диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Зарождение ОВЦС МП

Отдел начал функционировать еще в годы Великой Отечественной войны, не имея в то время такого именования: в Московской Патриархии по благословению Святейшего Патриарха Сергия была образована небольшая группа людей, которым поручалось взаимодействие со внешним миром.

И мы знаем, что одним из ярких событий того времени был визит в Москву во время войны второго лица Англиканской Церкви ― архиепископа Йоркского. Это было беспрецедентное событие, имевшее символическое значение. http://www.patriarchia.ru/db/text/4470773.html
***

" В сентябре 1942 года дипломатический корпус в Куйбышеве неожиданно посетил митр. Николай (Ярушевич). Он подарил присутствовавшим при встрече дипломатам издание книги «Правда о религии в России». В состоявшемся разговоре он выразил пожелание о возможности в будущем организации обмена визитами между священноначалием РПЦ и Англиканской церкви.
британская сторона была готова к быстрым организационным решениям, однако советская сторона медлила и тянула время. С момента первого предложения митр. Николая (Ярушевича) до самого визита прошел целый год. В это время в убеждении советской стороны в необходимости дарования большей свободы веры приняли участие и английский министр иностранных дел Энтони Иден, и американские дипломаты и даже сам президент США Рузвельт. Как показывают имеющиеся исторические свидетельства, это влияние оказалось решающим.
Данные опроса общественного мнения Великобритании показали, что среди наиболее образованных жителей и тех из них, кто видел препятствия в понимании между Великобританией и СССР, 72% назвали главным препятствием враждебное отношение Советского Союза к религии. Результаты этого опроса стали вскоре известны и послу СССР в Лондоне Майскому.

Однако уже на начальном этапе подготовки визита Архиепископ Кентерберийский опасался за будущие отношения его церкви и РПЦ. Более всего его беспокоило такое положение РПЦ в государстве, когда последнее имело полную власть над религией вплоть до жизни и смерти. «Я предполагаю, что Русская Церковь не очень чувствительна к тому, чтобы избегать собственного использования в исключительно политических целях», - указывал он.

незадолго до визита архиепископа Йоркского между Форин Офис и Министерством Информации обсуждался вопрос о финансировании поездки. Конечно же, государство собиралось оплатить все расходы, однако архиепископ решительно настоял на том, что расходы возьмет на себя Йоркская епархия. В переговорах с представителями Министерства Информации он указывал, что вопрос поездки настолько важный, что стоимость перелета самолетом в Москву и прочие расходы не может браться в расчет. Министерство Информации было чрезвычайно благодарно архиепископу, поскольку предполагало, что после визита может быть легко задан вопрос о том, кто финансировал поездку. Если бы ответ указывал на государственные инстанции, это повлекло бы за собой подозрения в том, что Англиканская церковь используется государством в политических целях.

До мая 1943 года сам министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден не был уверен в том, что визит состоится, хотя он сам также прилагал необходимые усилия к тому, чтобы все прошло благополучно. Неопределенность продолжалась до тех пор, пока в этом вопросе не предпринял серьезные шаги президент США Франклин Рузвельт.

Спецпредставитель президента Джозеф Девис в мае 1943 года направлялся в Москву не только для того, чтобы передать Сталину послание Рузвельта и обговорить возможную встречу на высшем уровне двух лидеров. Девис летел еще и затем, чтобы поднять два самых больших вопроса, беспокоивших американское общество в отношениях с СССР. Эти вопросы не протоколировались в письмах и обращениях к Сталину, однако они оставались неизменными требованиями с момента установления дипломатических отношений между двумя странами. По сути, единственными требованиями США к СССР. Это роспуск Коминтерна и дарование свободы религии. Встреча Девиса со Сталиным и Молотовым проходила 20 мая, начиная с 9 часов вечера. Однако уже 22 мая средства массовой информации СССР заявили о роспуске Коминтерна.
Конец мая 1943 года был ознаменован многочисленными статьями в разных иностранных газетах о будущем неизбежном потеплении Советской власти по отношению к религии. И именно в конце мая стало известно, что визит делегации Англиканской церкви в Москву не просто состоится, но будет успешен.
До сих пор нет однозначного ответа на вопрос, почему Сталин так долго (с 20 мая по 3 сентября 1943 года) не выполнял просьбы союзников о даровании свободы религии в СССР. Ведь в этот период на него уже действовали совместно и внешнеполитические, и внутриполитические факторы. На мой взгляд, этому может быть только одно объяснение: убежденное нежелание Сталина уступать и давать свободу Церкви. И в сентябре 1943 года он сделал это не по собственной воле, а под давлением всех обстоятельств. По крайней мере, точно известно, что решение о роспуске Коминтерна было проведено 21 мая мгновенно, однако для улучшения положения религиозных конфессий напротив не было сделано ровным счетом ничего. Так, даже 3-го сентября 1943 года, приглашая к себе на прием будущего главу Совета по делам РПЦ Карпова, Сталин не знал ничего о состоянии РПЦ того времени. Перед встречей с тремя митрополитами Карпов докладывал Сталину о положении и составе Московской Патриархии и отвечал на самые элементарные вопросы. И лишь после встречи с Карповым произошло приглашение к Сталину трех митрополитов. Это однозначно говорит о том, что никакой подготовки не было, и никакого интереса к РПЦ Сталин не проявлял до той поры. Возможно, что Сталин решил в мае ограничиться роспуском Коминтерна и счел эту жертву для себя достаточной. Очевидно, что Сталин всеми силами сопротивлялся дарованию свободы РПЦ. Иначе он дал бы свободу гораздо раньше.

Есть еще одно соображение, почему Сталин решил даровать свободу в сентябре. Возможно, что кроме будущего визита архиепископа Йоркского Сталин также решил откликнуться на высадку союзных войск в Италии. Дело в том, что интенсивность переписки между Сталиным и Рузвельтом с Черчиллем в конце августа 1943 года возросла многократно. А 3 сентября Сталин получил телеграмму Рузвельта о том, что начинается высадка в Италии, а итальянские войска готовы капитулировать, и на это получено согласие от итальянского главнокомандующего маршала Бадольо на секретной встрече с его представителем в Португалии. Очевидно, что общественное мнение в Италии, где находится резиденция Римского папы, следовало успокоить. И если ранее итальянское общество с большим рвением собиралось бороться против богоборческого режима в СССР, то сейчас как никогда ранее требовалось убедить итальянцев в том, что СССР даровал свободу веры. На тот момент была надежда на то, что итальянская армия, быть может, вся целиком повернет свое оружие против фашистской Германии. В итоге этого не произошло, и дело ограничилось общей капитуляцией итальянских войск и оккупацией Италии вермахтом.

Отбытие в Москву делегации уже было запланировано на 15 сентября, и шли последние дни подготовки, когда в Великобритании была получена новость о встрече Сталина с тремя митрополитами

http://beloedelo.ru/researches/article/?161

Из последней фразы следует, что патр. Кирилл не вполне прав: в церковном аппарате не было людей, привлеченных к подготовке визита английского архиепископа. Митрополиты, посетившие Сталина в сентябре 43-го рассказывали, что они не знали о цели этой ночной поездки и вообще думали, что их арестовывают. Скажем точнее: не м. Сергий привлек Ярушевича к представительской деятельности, а спецслужбы поручили Ярушевичу вбросить идею о визите англичан в дипломатические круги.



Еще интересное:
Первым проявлением признака потепления отношения советской власти к Церкви принято называть празднование Пасхи 5 апреля 1942 года. Тогда в Москве был отменен комендантский час на пасхальную ночь. Однако здесь представляется важным подчеркнуть то, что эта первая мельчайшая уступка власти имела совершенно определенный и конкретный внешнеполитический смысл. Скажем несколько слов о том, в чем он состоял. Еще за сутки до пасхальной заутрени ничего не предвещало изменений. По причине комендантского часа служение ночью было запрещено в прифронтовой полосе, в том числе в Москве и Ленинграде и немногочисленные оставшиеся храмы, православные и обновленческие, собирались служить пасхальную заутреню утром. Однако в 6 утра 4 апреля, то есть утром Великой Субботы, по радио было объявлено, что комендантский час в ночь с 4 на 5 апреля отменяется. Немедленно управление Московского Патриархата издало указ о служении пасхальной заутрени в столице и окрестностях ночью. Народ с радостью пошел в немногочисленные действовавшие храмы Москвы и Подмосковья. А в самом главном храме Московского Патриархата, Елоховском кафедральном соборе, прихожане увидели нечто поразительное и неожиданное. Весь храм уже был переполнен народом до состояния давки, когда еще до начала пасхальной заутрени прямо в алтарь собора стали заходить один за другим члены дипломатических и военных представительств стран союзников. Еще в октябре 1941 года посольства всех иностранных государств были эвакуированы в Куйбышев. В Москве оставался немногочисленный технический персонал. Однако вид офицеров английской и польской армий в военной форме в алтаре собора рядом с престолом поражал всех, кто стоял в правом приделе храма и видел их через открытые царские врата. Дипломаты союзных стран намеренно пропустили военных представителей вперед, и офицеры оказались стоящими слева от главного престола Елоховского собора. Английские и польские офицеры стояли так близко, что казалось, что вытянув руку, они могли коснуться престола. А сослужившее митрополиту Крутицкому Николаю духовенство и в том числе ключарь собора протоиерей Николай Колчицкий задевали офицеров своими ризами.. Особенным контрастом они выглядели на фоне того, что в Елоховском соборе на пасхальной службе не было военнослужащих Красной армии. На имеющихся фотографиях этой пасхальной службы среди толп народа с различных сторон и ракурсов нигде не просматриваются военнослужащие Красной Армии. Получалось, что офицеры английской и польской военных миссий как бы заменяли их...

Митр. Сергий сделал многое для того, чтобы убедить восточных патриархов сделать антифашистские заявления. Однако ответы большинства восточных патриархов 1942 года несли на себе печать почти полного нейтралитета. Так, например, ответные телеграммы Константинопольского и Антиохийского патриархов содержали простые слова благодарности на рождественские или пасхальные поздравления из Москвы. Никаких симпатий в отношении войны в телеграммах и письмах из Константинополя и Алеппо не поступало. По состоянию на лето 1942 года оба патриарха ничем не изменили принципу аполитичности. Весьма аполитичными были также письма и телеграммы патриарха Иерусалимского

http://beloedelo.ru/researches/article/?151

Это интересные детали для анализа мифа о митрополите Гор Ливанских Илие, якобы вразумившего Сталина еще в ноябре 41го.


***

И еще:
«20 сентября 1940 года нарком Л.П. Берия доложил И.В. Сталину, что Православная Церковь в Польше на оккупированной немцами территории пользуется покровительством германских правительственных органов, и предложил перехватить инициативу, назначив в западные области Украины и Белоруссии «своего» экзарха:
«В качестве такового может быть назначен агент НКВД Ярушевич Б.Д., архиепископ Ленинградской епархии, под прикрытием которого целесообразно создать нелегальную резидентуру НКВД СССР для организации агентурной работы среди церковников, как в Западных областях, так и на территории немецкого генерал-губернаторства в оккупированной части Польши. Одной из задач этой резидентуры поставить дискредитацию и постепенную замену нынешних руководителей Западных епархий». (С.А. Сурков. Митрополит Николай (Ярушевич). М., 2012. Сс. 223-224)

То есть решения осени 43-го шли по уже ранее реализованной схеме: назначение проверенных кадров из Москвы для контроля над не ими возрожденной духовной жизнью (Ярушевич с 15 июля 41-го носил титул Киевского митрополита, но реально до 44го жил в эвакуации).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →