диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

О статистике мученичества на "Ленте"

После встречи патриарха Кирилла с Папой Римским в Гаване возобновилось широкое общественное обсуждение вопроса о христианских мучениках современности и способах их защиты. В недавней проповеди предстоятель Русской православной церкви назвал потрясающие воображение цифры: «Каждые 5 минут в мире убивают христианина. За сутки — около 300 человек, более 100 тысяч в год». Он подчеркнул, что подобного не было ни во времена Римской империи, ни в годы репрессий в Советской России. Однако известный миссионер протодьякон Андрей Кураев усомнился в объективности этой статистики. Каковы реальные цифры, кто действительно страдает за веру, а кто лишь манипулирует чувствами верующих, отец Андрей рассказал в интервью «Ленте.ру».

«Лента.ру»: Вы установили, что эти цифры взяты из весьма поверхностного исследования провинциального баптистского профессора и завышены на много порядков. Зачем патриарху использовать столь сомнительные источники?

Андрей Кураев: В современном мире все еще признаются некоторые христианские ценности: мученичество считается добродетелью, а убийство беззащитного — преступлением. Поэтому довольно выгодно выставлять христиан как корпорацию мучеников.


- Это свойственно именно христианам?
- У мусульман есть свои эксперты, которые потрясают сознание тех, кто им доверяет, своими грандиозными цифрами. У них сейчас любимая тема — события в Бирме, там буддийское большинство и вправду преследует исламское меньшинство — рохинья. Но цифры и подробности на мусульманских сайтах могут быть сильно преувеличены.


- То есть преследования христиан вполне реальны, просто цифры преувеличены?
- Гонения, конечно, происходят. Очень непростая ситуация в Северной Корее. Рассказы самые страшные — как верующих христиан коммунисты закатывают под асфальт и бросают в доменные печи. Но здесь надо понимать, что это рассказы беглецов, которым важно как можно быстрее получить убежище и соцпакет. Чем страшнее будет повествование — тем большее впечатление. Поэтому приходится все время делать скидку на интересы выгодополучателей.

В случае с сотней тысяч мучеников в год мы имеем дело с экспертом из провинциальной баптистской семинарии в США по фамилии Джонсон. Это в Массачусетсе. Нигде в интернете ни на каком языке я не смог найти его расчетов, его суммарных таблиц, критики источников и методики подсчетов. Надо при этом заметить, что баптизм — это не та христианская традиция, которая почитает мучеников. У них нет культа святых. А это означает, что нет ясного представления о том, кого считать мучеником за веру.

Джонсон склонен к весьма вкусовому, субъективному пониманию этого слова. Именно это ставят ему в вину католические эксперты и светские религиоведы. Все же мученик и жертва гражданской войны — это не одно и то же. Мы же не объявляем таковыми всех, кто был убит безбожными красноармейцами, хотя соблазн такой есть.



- В своем ЖЖ вы указали другую цифру, говоря о количестве мучеников в современном в мире: семь тысяч человек в год. Насколько она справедлива?
- Ее приводят разные издания, в том числе французская «Черная книга о положении христиан в мире». Эта цифра приводится как альтернативный минимум: 7-8 тысяч человек в год. Не больше.


- Здесь методика подсчета известна? Представители какой церкви или светской организации занимались анализом?
- Думаю, что анализ здесь проводился более строго. Учитывались именно те люди, к которым были именно религиозные претензии. Не знаю, кто эту работу проводил, — возможно, что католики.


- Есть видеосвидетельства преследования христиан боевиками запрещенной в России организации ИГ. Части Сирии и Ирака, захваченные террористами, сейчас самое опасное место для последователей Христа?
- Не только. Много информации поступает из Индии — там сотни таких инцидентов. Не всегда смертельных, но иногда массовых — когда индуисты громят целый монастырь. Как ни странно, полюс нетерпимости в современном мире — это Индия, вопреки мифу о ее тотальной толерантности.


- Много ли реальных мучеников за христианскую веру из числа священников и монахов?
- Более или менее можно доверять только тем спискам, которые публикует Ватикан. Например, в 2004 году в мире были убиты 15 католических миссионеров. Причем они честно говорят: «Иногда гибель священнослужителей была вызвана несчастными случаями или попытками ограбления. В мартиролог не включены служители Церкви, погибшие в Ираке, так как невозможно определить точное количество жертв и мотивы убийц». Из 14 католических священников, погибших в 2013 году, один был убит в Индии (К.Дж.Томас — 1 апреля) и один — в Сирии (Франсуа Мурад — 23 июня).

У нас тоже порой публикуют списки священников, убитых за последние 25 лет. Получается довольно внушительно — несколько десятков имен. Но беда в том, что кто-то был убит в ходе ограбления, кто-то — потому, что искал гомосексуальных утех и, соответственно, разругался с партнером. В 2008 году отец Алексей Горин был убит своим сыном. Не каждый убитый носитель рясы есть мученик за веру.

Один из последних случаев: в 2009 году в Подмосковье священника убили за то, что он сделал замечание пьяному мерзавцу, который мочился в подъезде. Вот вопрос: это мученик за веру или нет? Замечая такие сложности у себя на родине, я не могу без определенной критики рассматривать список, публикуемый Ватиканом, а уж тем более цифры Джонсона.


- Можно погибнуть, публично проявив неуважение к иноверцам на мусульманском празднике, а есть случаи, когда христианин отказывается снять крест под угрозой убийства. Есть ли критерии, так сказать, истинного мученичества?
- Есть известное церковное правило: «На крест не просятся, с креста не бегают». Нельзя напрашиваться на исповедничество, но если такая ситуация уже возникла — нельзя отрекаться. При этом есть множество исключений, когда древние христианские мученики «сами напрашивались»: то есть врывались в языческие храмы, собрания и начинали поносить их веру, ниспровергать статуи античных богов. И за это бывали убиваемы. Аналогичные случаи бывали и в отношениях с мусульманами.


- Универсального правила нет?
- Были случаи, когда Церковь отказывалась канонизировать таких людей уже в эпоху турецкого владычества на Ближнем Востоке. Было и обратное. Дело в том, что ислам спокойно реагирует, если ты декларируешь себя христианином. Но мусульмане становятся нервными, когда речь идет о тех, кого они считали «своими». Нельзя из ислама перейти в христианство. Каждый такой случай — повод для расследования. И если человек не отрекается — повод для казни.


- Вспоминается ситуация с известным православным миссионером, московским священником Даниилом Сысоевым. Он прославился как раз тем, что обращал к вере во Христа и последователей Мухаммеда. Предполагается, что убили его как раз за это. Можно считать его христианским мучеником?
- Вопрос в том, может ли Церковь повторить те слова, которые Сысоев говорил об исламе от своего имени. Мученик — тот, кто страдает за веру Церкви. А если она с его утверждениями не согласна, то получается, что он принял смерть за какие-то свои личные позиции, за свой характер.


- Выясняется все это со временем, когда стихают эмоции?
- И время, конечно, должно пройти. И должно быть суждение церковной власти, у которой есть соответствующие полномочия. Возможность канонизации отца Даниила, думаю, существует. Надо учесть, что и церковная власть тоже не без сучка и задоринки. У нее есть свои корыстные интересы, которые ей кажутся мудрыми, — мол, нельзя провоцировать и дразнить.
Вот характерный случай в Кабардино-Балкарии. В 2001 году там на Пасху зарезали священника Игоря Розина. Он был настоятелем прихода в Тырныаузе, организовал воскресную школу, крестил многих балкарцев. Ему угрожали, а за две недели до смерти предупредили о готовящемся нападении. Убийца потом бегал с окровавленным ножом и кричал, что он теперь святой, потому что убил неверного.
Описание этого убийства есть в Википедии, а на сайте местной епархии оно появилась лишь спустя 13 лет. Хотя это, вероятно, пример классического мученичества, первого в наступившем тысячелетии.


- Иерархи не хотели портить отношение с мусульманской общиной, или что?
- Да, и руководствовались той самой змеиной мудростью, что и израильский первосвященник, вынося заочный приговор Иисусу Христу: «Пусть лучше один человек погибнет за весь народ».


- В массовом сознании само понятие «мученик» порой употребляется с неким сарказмом: «посмотрите, каков мученик!» — говорят о человеке, страдающем зубной болью. Каков изначальный смысл этого слова?
- Само происхождение слова «мученик» — славянское. Греческое слово μάρτῠρος вернее отражает суть этого явления: в переводе оно означает «свидетель». Христианин призван свидетельствовать, что в этом мире есть что-то более важное, чем машины, дворцы, должности и звания, нация, родственные связи и даже материнская любовь. Есть нечто невидимое, за что он готов отдать свою жизнь. Это Невидимое незаметно другим, но сам мученик-свидетель и его смерть — видны. Вот они и становятся таким маяком для других людей.


- Вы смотрели ирландский фильм «Голгофа» Джона Майкла Макдонаха о католическом пасторе отце Джеймсе, которого так же, как и отца Игоря, предупредили о скором убийстве? О его размышлениях и добровольной встрече с убийцей?

- Это замечательная работа. Притча о том удивительном одиночестве, которое испытывает священник в этом казалось бы христианском мире. Но отец Джеймс скорее страдает за грехи своей Церкви, чем за Христа. Страдает от рук человека, пострадавшего в детстве от священника-педофила. В этом важная деталь. Претензий в этой связи действительно накопилось уже очень много. 13 июля 2014 года Папа Франциск сказал, что среди его клириков 2 процента педофилов — то есть около 8 тысяч священников из 414 тысяч.


- На прошлой церемонии «Оскар» за лучший фильм получила картина «В центре внимания» — о работе журналистов по разоблачению большого числа геев и педофилов среди католических пасторов, а главное — системе прикрытия их «подвигов». Насколько остра это проблема у нас?

- Для нашей церкви эта проблема, безусловно, стоит не так остро, как для Римской: большая часть наших священников живут в браке, целибат распространяется только на монашествующих. Но плохо то, что, проникая на разные уровни церковной администрации, такие люди начинают окружать себя себе подобными. Гомосексуалисты, немногочисленные в общей массе духовенства, становятся консолидированной «пенкой» на вершине. Изменить это трудно — политика РПЦ в этом схожа с государственной: кипящий чайник крышкой не закрывают. Если тебе что-то не нравится — можешь идти на все четыре стороны. Границы открыты.

https://lenta.ru/articles/2016/04/30/kuraev/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 88 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →