдифакс и Аввакум; Марфу же убили у Нимфы. Их тела Мусциан велел сжечь, чтобы лишить погребения. Но одна матрона по имени Фелицитата похитила их обгоревшие тела и похоронила в своем поместье. Тело Марфы она подняла из колодца и присоединила к телам других святых 17 февраля. Там совершаются знамения милости Господа нашего Иисуса Христа до наших дней, в царствование Господа нашего Иисуса Христа, живого и царствующего с Отцом и Святым Духом во веки веков. Аминь.
Tags: Праздники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments