диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Как начинаются войны

1. Первая Нота из Дипломатического Представительства Республики Польша в Свободном Городе Данциге Президенту Сената Свободного Города Данцига, 4 августа, 1939-го.

Данциг, 4 августа 1939-го.

Я узнал, что местные таможенные служащие, исполняющие обязанности на границе между Свободным Городом Данцигом и Восточной Пруссией, предъявили Польским таможенным служащим беспрецедентное заявление о том, что Данцигские исполнители намерены с 7-00 6 августа противостоять некоторым Польским инспекторам в исполнении их обязанностей, являющихся частью прерогатив Польского правительства на пограничной таможне. Я убеждён, что эти действия местных властей являются следствием непонимания или ошибочной интерпретации инструкций Сената Свободного города Данцига.

Я полностью убеждён, что Вы, м-р Президент Сената, не сомневаетесь, что это нарушение фундаментальных прав Польши ни под каким предлогом не может быть перенесено Польским Правительством.

Я ожидаю Вашего ответа не позднее 6-00 5 августа с уведомлением о Ваших инструкциях, отменяющих действия Ваших подчинённых.

В свете того факта, что вышеупомянутое действие является одним из серии, имевшей место на границе, я вынужден предупредить Вас, м-р президент Сената, что с 6 августа все Польские инспекторы получили приказ в любой точке границы, в которой они сочтут необходимым провести таможенную проверку, нести службу в униформ и при оружии.

Любая попытка препятствования им в исполнении их обязанностей, любая атака или вторжение будут расцениваться Польским правительством в качестве акта насилия против официальных лиц Польского Государства при исполнении обязанностей.

Если вышеупомянутые незаконные действия будут иметь место, Польское Правительство будет незамедлительно принимать против Свободного Города ответные меры, а ответственность за них будет полностью ложиться на Сенат Свободного Города.

Я надеюсь получить удовлетворительное объяснение до вышеуказанной даты.

(Подписано): ХОДАЦКИЙ,

Дипломатический Представитель Республики Польша.

________________________________________





2. Вторая Нота из Дипломатического Представительства Республики Польша в Свободном Городе Данциге Президенту Сената Свободного Города Данцига, 4 августа, 1939-го.

Данциг, 4 августа 1939-го.

М-р Президент Сената:

Польское Правительство выражает удивление по поводу того факта, что Сенат нашёл технические трудности в ответе на столь простой вопрос. Во избежание угрожающих последствий я должен предупредить, чтобы против наших таможенных инспекторов не было никаких актов насилия и они могли исполнять свои обязанности в нормальных условиях. Тем не менее, я должен повторить, что все предостережения, содержащиеся в моей ноте от 11-40 4 августа остаются в силе.

Искренне Ваш...

(Подписано): ХОДАЦКИЙ

Его Превосходительству, Герру Артуру Грейзеру,

Президенту Сената Свободного Города Данцига.

_____________________________________________



3. Ответ Президента Сената Свободного Города Данцига Дипломатическому Представителю Республики Польша.

Danzig, August 7, 1939

Его Превосходительству Дипломатическому Представителю Республики Польша.

М-ру Ходацкий, Полномочному Министру, Данциг.

Сэр:

В ответ на две Ваших ноты, датированных 4 числом этого месяца, вторую из которых я получил 5 августа, я должен выразить своё изумление тем, что Вы сделали абсолютно непроверенный слух причиной для отправки Правительству Данцига от Польского Правительства краткого ультиматума, и это во время политического неспокойствия, вызывая необоснованные опасности, могущие привести к немыслимой катастрофе.

Неожиданное решение Польского Правительства о том, что ВСЕ польские таможенные служащие должны находиться на посту в униформе и при оружии является нарушением достигнутых договорённостей и может расцениваться лишь как преднамеренная провокация, чтобы добиться инцидентов и актов насилия в наиболее опасном виде.

Относительно фактов, о которых я был уведомлён и относительно которых немедленно телефонировал в субботу утром, т.е. 5 августа, никакого приказа, касающегося противодействия Данцигских служащих Польским инспекторам ни 6-го, ни 7-го августа не исходило ни из офиса, ни из какого-либо административного подразделения Таможни Свободного Города Данцига.

Я прошу Вас обратить внимание на мою ноту от 3 июня сего года, в которой я уже тщательно описал отношения Данцигских и Польских таможенников на границе.

Правительство Данцига с огромной энергией протестует против угрожающих ограничений Польского Правительства, которые оно считает абсолютно недопустимой угрозой и последствия чего будут возложены лишь на одно Польское Правительство.

Искренне Ваш...

(Подписано): Грейзнер.

__________________________________________________



6. Письмо Британского Премьер-Министра Фюреру, 22 августа 1939-го

10. Даунинг стрит, Уайтхол.

22 августа. 1939.

Ваше Превосходительство:

Ваше Превосходительство уже слышало о некоторых мерах, принятых правительством Его Величества и уведомлено через прессу и беспроволочный телеграф этим вечером.

Эти меры были обусловлены, по мнению Правительства Его Величества, военными приготовлениями, о которых доложили из Германии и очевидностью того факта, что заключение Германо-Советского Пакта в некоторых Берлинских кругах считается достаточным, чтобы не считаться с участием Великобритании в делах Польши.

Большей ошибки сделать было невозможно. Какой бы ни была природа Германо-Советского Пакта, она не может изменить обязательств Великобритании перед Польшей, о которых Правительство Его Величества заявляет постоянно и прозрачно, и которые оно намерено исполнить.

Считается, что если бы Правительство Его Величества имело более ясную позицию в 1914-м, можно было бы избежать Великой катастрофы. Независимо от эффективности этого заявления, Правительство Его Величества уверено, что в данном случае не будет такого трагического недопонимания.

Однако, в случае прецедента, оно уполномочено и готово к применению всех сил, находящихся в его распоряжении, и невозможно предугадать итоги возможного противостояния. Опасной иллюзией является представление о том что, в случае войны, она будет скоротечной и успех на одном из нескольких фронтов, где она будет начата, будет долговечным.

Для совершенного прояснения нашей позиции я хочу повторить Вам моё убеждение, что война между нашими народами будет величайшим бедствием. Я уверен, что этого не хочет ни ваш народ, ни наш и я не вижу ничего в вопросах между Германией и Польшей, что не могло быть разрешено без применения силы, если только будет восстановлено доверие для продолжения дискуссии в атмосфере, отличающейся от существующей сегодня.

Мы были и всегда будем готовы к созданию условий, в которых такие переговоры могут иметь место, и в которых можно будет обсуждать широкие проблемы, влияющие на будущее международных отношений, включая предметы, интересующие и нас, и вас.

Трудности на пути любого мирного обсуждения в текущем состоянии напряжённости очевидны, и чем больше напряжённость будет сохраняться, тем сложнее будет для преобладания разума.

Эти трудности, однако, могут быть ослаблены, если не устранены, при условии начального периода перемирия с обеих сторон - и тем более, для всех сторон - при умиротворении полемики и уменьшении ажиотажа.

Если такой период будет обеспечен, тогда в его протяжении, когда будут совершены шаги по проверке жалоб с каждой стороны по обращению к меньшинствам, появится надежда на установление подходящих условий для прямых переговоров между Германией и Польшей (при помощи нейтральных переговорщиков, если обе стороны сочтут это полезным).

Но я обязан заявить, что не может быть ни малейшей надежды на успех таких переговоров без предварительного осознания гарантирования другими Сторонами любых договорённостей. Правительство Его Величества готово, если потребуется, сделать свой вклад для обеспечения таких гарантий.

На данный момент я не вижу другого пути избежать катастрофы, которая вовлечёт Европу в войну.

Ввиду убийственных последствий для человечества, могущих наступить вследствие действий его правителей, я уверен, что Ваше Превосходительство тщательным образом взвесит сделанные мной предложения.

(Подпись): NEVILLE CHAMBERLAIN.

_________________________________________________





7. Ответное письмо Фюрера Британскому Премьер-министру, 23 августа, 1939-го.

Ваше Превосходительство:

Посол Его Величества короля Великобритании вручил мне ноту, в которой Ваше Превосходительство от имени Британского правительства уделили внимание к некоторым вопросам имеющим, по Вашему мнению, чрезвычайную важность.

Отвечаю на ваше замечание следующим образом:

1. Германия никогда не искала конфликта с Великобританией и никогда не вмешивалась в обсуждение её интересов. Наоборот, Германия в течение многих лет, хотя к сожалению, безуспешно, пыталась обрести с Ней дружбу. Поэтому Германия по своей воле шла на ограничение собственных интересов на значительном европейском пространстве, что трудно по другому объяснить с точки зрения национальной политики.

2. Германский Рейх, тем не менее, как любое другое государство, имеет определённые интересы, которыми для него невозможно пожертвовать и которые находятся внутри исторической природы Германии и её жизненно важных экономических нужд. Некоторые из этих проблем имели, и продолжают иметь, первостепенную важность для исполнения своего долга Правительством Германии, как в политическом, так и психологическом, смыслах.

3. Одной из них является проблема немецкого города Данцига и связанная с ней проблема Польского Коридора. Лишь несколько лет назад этот факт был признан политиками, историками и писателями, в том числе и в Англии.

Я должен добавить, что цивилизация в упомянутых выше областях Германских интересов и особенно провинций, возвращённых Рейху за последние 18 месяцев, создавалась не англичанами, а исключительно немцами, в частности, в исторический период, покрывающий последнее тысячелетие.

3. Германия готова к решению проблемы Данцига и Польского Коридора при помощи очень великодушного предложения и, в первую очередь, посредством переговоров. Утверждения Великобритании по поводу мобилизации Германских войск против Польши, утверждения, касающиеся агрессивных намерений по отношению к Румынии, Венгрии и т.д., вместе с недавними т. наз. гарантиями, данными Польше, уничтожили все склонности Польши к переговорам на той основе, которая одновременно могла быть принята и Германией.

4. Гарантии, данные Великобританией в её поддержке Польши в любом конфликте, независимо от его причин и обстоятельств, могут быть расценены лишь как побуждение послаблению, на фоне которого поднимется волна небывалого террора против полутора миллионов немцев, проживающих в Польше.

Преступления, совершённые здесь в последнее время, были ужасными не только для тех, против кого они были совершены, но и невыносимы для Германского Рейха, который, как одно из Великих государств, вынужден наблюдать их безучастно.

В отношении Свободного Города Данцига Польша совершала бесчисленные нарушения своих обязательств, выдвинула требования в форме ультиматума и начала процесс экономического удушения.

5. Незадолго до этого Правительство Рейха уведомило Польское правительство, что оно не намерено молча следить за таким развитием событий, что оно не будет терпеть продолжающиеся отсылки нот в форме ультиматума относительно Данцига, что оно не будет терпеть продолжение актов насилия против немецкой части населения, не будет оно терпеть разрушения Свободного города Данцига путём экономического давления - уничтожения источника существования населения Данцига в форме таможенной блокады, не будет оно терпеть и продолжения актов провокаций против Рейха. Независимо от перечисленного, решение проблемы Данцига и Польского Коридора должно и будет найдено.

6. Ваше Превосходительство проинформировало меня от имени Британского Правительства, что в случае любого вмешательства со стороны Германии Вы будете вынуждены поддерживать Польшу. Я уяснил Ваше утверждение и могу заверить Вас, что это ни в коей мере не может поколебать решимость Правительства рейха к защите Его интересов, о жизненности которых было сказано в п. 5.

Я охотно соглашаюсь с Вашим заверением в том, что возможная война в этом случае будет долгой. Если Британия атакует Германию, то она будет готова к битве.

Я часто заявлял немецкому народу и всему миру, что нет сомнения в решимости Нового Германского Рейха скорее принять любые лишения и несчастья, чем пожертвовать национальными интересами и даже честью.

7. Правительство Рейха получило информацию о намерениях Британского Правительства принять меры по мобилизации, по своей природе направленные только против Германии, что и заявлено в адресованной мне ноте Вашего Превосходительства. Это относится и к Франции.

Так как Германия никогда не намеревалась принимать никаких военных мер, кроме чисто оборонительных, против Великобритании либо Франции, о чём уже было сказано, то заявление, подтверждённое Вашим Превосходительством, может означать лишь преднамеренную угрозу Рейху. Я должен проинформировать Ваше Превосходительство, что в случае таких военных мер я буду вынужден объявить мобилизацию вооружённых сил Германии.

8. Вопрос мирного решения европейских проблем не может быть решён Германией, а лишь теми кто, несмотря на преступления Версальского Договора, неуклонно и упорно противостоит любому мирному пересмотру его условий.

Только изменение позиции Сторон, ответственных за Договор, может принести изменения к лучшему в существующих отношениях между Британией и Германией.

В течение всей своей жизни я боролся за достижение дружбы между Британией и Германией, но отношение Британской дипломатии, во всяком случае, до сих пор, убеждало меня в бесполезности таких попыток. Если будущее принесёт изменения в отношении этого, никто не будет так приветствовать это, как я.

ПОДРОБНЕЕ:
http://s-mahat.org/cgi-bin/index.cgi?cont=270
Tags: Война и сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →