диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Церковь в СССР: неожиданное о зарплатах и пенсиях

http://www.lib.csu.ru/vch/119/tog.pdf



Алексей Марченко «Социально-экономическое положение церковных служащих в СССР (по данным Уральского региона)» // Вестник Челябинского государственного университета, №18, 2008.

23 мая вышло постановление №686 Совета Министров СССР «О распространении законодательства о труде на лиц, работающих в качестве рабочих и служащих в религиозных организациях».

Отныне советское законодательство о труде распространялось на всех церковных сотрудников. Одним из условий нового закона было обязательное вступление церковных служащих в профсоюз и заключение с профсоюзными органами трудового договора. При оформлении на работу в церковную организацию и увольнении из неё рабочие и служащие получали перерасчет, который производили органы социального обеспечения.

Новое законодательство оказалось весьма выгодным прежде всего для пенсионеров, желающих работать в религиозных организациях. Обычно зарплата церковного служащего-пенсионера бухгалтера, казначея, старосты была значительно выше, чем на госпредприятии, поэтому после окончательного ухода на пенсию в результате перерасчета размер выплат автоматически возрастал. Так, бухгалтер Свято-Троицкого кафедрального собора Перми С.Селезнев, ранее работая бухгалтером молочного комбината, вышел на пенсию с 495 руб. в месяц. Будучи пенсионером, поступил бухгалтером в управление Пермской епархии и получал зарплату 2500 руб. Уволившись с церковной работы, по перерасчёту райсобеса Селезнев стал получать государственную пенсию 1200 рублей (тогда примерно в 2-2,5 раза, чем средняя пенсия по стране).

После выхода этого постановления начался значительный приток пенсионеров в церковные организации, где им предлагали зарплату от 500 до 4000 руб. в месяц. Например, в 1957 году в Пермском епархиальном управлении рабочий свечной мастерской получал 4000 руб., бухгалтер — 2000, кассир — 1500, машинистка — 1000, шофёр епископа — 3000, повар — 1000, кладовщик — 950, сторож — 800, уборщица — 800. Для сравнения: средняя зарплата по РСФСР в 1957 году было около 800 рублей (а ставка той же уборщицы – 400-500 руб.).

По данным на 1959 год, в церквах Пермской области работало до 200 пенсионеров. Большинство из них — сторожа, истопники, дворники, уборщицы, казначеи, бухгалтера, счетоводы, обслуживающие церковь, просфорнцы, алтарницы, конюхи, а также церковные старосты — являлись членами профсоюза. В Москве 46 старост церквей были членами профсоюза и пользовались всеми преимуществами членов этой организации (от профсоюзных путёвок в дома отдыха до льготных ссуд).

Хрущёвская либерализация рабочего законодательства для РПЦ была с радостью воспринята духовенством и церковными служащими. К примеру, настоятель Всехсвятской церкви Свердловска протоиерей Фесвитянинов завил, что «советское правительство этим постановлением проявило заботу о значительной части трудящихся, работающих в религиозных организациях, и в то же время этим актом значительно улучшило взаимопонимание между Церковью и государством».

Сразу после введения этих нововведений в советские органы посыпались возмущённые письма трудящихся. Они указывали, что «на сороковом году советской власти мы снова получили засилье церковников, они купаются в роскоши».

В 1958 году в религиозных организациях страны работало до 15 тыс. человек наёмного обслуживающего персонала. Из них 774 человека работали в епархиальных управлениях, 425 — в мастерских по производству свечей и утвари, 13.600 — в церквах. В числе последних лиц: 1400 бухгалтеров и счетоводов, более 420 шоферов, 600 продавцов свечей. Ещё до 70-80 тыс. человек работали в церквах без оформления трудовых отношений (от служек до певчих в хорах).

В январе 1959 года состоялось закрытое собрание партийной организации Совета по делам РПЦи прошло Всесоюзное совещание республиканских, краевых и областных уполномоченных Совета, где была подвергнута резкой критике деятельность этого органа во главе с ее председателем Карповым. Лично Карпову были предъявлены претензии в «примиренческом отношении к активизации церковников, отсутствии принципиальности во взаимоотношениях с духовенством». В частности, отмечалось, что «Совет проявил безразличие к тому, что вокруг церкви вырос огромный, достигающий многих десятков тысяч, обслуживающий аппарат. Более того, часть из этих людей, не занимающихся общественно полезным трудом, проникла в советские общественные организации и пользуется всеми правами и льготами, предоставленными рабочим и служащим государственных предприятий».

«По 73 епархиям мы разным пенсионерам, работающим в церквях, в год незаконно выплачиваем пенсий около 15 млн. руб.», – заявлялось на совещании.

Вскоре последовала реакция. Идеологическим отделом ЦК КПСС перед Советом по делам РПЦ была поставлена задача: «Насколько возможно, в кратчайшие сроки, снизить численность церковных служащих. Прекратить государственное социальное обслуживание гражданского персонала церкви, снять с профсоюзного обслуживания церковных активистов, распустить и ликвидировать профорганизации в религиозных объединениях, занимающиеся под руководством попов соревнованием за лучшее обслуживание прихожан».

В 1961 году вышли в свет два постановления ЦК КПСС и Совмина СССР «О ликвидации извращений в исчислении пенсий рабочим и служащим религиозных организаций» и «Об увеличении налога на служителей религиозных культов, певчих церковных хоров, регентов, органистов и преподавателей духовных учебных заведений».
Изгнание церковных служащих из профсоюзов и ликвидация церковных профсоюзных организаций, увеличение налогового бремени привели к уменьшению числа желающих работать в храмах. Так, пожилые люди предпочитали жить на одну пенсию, но при этом продолжать работать в церкви (иногда – получая зарплату в конфертах).
О половинчатых результатах проведенных гражданской властью мероприятий по ухудшению социально-экономического положения церковных служащих и сокращению их количества говорит статистика по уральским епархиям.

Так, в 1963 году в храмах Челябинской области насчитывалось 454 человека обслуживающего персонала, в том числе 248 хористов. Из них только 9 человек состояли на учете в профсоюзных организациях. В Пермской области штат обслуживающего персонала насчитывал 683 человека, из них на профсоюзном учете состояли 34 человека. В Свердловской области обслуживающий персонал составлял 309 человек, 85 из которых являлись членами профсоюза.

Всего в 1963 году во всех епархиях РПЦ насчитывалось около 80 тысяч церковных служащих – ненамного меньше, чем до трудовых реформ в церкви
Tags: Истории церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments