диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Герцен неправильно вычислил направление прогресса

Правда ли, что русский архимандрит в Афинах слишком предается восточным и античным страстям,— страстям очень ретроградным в нашу прогрессивную эпоху, идущую все вперед? Нам писали об этом четыре раза — нельзя, наконец, не спросить — хоть, например, Озерова (не трагика),— почему он покровительствует таким языческим поползновениям отца архимандрита и даже теснит диакона, имевшего неосторожность найти православно несовместным должность послушника и Антиноя?


Там же т. 14. с.235


Мы обращаемся прямо с вопросом к человеку, известному нам за одного из благородиойших государственных людей в России — к князю Горчакову: предписывал он или нет посланникам покровительствовать, из светско-дипломатических или церковноправославиых интересов, ретроградные нежности пастырей и архипастырей, и неужели он думает, что православие много выиграет, например, в глазах карпатских и австрийских раскольников, когда они узнают, что императорская мантия служит занавеской и прикрытием таких правонеславных грешков?
Не мешало бы, сверх того, на родину Перикла и Алкивиада (тоже не без слабости человека, но не архимандрита) назначить посла, у которого было б побольше аттической соли, чем у Озерова. Его силу может князь Горчаков очень легко оценить в этом деле. Ни к чему не ведут все эти укрывательства, секреты, беззаконные действия... Да и синоду стыдно давать свое благословение на такие слабости. Пусть они или оправдают архимандрита (мы первые от души порадуемся), или пошлют eго в женский монастырь, на покой.

***
Письма с разоблачением русского архимандрита в Афинах Антонина присылались в «Колокол» иеродиаконом русской посольской церкви в Афинах Агапием (Андреем) Гончаренко. - с. 537.

с. 249.

О самом деле мы решительно отказываемся что б то ни было печатать. Но подробности озеровского суда в Элладе очень замечательны. По одному подозрению, что иеродиакон сообщил в «Колокол» весть об архимандрите, основанному на их вражде, Озеров предписывает ему (30 января) отправиться с отходящим 2 февраля русским пароходом «Русалка» в Константинополь и там явиться к князю Лобанову-Ростовскому. Иеродиакон поехал. Лобанов-Ростовский объявил ему, что он с первым пароходом отправит его в Одессу к графу Строгонову, для передачи его в духовное ведомство. Иеродиакон, чувствуя, что «вреден север для него», стал проситься на всегдашнее жительство на Афонскую гору. Лобанов-Ростовский отказал ему. Что ему было делать? Ехать под страшный, неумолимый суд монашеский, было нелепо; «броситься в Босфор,— говорит он сам,— было лучше». Отец иеродиакон Агапий избрал благую часть, он исполнил волю Озерова и Лобанова-Ростовского и сел на пароход; но исполняя свою собственную — на тот, который его здраво и невредимо доставил в Лондон.

с. 413.

это 1860 год
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments