диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Моя семинария

Нашел в своим архиве напрочь забытый мною текст: в 1988 году журналисты уже довольно часто стучались в ворота семинарии, и ректор поручил мне подготовить заготовки для них. Вопросы были вполне понятны:
- Что дала вам учеба в семинарии?
- Что считаете вы самым главным здесь?
- Чем больше всего дорожите?

***
В Лавре я люблю тишину. Монастырские стены - это граница двух миров, двух образов жизни. Когда я приезжал сюда туристом или паломником,я плохо понимал это. Но став жителем Лавры, стал видеть это различие. Ворота - действительно переход: 20 шагов - и всё другое. ...Я пришел сюда не для того,чтобы убегать от мира. Просто даже для того, чтобы понять, что такое современный мир, чем oн живет, стоит ли он тех целей которые ставит перед собой, нужно вырваться из его круговерти. Душа человека, по святоотеческому образу, подобна реке. Тихо в ней - и оседает в ней грязь и ил, становится видна глубина, вода сияюща и прозрачна. Монастырь дает возможность собраться с мыслям, "стяжать дух мирен"... Мне особо близки и дороги люди, живущие по эту сторону монастырских стен. Но я люблю и тех, кто живет за воротами. Я хoчy им помочь, и потому я здесь. Ведь чтобы помочь им вырваться из "диаволова водевиля" (Ф.Достоевский/, пастырь сам должен иметь мир душевный. "Врачу, исцелися сам".

... А еше - здесь нет грохота телевизора. Хорошо, конечно, держать руку на пульсе времени, но если не будет при этом памяти о Вечном, то можно заработать тахикардию.

***

Когда я недавно встретился со своими школьными друзьями, я понял, что год в Семинарии научил меня умению самостоятельно мыслить. Мои друзья, которые были когда-то бойчее и решительнее меня в своих мыслях и оценках, теперь стали ходячими газетными стендами. На 90% их мысли состоят из того, что они прочитали за последний месяц. Цельности же мысли, навыка думать без подсказки газетных обозревателей, способности заглядывать глубже газетных статей они не обрели... И вот странность - меня учили ведь традиционализму в мыслях, но оказалось, что укорененность в православной традиции дает возможность быть свободных от "мимоходящих" людских мнений, от модных суждений, которые стремительно накатываются на людей и столь жe стремительно выветриваются. Семинария научила меня бороться за свою точку зрения, бороться прежде всего за её поминание и усвоение.

***
Семинария показала мне, как мало я знаю. Оказалось, что я не знаю ни самого себя, ни основных истин своей веры, ни жизни и истории моей Церкви. Моих богословских знаний хватало на полемику с моими неверующими друзьями, но не больше. А ведь Церковь не "полит-клуб", и её жизнь отнюдь не сводится к задачам "апологетики". И эту сокровенную жизнь Церкви я знал мало. Но теперь вокруг меня много удивительных книг и замечательных людей. И главное - здесь слова существуют для того, чтобы стать делом. Нас учат для того, чтобы мы научились духовному деланию, а сам этот духовный труд все более раскрывает смысл слов.

***

.. Я большему научился у студентов, чем у преподавателем. Здесь действительно в основе лежат отношения братства. Апостол Павел говорит:"Любите друг друга с нежностью". Такие отношения здесь возникают сами собой, без призывов и назиданий. Брат, с которым ты поссорился из-за какого-то пустяка днем, вечером подойдет и попросит прощения. А если размолвка была более серьезной, и её следы трудно залечить, сразу же, то ведь через 2 или 3 недели кто-то из нас будет причащаться, и накануне все равно подойдет.

***
Бывает, что на душе становится тяжело, приходит время "окамененного нечувствия". И нередко для того, чтобы такое духовное отупение прошло, достаточно встретить кого-нибудь из своих соучеников. Одного взгляда в светлые глаза близкого тебе человека бывает достаточно. Доброта - вот главное в отношениях семинаристов. Когда притупляется духовно-нравственное чувство, я знаю, что дело не в том, что "нет правды на земле, но нет ее и выше", а в том, что где-то я сделал ошибку, грех. Из-за этой ошибки у меня сейчас иссякли силы, но они есть у моих друзей. А еще ведь есть Богослужение, исповедь, Причастие, есть духовник...

***
Мое первое впечатление от Семинарии останется со мною навсегда. Тогда я еще не учился здесь и даже всерьез не помышлял об этом. Сюда я ездил к своему другу. И вот, на второй или третий раз, случилось так, что неожиданно ударили крепкие морозы, а я был одет по-осеннему. Пока доехал до Загорска, пока дошёл от вокзала, конечно, замерз. И вот, не успел я переступить порог семинарии, как ко мне подбегает какой-то монах-студент и начинает меня, ругать. Как, мол, я посмел тек легкомысленно одеться в такую погоду и почему не жалею своего здоровья. А затем он вдруг говорит: "Слушай, а может, у тебя нет зимней одежды? Так ты вот что, ты постой здесь пять минут, я ceйчас сбегаю в келью. Мне только что привезли новое пальто, так оно мне не к чему, у меня еще есть. Ты постой, я тебе сейчас его принесу". Убедить его в том, что пальто у меня есть, и лишь случайно я оказался без него, стоило большого труда.

В этом эпизоде то, что делает семинарию именно семинарией, духовной школой, её дух проявились замечательно ярко.

***
Мне радостно жить в семинарии /Лавре/, но тяжело учиться. Мне тяжело "изучать" и "проходить" самые дорогие для меня вещи. Тяжело читать Евангелие для того, чтобы выудить из него цитаты, необходимые для завтрашнего ответа. Тяжeло методологически "анатомировать" Книгу жизни. То, что является самым дорогим и сокровенным, становится предметом обсуждений. Иногда это помогает и радует, а иногда тяготит.

***
В семинарии гораздо тяжелее, чем в миру, дается духовное возрастание. Там, в атеистической среде, каждый поступок, характеризующий жизнь православного христианина, требует усилия. В храм надо долго добираться, в пост ходить едва ли не полуголодным. Кроме того, мирское окружение как-то само собой своим постоянным воздействием заставляет непосредственно

(страница отсутствует)


caмому важному виду внимания: вниманию себе. Семинария учит всерьез воспринимать себя, свое состояние, свое поведение,свою жизнь. Это тем более важно, что лишь человек, увидевший себя, познавший себя, может познать Бога. Как восклицал блаженный Августин: "Если бы я только увидел себя я бы увидел Тебя, Господи!"

И, наконец, здесь учишься вниманию к людям. У русского священника два "имени*, и оба они отражают две стороны его служения. Пред Богом он - священник; пред людьми - отец, поп (от греческого папас - отец). Без внимания к Богу, к людям, к себе немыслимо служение священника. Так что понимание семинарии как школы внимания не лишено смысла.

***
Еще я люблю семинарию за то, что здесь не принуждают лгать. Пр крайней мере всегда можно смолчать. Здесь нет "собраний".

На собраньи целый день сидела,
То голосовала, то лгала...
Как я от тоски но поседела?
Как я от стыда не умерла?
(Ольга Берггольц)


Здесь никто не вытаскивает из тебя твоих убеждений и не сверяет их с лекалом долженствующих обнаруживаться идей. Конечно, часто и о многом приходится молчать, но зато нет нужды в декларациях и заверениях.

***

За те годы, что я провел в семинарии, я перестал бить москвичом. Я разучился спешить, бежать, сломя голову. Я разучился тому стилю жизни, когда "поспешно пьют, поспешно губят, а после каются спеша"...

(нет еще пяти страниц)

***
Почти постоянно у ограды академического сада стоят туристы, прильнув к ней и стараясь рассмотреть проходящих по ту сторону решетки семинаристов. Понятно, что психологически не очень-то уютно чувствовать на себе постоянные взгляды любопытствующих. И как-то /когда я eщe не учился здесь/, я спросил об этом семинариста: не тяжело ли все время чувствовать себя в клетке, за религией? "Что ты, -был ответ,- это они за решеткой, а не мы! Ведь это они хотели бы попасть сюда и не могут, а мы-то их жизнь знаем". Действительно, все мы жили "мирской" жизнью и знаем её. Но вот жизнь Церкви, духовная жизнь закрыты для слишком многих наших современников. Мы все жили и росли по ту сторону ограды. И все мы сделали свой выбор. А много ли среди тех, кто заглядывает в наш сад, людей, которые сознательно и свободно избрали свою позицию - быть там, а не здесь?

А психологически, конечно, не просто все время быть под прицелом самых разных взглядов - от благожелательно-удивленных и до открыто враждебных. Но ведь в конце концов семинария - лишь подготовка к нашей последующей жизни. И там священник будет один может быть, на десятки и даже сотни километров вокруг не будет у него единомышленных с ним друзей и сверстников. Все и с самыми разными чувствами будут стараться заглянуть в его жизнь. Но всегда надо будет уметь быть самим собой, не меняться в зависимости от того, кто и как на тебя смотрит сейчас. В миру же люди привыкли к ежедневным пластическим операциям на лице и на душе - в зависимости от того, с кем он общается и кому хочет понравиться. В Церкви, в духовной школе надо от этого отвыкать.

Да и туристы ведь замечают малейшую фальшь при общении.

***
Почему мы здесь? У каждого из нас свой путь, но в одной точке все мы когда-то сошлись. "Сказано:"раздай все и иди за Мной!", и Алеша подумал: "нe могу я вместо "раздай все" дать лишь пятиалтынный, а вместо "иди за Мной" ходить только к обедне". - Так Достоевский объяснил приход Алеши Карамазова в монастырь.

***

Я пришел в семинарию, чтобы получить возможность стать священником. И в семинарии я смотрю прежде всего на то, что мне будет более всего необходимо в будущем. Поэтому мне очень важно, что здесь я для себя открыл одну вещь, которую должен понять и помнить любой христианин в любом месте, ну а мне она открылась именно здесь. То, что я в конце концов понял, о.Александр Ельчанинов выразил так: "Есть только один грех - не желать святости. И есть только одна одна печаль - не быть святым". Здесь приходит понимание того, что "только одно есть на потребу": жизнь с Богом. Все остальное, как только становится самоценным, уже отторгает от единения с Христом. До поступления казалось: главное - жить в Лавре, учиться богословию, жить в верующем окружении. Но вот -

Все, что сбыться могло,

Словно лист пятипалый.
На ладони легло,
Только этого мало...

Ни один человек, ни одно место, ни одна организация не может заменить Бога Живого если твоя душа в удовлетворенности теряет устремленность к Нему. Слишком часто кажется: вот там, за лесом, за морем, за той стеной или за той пятилеткой - счастливая земля, и лишь только ты ступишь туда, как станешь и сам счастлив. Но Христос предупреждает: "Если скажут вам: "вот здесь" ила "вот там" - не ходите а не гонитесь... Ибо вот, Царство Божие внутрь вас есть (Лк.17,23 и 21/. И семинария тоже - не тихая и обетованная обитель. Здесь избавляешься от многих иллюзий и понимаешь, что без борьбы, постоянных усилий и выборов никто тебя в дисциплинарном порядке в "Царство Божие" не приведет. И здесь же проходишь подлинную христианскую "теорию относительности": то хорошо, что помогает подниматься ко Христу, и то плохо,что в какой-то момент начинает заслонять этот дуть.

Все ложь,что вне Его завета,

И все то правда, что Христос.

***

У семинаристов, особенно вновь поступивших, часто бывает желание после удачной лекции, беседы или книги выбегать на улицу и со всеми поделиться тем, что узнал. Желание понятное. Ведь то, чему мы здесь учился - это основы русской культуры и истории /если уж не говорить о том, что это вообще основы и конечный смысл жизни каждого человека/. Нo даже самых элементарных знаний об этом у светский людей нет и даже, что еще хуже, они не только не знают подлинных основ христианской веры и культуре, но и имеют совершенно ложные представления о них. Поистине, сейчас
Церковь должна заняться просветительством.

Больно и обидно слышать, как местные экскурсоводы бойко уверяют туристов в том, что "виноградная лоза в росписи Трапезной - символ плодородия русской земли", "возвышение центрального купола Успенского собора - знак, политического возвышения Москвы", а "коронообразное завершение колокольни знаменует победу светской императорской власти над клерикалами". Незнание христианской символики, чисто формалистический подход к древнерусскому искусству, извращение роли монастыря и церкви в истории России /жизнь монастыря по сути сводится к обогащению к стяжаниям), грубые хронологические и фактологические ошибки, распространение сплетен про семинаристов и монахов - таковы отличительные черты большинства здешних экскурсий. А если еще массовик-затейник из соседнего дома отдыха каждую свою экскурсию кончает словами: "главное в нашем туристическом деле что? - Вовремя пообедать!", если в методичке экскурсоводов целью экскурсии ставится ведение атеистической пропаганды, а методика раскрытия историко-культурной стороны экскурсии сводится с рекомендациям "показать методом показа" /это цитата/, то можно себе представить, что узнают люди, приехавшие в Лавру.

Кстати, никак не могу понять - если законодательство запрещает ведение религиозной пропаганды вне храма и ведение атеистической агитации в храме, то на каком основании в действующем монастыре ведется атеистическая работа? Это по меньшей мере невежливо.

Сейчас много говорят о благотворительности, в том числе церковной. Но ведь не только телу надлежит творить благо! Разве душа народа, его историческая память не меньше изуродованы?
Возвращение Оптиной пустили Церкви символично. Оптина - центр духовно-просветительской жизни России прошлого века. Но ведь по сути каждый храм, каждый монастырь должны сейчас превратиться в центр духовно-нравственного просвещения. В крупных городах Прибалтики в костелах постоянно дежурят молодые верующие люди, могущие рассказать туристам об истории храма и ого святынях. Здесь же, в Лавре, лишь для иностранцев разрешается вести экскурсии самим монахам. Это - опять прикосновение к больной теме: почему иностранцам у нас мы позволяем больше, чем своим соотечественникам.

Очень хочется верить, что когда-нибудь о своей жизни, своей истории и современности мы получим возможность рассказывать сами. Ведь в конечном счете все, что мы здесь имеем и все, что мы узнаем, служит одной цели: сначала скопив сокровище, поделиться им с людьми.

А неподалеку можно устроить музей атеизма. Желающие узнать о религии из первых рук будут идти сюда, а желающие глубже познать атеизм - будут идти в другое место. Меньше станет "атеистов по незнанию"/слова Э.Рязанова/, меньше будет иванов не помнящих родства, интенсивнее будет диалог церкви и общества, меньше будет непонимания и больше доверия.

А пока экскурсоводы уверяют, что узкие окна Троицкого собора - это бойницы, из которых удобней отстреливаться.

***
Об образовании в семинарии ходит много преувеличенных слухов. Мы, однако, не изучаем здесь ни химию, ни научный коммунизм /тем более в объемах,превосходящих университетские/. Но одно могу сказать совершенно определенно: знания, которое мы получаем в области "религиоведения", неизмеримо лучше тех, что дают светские ВУЗы. Я могу это заявлять, потому что сам окончил ведущее религиоведческое учебное заведение страны - кафедру атеизма философского факультета МГУ. Два года в семинария уже дала мне несравненно большее знание в области христианского вероучения, истории церкви, понимания Библии, чем пять лет в университете. Я не могу сказать, что Евангелие я здесь изучаю лучше и глубже, чем на кафедре атеизма: просто не с чем сравнивать. Ни одного спецкурса по Библии, Евангелию, догматике, церковной истории на кафедре атеизма просто не читается! Там предпочитают изучать "религию вообще", а не конкретное христианство "в частности". Нет конкретной базы - и общие "выводы" также вызывают недоумение.

Так, еще С. Аверинцев подметил, что говорить о том, что представление о небесной иерархии складывается христианстве как отражением земных феодальных структур, не очень уместно, поскольку идея церковной, небесной иерархии складывается в 1-3 веках, а о феодальном обществе мы можем говорить не ранее как с 6-го. Сама по себе идея проекции социальных сил небо, может быть, и интересна, но трудно представить, как перенос свойств земного царя на небесного Владыку произошел в "частном" случае христианства. Во всяком случае, вряд ли слова Иоанна "Бог есть любовь" своим прообразом имели Нерона, и даже глядя на Марка Аврелия рабу трудно было вообразить, что ради него Царь Небесный может "смириться даже до смерти, смерти же крестной".


В конечном же счете атеистически описывать "земные корни небесного" столь же уместно, как фрейдисту подойти к молодому человеку, который покупает цветы своей матери и попытаться объяснить ему скрытый сексуальный смысл и потаенные эротические причины его поступка. Представьте себе, какими бы глазами посмотрел юноша на этого "пансексуального" последователя Фрейда, и будет понятно, как воспринимается "частным" верующим "общая" проекционная теория.

В XIX в. действительно Московская Духовная Академия давала лучшее образование по сравнимым курсам предметов, чем Московский университет. Сейчас же по сути исчезла возможность сравнения; то, чему учат здесь, не учат нигде.

***

Одни из самых непонятных и забытых сейчас черт подлинной человеческой жизни - неосуждение. Христианство учит ненавидеть грех, но любить грешника, учит отделять отношение ко злу от его носителя. Русский народ умел раньше "жалеть" самых отпетых преступников. Но затем его слишком успешно учили "единодушно" требовать смерти и еще раз смерти... Teперь в результате слишком поспешно отождествляют поступки человека, с ним самим. В духовной же школе постепенно учишься понимать, что другие люди "просто" такие же больные, как и ты сам: просто у тебя болит рука, а у твоего ближнего - нога. Но это еще не повод для осуждения и самопревозношения. Вокруг тебя - твои братья, которые идут к одной цели с тобой и совершают чаще всего одинаковые с тобой ошибки.

Здесь особенно наглядно, что человек глубже того или иного эпизода своей жизни, поскольку знаешь, что вокруг - люди, в глубине своей чистый /будь они другими, они не пришли бы сюда), а тот или иной проступок - еще не сущность этого человека.

***

Я здесь потому, что есть Бог, потому что жив Христос. Я не выбирал - идти мне в семинарию или нет. Не пойти сюда значило бы отречься от своего призвания христианина ,отречься от самого дорогого. В десятки раз сложнее мне было бы идти своим прежним путем, чем сменить дом, профессию и придти сюда.


***

Из 2016:
"Онегин, я была моложе, я лучше, кажется, была".
Что было и что стало - тут:

Tags: Автобио
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →