диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Мой старый долг перед отцом Александром Пивоваровым ч. 1.

Нашел его старое (1991 года) письмо - со словом "копия", но с его подписью.
Отец Александр - удивительный человек и священник. О нем см. http://www.a-pivovarov.ru/biography.

Читать надо очень не спеша.

И этот вроде бы бытовой документ надо хранить в веках как хранят новгородские берестяные грамоты. Ибо именно тут, а не в позолоченно-бронзовых публикациях ЖМП - реальная жизнь Церкви.

***

Обращаюсь к Вам за помощью. Вы, как один из иерархов Русской Православной Церкви, правоправящий наследием Божиим, через Священный Синод при Святейшем Патриархе АЛЕКСИИ можете хотя бы одно слово сказать в мою поддержку.

Автор этого письма протоиерей Александр Пивоваров. Священствую с I960 года. Кандидат богословия. Служил в Новосибирской епархии. С 1986 года был настоятелем Покровского собора г.Тобольска, благочинным и секретарем епархии по Тобольскому округу.

В Тобольск меня назначил митрополит Гедеон, но служение здесь проходило последовательно под управлением архиепископа Феодосия и епископов Антония и Димитрия.

В 1987 году в Омско-Тюменской епархии было 12 приходов: в Омске, Тюмени, Тобольске, Ишиме - по два и в Ялуторовске, Таре, Иссиль-Куле, Вознесенке - по одному. Архиепископ Феодосии на всех уровнях власти стал добиваться открытия церквей во всех городах и райцентрах по Омской и Тюменской областям. Благодаря его настойчивости, умения тактично решать сложные еще для тех лет вопросы, в Тобольском благочинии были открыты новые приходы е Тобольске, Сургуте, Нижневартовске, Нефтеюганске, Урае, р/п Сумкино, семинария в Тобольске, Знаменский моныстырь в Абалаке, переданы - София Тобольская, Тюремный замок в Тобольске. Не касаюсь храмов в Омской области и Тюменского благочиния. Во все эти приходы были подготовлены при Покровском соборе кандидаты, которых Владыка посвятил во иереи. Верующие многих других городов Севера Тюменской области начали хлопотать об открытии у них церквей, но в январе 1990 епархия была разделена. Епископ Антоний управлял Тобольской епархией пять месяцев. В это время шло обустройство в Тобольске временного епархиального управления; открытия епархиального счёта, Владыка успел такие познакомиться с приходами и посвятить семь священников.

Владыка Илиан совсем не изволил прибыть в Тобольск - около пяти месяцев мы ждали его. 3 середине ноября 1990 года в Тобольск прибыл епископ Димитрий. Вся епархия ждала его как Ангела Божия. Много приходов было открыто, но в них не было священников. С первых дней Владыка Димитрий дал понять, что он приехал наводить порядок в епархии.

Он резко осуждал своих предшественников за то, что они взяли бывшую тюрьму и что там уже готовили отдельные здания под Епархиальное Управление, для Семинарии и под гостиницу. Молодой Владыка, войдя в 3-х этажный административный корпус, стал при всех стучать посохом на меня: "Кто вам позволил назвать тюрьму Епархиальным замком? Кто разрешил делать экскурсии? Кто позволил продавать билеты? Кто, я спрашиваю вас?" лицо Владыки при этом пылало гневом, он побледнел.

Я кротко отвечал: "Владыка Святый, успокойтесь, я Вам всё объясню". "Нет! Сейчас же снимите все объявления, экскурсии запрещаю, билеты давайте мне, а доски положите в машину, я отвезу все Святейшему Патриарху", - продолжал Он.
Очень долго Владыка смеялся над Замком, белел прекратить в нём многие работы и постепенно уводил из него всех сотрудников. Во всей нашей Патриархии едва ли найдется епархия, которая имеет комплекс таких зданий. Замок расположен 2 200 метрах от Кремля, от Софийского собора. Во все годы моего служения в Тобольске в нашем соборе было принято обеспечивать паломников кроватью и питанием. Мы брали опыт с Пюхтицкого монастыря и других святых обителей, это была трудная задача. И когда нам передали замок, то мы сразу устроили в нём гостиницу для паломников. Сейчас там живут и учатся воспитанники первого класса Семинарии. Выходит зря смеялся Владыка Димитрий над Замком. В Замке мы сразу устроили кухню и столовую, где сейчас и питаются воспитанники трех классов Семинарии, двух классов регентской школы, преподаватели, служащие Семинарии и собора. В этом же Замке второй год функционирует регентская школа. На открытие ее мною было получено благословение от епископа Антония, затем от архиепископа Александра Дмитровского, который любезно разрешил некоторым девушкам из непоступивших в Загорске поехать в Тобольск. В июне 1990 года Владыка Антоний был переведен в Красноярск, а Ректор Семинарии архимандрит Макарий в Ставрополь. Инспектор Семинарии игумен Максим тогда был против открытия регентской школы. Указывая на Загорск и С-Петербург, он сказал, что считает порочной практику открытия регентских школ при семинариях, и заявил, что через них развращаются семинаристы. Он пытался помешать открытию её в Тобольске. Думаю, что это было по молодости.

Замок нам передали в конце мая 1990 года. В июне на праздник Святителя Иоанна Тобольского приезжал митрополит Питирим. Кстати - в тот день была совершена последняя хиротония иерея для Тобольской епархии. На празднике мною было объявлено всем паломникам, чтобы они посылали в Тобольск способных к научению регентскому и псаломщическому делу юношей и девушек. До начала занятий оставалось два месяца. Епископ Антонии уехал. Нужно было приготовить все - где жить, где заниматься, найти педагогов, инструменты, ноты, организовать питание, быт и пр. и пр. Главное в Замке нужно было заменить систему отопления -несколько километров одних труб, заменить окна, проводку, провести штукатурно-малярные работы. И все же регентская школа при Покровском соборе была открыта и из 20-и ее учаников, принятых 1 сентября 1990 года, одиннадцать успешно окончили первй год, усвоив программу дзух классов Загорской и С-Петербургской регентских школ. Это был второй мои "криминал".

Владыка, придя в Замок, потребовал от меня: "Покажите где разрешение Патриархии на открытие школы. Что это за самодеятельность? Что вы себе здесь позволяете? Пишите объяснительную". Думали, что конец пришел для школы. Слава Богу - нет. Спасло школу то, что ее учащиеся сразу были включены в архиерейский хор, стали проводить самостоятельные службы накануне и утром в субботы. Боялись что летом Владыка упразднит школу, но Он - спаси его, Господи, узаконил её, переименовав в регентские классы при Семинарии. В этом году девочек расписали на разные послушания - мыть, варить и т.д. По благословению Владыки было принято 12 человек и обучение наметили на четыре года. Знания ни здесь, ни в Семинарии по словам владыки Димитрия не так важны, а главное как Он любит говорить - это "послушаньице, смиреньице, терпеньице". Добиваясь открытия в Тобольске Духовной Семинарии, архиепископу Феодосию и мне хотелось организовать настоящую подготовку пастырей. Нелегко это было. За 1987 и 1988 годы наш собор построил большой дом - там живут сейчас преподаватели Семинарии, а в первый год там жили и воспитанники. Та же устроили столовую, кухню, баню, гараж, склады. Для занятий мы получили от властей разрушенную Петропавловскую церковь, которую внутри за 1988 и 1989 года на сродства собора всю отреставрировали.

В Петропавловской церкви были гopы мycopa. Мы сделали в ней проводку, оштукатурили, провели центральное отопление, устроили полы, где разместились на трех этажах - хор, кабинеты, классы, алтарь. Завезли столы, сейфы, стулья, кровати, посуду, белье, матрацы, картины, продукт - всё что нужно для открытия духовной школы. Вокруг храма поставили леса, заменили кровлю, сделали медные главки, кресты. Крышу мы временно покрыли рубироидом, т.к. на ней поставили леса. В 1989 году завезли под колокольню десять тонн оцинкованного железа. Что мы успели сделать,- так и стоит этот храм в лесах, без кровли. За 1990 год мы успели завести в Замок десятки бочек олифы, краски, всяких стройматериалов.

За открытие Духовной Семинарии по представлению епископа Aнтония я был награжден святой митрой. А ведь и здесь можно было предъявить мне "криминал". Все было договорено об открытии Тобольской семинарии в Москве, в Тюмени, в Тобольске, собрались желающие учиться.

Кончился август, а из Москвы не было ответа. I сентября в Покровском соборе мы сами отслужил молебен и начали ежедневные занятия. Милостив к нам был Господь. 12 сентября в Тобольске был праздник 200-летия книгопечатания в Сибири. Был на нем владыка митрополит Питирим. Он нашел время осмотреть всё, побеседовать с учащимися, а их было 30 человек. После этого благословенного визита Владык Питирима в Синоде было принято решение об открытии в Тобольске Духовной Семинарии с теплой формулировкой "иметь особое попечение о ней". В середине октября прибыли нз Сергиева посада ректор архимандрит Макарий (Веретенников), инспектор игумен Максим (Дмитриев), ученый секретарь иеромонах Василий (Донец). Вновь был отслужен молебен, проведены экзамены, отобраны 15 воспитанников, и начались занятия по всём дисциплинам. Меня оставили преподавать Катехизис, что я делал весь год бесплатно, снабдив всех учебниками, канонниками и другими книгами. Владыка Феодосий любил Семирарию, но, к сожалению, не было у ректора желания быть в подчинении ни у него, ни у епископа Антония. По учебной жe части архимандрит Макарий был эрудитом и к занятиям был весьма строг. Характер имел неуживчивый.

Когда мы готовились встретить преподавателей; то для ректора я решил создать максимально хорошие условия. За год до открытия Семинарии моя мама, зовущая со мной, купила себе в Тобольске дом. В него я провел центральное отопление, воду, пристроил две комнаты, прихожую, ванну, туалет, сменил проводку, всё отремонтировал, перекрыл крышу, а внутри всё обставил как в хорошей гостинице - мебелью, посудой, оставил телевизор, телефон, холодильник и т.д., чтобы ректору не нужно было ни о чём заботиться, а всецело заняться Семинарией. Ректор так был доволен, что с амвона в соборе говорил: "Если бы не отец Александр, то открытие Семинарии не было бы возможным". На святках I990 года архимандрит Макарий вдруг положил архиепископу Феодосию и мне на подпись готовый Документ о передаче Семинарии жилого фонда собора - дома, где жили преподаватели и воспитанники, а также дома, где он сам жил.

Я объяснил архиепископу, что Покровский собор без всякой оплаты отдал на много лет жилье, в которые Семинария caмa решит вопросы жилого фонда и другие, но зачем юридически делать собор бедным, а потом не придется ли вновь выкупать собору своё же? А о доме, где живет отец ректор, частно-принадлежащем моей маме, о нем вообще не может быть никакой речи.

Тогда отец Макарий стал действовать иначе. Он постепенно стал захватывать что мог - ломать замки, занимать помещения, чем нас всех ужасно поразил. Воспитанники ломали замки. Владыка Антоний пытался беседовать, вразумлять преподавателей с отцом ректором, а затем просил Священноначалие убрать отца Макария из Тобольска. Но это случилось чуть позже, а весной 1990 года моя мама пошла в свой дом садить там огород. Отец Макарий без особой вежливости выпроводил её за ворота. Чтобы не давать повод к разговорам, я написал на имя Владыки Антония прошение о том, чтобы он благословил мне переоформить мамин дом на собор, а соборный дом, в котором я жил с мамой - на неё. Владыка благословил.

Вот этого всего теперь не признает епископ Димитрий, он собрал против меня множество правил, что якобы я захватчик церковного дома. Уезжая из Тобольска отец Макарий поселил в мамин дом десять студентов, чтобы они охраняли его, не впустили хозяйку. Мама ещё пыталась вернуться, но её и студенты не пустили. Вот-так бывает в жизни, что сделаешь человеку добро, а он тебе такую пакость устроит.

Но это не все. Уезжая отец Макарий увёз из дома и наше личное имущество вместе с новыми жигулями, которые выхлопотал для Семинарии Тюменский благочинный протоиерей Валерий Гордеев. Бог с ним, с отцом Макарием. У него через год и в Ставрополе стало необходимым уйти. Через полгода приехал епископ Димитрий и стал мне мстить за что-то. Всех сотрудников собора, принятых мною за три-четыре года, он заменил и в первую очередь продавцов. От каждой из них Владыка стал требовать перед иконами, заклиная их Богом, чтобы они немедленно написали Ему всю правду - как оформлялись раньше требы, что продавали, не было ли от настоятеля товаров. Уже в марте Владыка убрал меня из Епархиального совета, потом из Приходского совета, а в апреле отстранил и от всех строительных работ в Замке.

Видя, что я нелюбим Владыке, я много раз с марта 1991 г. просил Его отпустить меня с миром из епархии. Тогда же написал несколько писем Преосвященным и получал приглашение из нескольких епархий. Но епископ Димитрий отказал мне в прошении, т.к. yжe собирал на меня криминал, спокойно готовился совершить надо мной расправу после праздника Святителя Иоанна Тобольского - 23 июня. Владыка Димитрий дал поручения в бухгалтериях Патриархии дать Ему данные за несколько лет - что, когда и где получал Пивоваров. Там Владыка сказал, что в Тобольске произошло не то хищение, не то уничтожение документов. Но этого не было. Бухгалтер собора, которую епископ Димитрий уволил лишь в конце этого года, Анна Михайловна Федорова живет и сейчас в Тобольске и знает, что это неправда. Владыка Димитрий всех убеждает, что Пивоваров присвоил себе много денег и в доказательство делает сравнение доходов за 1990 и 1991 гг., показывая, что они увеличились в 2-3 раза. Я никогда не занимался делами в бухгалтерии. По отчетам знаю, что за 1987 год доход в соборе был 150.000 руб., а за 1990 г. - 500.000 руб. Расценки на требы, на книги, свечи были самыми низкими по епархии: крещение - 5 руб., акафист -3 руб., заказная обедня - 3 руб., отпевание - 3 руб., венчание -10 руб и т.д. С заменой продавцов Владыка Димитрий резко изменил все расценки. За крещение сейчас взимают - 35 руб., венчание -50 руб., отпевание до ста рублей и т.д. Книги, которые в Даниловом монастыре стоят 4-7 руб., у нас продают за 33-50 рублей. В те годы у нас в будни было 4-3 крестин, а в воскресные дни 20-40, то в 1991 году батюшки ежедневно в будни крестили по 40-80 человек.

Священники служат те же - они не от кого-то знают всё это. Но когда в Москве Владыка говорит о доходах, о цифрах, то тогда это выглядит убедительно. Не в три раза, а наверное в 6-7 раз должен измениться доход по выше указанным причинам. Мы все наши стройки, содержание архиерейского хора, регентской школы, организацию новых приходов по благочинию вели за счёт одного Покровского собора. За эти же годы в соборе обновили ризницу, приобрели более сотни новых патриархийных облачений, заменили семисвечник, подсвечники, Дарохранительницу и многое другое. Владыка ни разу не сказал нам доброго слова за все cтpoйки, за открытие духовных школ, церквей. Хотя, прошу прошения, один раз Владыка меня похвалил, когда увидел в складах Замка гopы кроватей, матрацев и т.д. Сказал - хорошо, хорошо, запасли на все. Он, напротив, всем внушая лишь одно, что до него епархию разваливали, а он её восстанавливает. Владыка всем говорит, что епархия была должна Патриархии 700 тысяч рублей, что он не знает как расчитаться. В 1990 году, когда епископ Антоний только оформил епархиальный счёт и уехал, а потом мы были без Управляющего, то действительно за это время накопился долг около 600 тысяч рублей. Но до конца 1990 года, т.е. всего за один месяц после приезда епископа Димитрия бухгалтер епархии Федорова A.M. перечислила все задолженности - за что получила даже легкий выговор от Владыки. Пока не было епископа, не было и перечислений от приходов - и слава Богу- а то мы могли бы в нужде часть средств истратить на стройки в Тобольске.

Совершенно непонятно отношение епископа Димитрия к Абалацкому монастырю. Епископ Антоний назначил и.о. наместника монастыря настоятеля Всехсвятской церкви г.Тюмени иеромонаха Гедеона (Хорон) и сделал эту церковь подворьем монастыря, чтобы отец Гедеон мог за счёт этого хорошего прихода реставрировать монастырь. Отец Гедеон быстро организовал бригаду и реставрационные работы закипели. Всехсвятский приход отец Гедеон сделал трёхштатным, а в монастырь привёз духовника иеромонаха Авраама.
За умиротворение Всехсвятского прихода, за работы по монастырю епископ Антоний удостоил отца Гедеона награждения саном игумена.

Приехал Владыка Димитрий и сразу всё разрушил. Он снял отца Гедеона со всех должностей, убрал весь Всехсвятский причт. Отец игумен попросился тогда в отпуск в США, где у него живут родители. Я защищал отца Гедеона, просил Владыку дать ему нормальную справку на отпуск, чтобы он мог ехать к родителям не с позорным Указом. Вина то игумена состояла кажется в том, что он ходил в джинсах, да в Алтаре монастыря Владыка обнаружил беспорядок - были не убраны ризы, нe закрыт Святой Престол. Но это была прямая вина отца Авраама, жившего в монастыре, который, как на грех, тогда был в отъезде и забыл убрать во Святая Святых. Отец Авраам сильно переживал отстранение игумена Гедеона, но попытался возрождать монастырь. Он уезжал не для праздных дел. Батюшка нашёл и договорился с двумя игуменами, двумя врачами, несколькими монахинями и простыми женщинами, которые дали ему согласие переехать из теплых мест жить в Абалак. Отец Авраам составил список в количестве 22 человек и представил его епископу Димитрию, чтобы Он благословил людей на приезд, жизнь и служение монастырское. Это было настоящее чудо для всей Сибири. Но... Владыка Димитрий не благословил! Он сказал отцу Аврааму, что Абалацкий монастырь "прожект" архиепископа Феодосия! Так был фактически руками епископа Димитрия закрыт Абалацкий монастырь. Отец Авраам уехал. Сейчас он у праведного Симеона Верхотурского. Помоги ему Господи! В нашем монастыре не стало священника, нет службы, уехали последние бывшие там при отце Аврааме женщины. Говорят, что живут пока в монастыре два или три бича-строители, что им епископ Димитрий выделил 20.000 рублей на год на реставрацию.

Я спрашивал епископа Димитрия: "Зачем Вы, Владыка, закрываете монастырь?" Как всегда Владыка ответа не дал - это его манера уходить от ответа.

Другой пример. Житель посёлка Сумкино Тобольского района Быков Флор Константинович решил открыть общину в Сумкино и построить там храм. Получив благословение архиепископа Феодосия, мы провели встречи с народом, с властями, оформили документы, съездили в бывшую деревню Шишкино, осмотрели Казанскую церковь, которая сейчас и стоит на новом бетонном полуподвале в Сумкино. За активную деятельность Быков Ф.К. был удостоен чести быть членом собора на избрании Сзятейшэго Патриарха АЛЕКСИЯ с епископом Антонием. Все беды Быкова Ф.К. начались с приездом епископа Димитрия. Староста год просит к себе священника, держит благоустроенную квартиру, полгода просил у Владыки занять ему 25-30 тысяч на завершение строительства. Со слезами Фрол Константинович приходил ко мне от Владыки, где его держали всегда по три часа в приемной и где Владыка говорил ему: "Вот как с Пивоварова отберем тысяч пятьдесят, то и дадим тебе тысяч пять-десять." Стыдно и вспоминать. За что так мучить такого героя веры?

Уже жена и все знакомые над ним сдаются. Однажды Владыка прямо и сказал Быкову Ф.К.: "Ну раз нет у вас денег тогда и не стройте церковь." Как гром поразила эти слова старосту - он месяц отлежал в больнице. Ради церкви он не взял в навигацию корабль, где мог получать как капитан по 1000 рублей, а бесплатно стал строить храм и вдруг вот такие испытания, но самое главное от кого? Могу лишь предположить, что мстит ему Владыка за иеромонаха Серафима (Ченец). Этот батюшка служил несколько месяцев в Сумкино. Там Быков Ф.К. обустроил временно молитвенный дом. Стал отец Серафим обходить верующих и потихоньку собирать с них деньги на строительство храма, забрал свечи у продавца, стал тайком крестить, чтобы староста не знал о деньгах.

Назревала неприятность, я вразумлял отца Серафима, не дал в обиду старосту и тогда батюшка исценировал "распятие" бандитами, которых якобы подослал Быков Ф.К. Расчёт был почти верный - сенсация, газеты, yжac - батюшку распяли, забрали деньги. Но потом выяснилось, что отец Серафим благословил на то утро к 6.00 часам прийти к нему домой нескольким его любимцам. Они то и нашли у отца Серафима дверь полуоткрытой, а войдя увидели самого отца Серафима сидящего с прибитой левой рукой к столу. Когда осмотрели отца Серафима, то оказалось, что "распинатели" не задели ни одной кости, а сделали небольшие ранения кожи на ступнях ног, на правой руке, а левая была прибита гвоздем через перепонку между пальцами. Экспертиза показала, что гвоздь был обработан спиртом. Соседка по площадке показала, что не слышала ни звонка, ни стука, ни шагов, ни разговора, ни крика, хотя ей хорошо слышно через стенку даже храп батюшки.

Когда отец Серафим увидел, что он не получит поддержки против Быкова Ф.К., то сбежал из епархии и около года скрывался. Вернулся он к Владыке Димитрию. Староста Быков Ф.K. все доложил Владыке, просил его разобраться и помочь вернуть для церкви деньги, собранные у людей, но епископ Димитрий оставил эту просьбу без ответа, а самого отца Серафима принял кладовщиком всех складов собора. Теперь отец Серафим ежедневно остается один на ночь в соборе, имея у себя все ключи. По заверению отца Авраама - он был тогда духовником в монастыре, отец Серафим просто ловкий мошенник. Достойный всяких орденов строитель храма Быков Ф.K. в гонении у Владыки Димитрия, а " самораспинателъ" - любимец его!

Первым помощником Своим Владыка Димитрий сделал священника Алексея Сидоренко. Сейчас он и инспектор Семинарии. На Епархиальном собрании 8 марта I990 года Владыка Димитрий объявил в совет кандидатуру отца Алексия, тогда встал благочинный протоиереи Валерий Гордеев и предложил снять кандидатуру отца Алексея. Он огласил справку, что отец Алексей Сидоренко состоит на постоянном учёте в психбольнице. Ужасно разгневался тогда Владыка. Он встал, стал кричать на отца Валерия, стыдить его, заявив, что "я может тоже больной, да вот Владыка." Но может это и не так странно. Странно другое. Священник Алексий Сидоренко был рукоположен в сан иерея архиепископом Феодосием и был у Него секретарём в Епархиальном Управлении. Там то он и вел подрывную деятельность против Московской Патриархии. Он снабжал всей информацией тайно возглавляемую им группу священнослужителей -братьев Курочкиных, иеромонаха Владимира Носова, отца Иоакима Лапкина, отца Василия Савельева, диакона Сергия Бурдина, которые все ушли в Заграничный Синод. В Синоде Московской Патриархии знают как эти "ревнители" веры боролись против открытия в Тобольске Семинарии, против Софии, против монастыря. Они старались добиться замены архиепископа Феодосия и у них почти получилось, т.к. всё лучшее было отнято у Омского Владыки. Они добились отстранения и меня, чтобы всё в епархии порушить и, как видим, фактически добились этого. Своему другу отцу Василию Савельеву с иеромонахом Владимиром Носовым Сидоренко благословил вести активную работу но уговариванию общин в Омской епархии уходить из Московской Патриархии - это нетрудно проверить через Владыку Феодосия. Сам же отец Алексей Сидоренко работает на две епархии. Омским друзьям он помогает тем, что до сих пор возит грязные пасквили на архиепископа Феодосия - так совсем недавно подал очередной в Белый дом, а сам пробрался в Семинарию и протянул в неё преподавателем диакона Сергия Бурщика, который открыто отрекся от Московского Патриархата. За одно то, что отец Алексей Сидоренко посмеялся, как Хам над Ноем, над своим Рукополагателем должен был как иуда отлучен от служения. Но ему удалось пробраться в сердце духовного просвещения, удалось очаровать епископа Димитрия.

Уезжая из Тобольска инспектор, игумен Максим, просил у меня прощение. Как жаль нго - он коренной сибиряк, он сохранял здесь дух православия, отдавал все свои силы Семинарии. Теперь он увидел все и поспешил скорее сбежать "подобру-поздорову", вернее - по болезни. Священник Алексей Сидоренко и диакон Сергий Бурдин талантливы, умны и не нужно быть пророком, чтобы видеть, что ждет Тобольскую Духовную Семинарию - что ситуацией в ней владеют раскольничьи руководители. А диакон Сергий Бурдин прямо на уроках и даже в лицо епископу открыто критикует Московскую Патриархию. Так в чём же особое попечение о Тобольской Духовной Семинарии? Так и думаешь, что кем-то тайно всё делается, чтобы её закрыть. Много хороших воспитанников уже покинуло семинарию. Они приняли сан в соседних епархиях и, слава Богу, служат. С отъездон отца Максима прекратились в Семинарии уроки церковного пения, занятия с хором. Зато усилились уроки философии, которые ведет отец Алексей Сидоренко. Слов нет сама по себе философия ещё не беда, но когда ставленник в диакона, накануне своей хиротонии читая, делает в шестопсалмии столько ошибок, сколько в нем слов - как не сокрушаться об уровне преподавания!

Идет второй год служения епископа Димитрия в Тобольске и не было ещё ни одной хиротонии во иереи для Тобольской епархии. Было в ней 23 иерея и из них за это время ушли или их "ушли" из епархии: игумен Гедеон, иеромонахи Зенон и Авраам, архимандрит Макарий (Реморов), священники - Михаил Вивчар, Сергий Кудреватый, Алексей , протоиерей Александр Пивоваров. Около десяти кандидатов представил я Владыке Димитрию - девять из них уже служат иереями в Свердловской, Красноярской, Омской епархиях, т.к. Владыка Димитрий Пивоваровских не только не рукополагает, но и не принимает даже в Семинарию. Не буду перечислять их фамилии.

Молодой Владыка любит запрещать в священнослужении, отлучать от причастия. Он говорит о Себе, что будет строго соблюдать правила Святой Церкви! Это отрадно слиышать, но в действительности это не так. Кроме вышеупомянутых доверенных Владыке Димитрию лиц - самораспинателя и расхитителя средств Сумкинской церкви отца Серафима, организаторов раскола - отца Алексея Сидоренко и диакона Серия Бурина, преподавателей Семинарии, Владыка приблизил к Себе бывшего в годы воины в Беларуси полицая протоиерея Николая Чернущика. Этот протоиерей открытым текстом произносит нецензурную брань, дерется, кричит прямо в облачении и в присутствии архиереев (его знают митрополит Николай Горьковский, архиепископ Максим Брестский, архиепископ Феодосий Омский, епископ Антоний Красноярский). Его избрал Владыка в борцы против меня. Меня выгоняют из бывшего церковного дома, запрещают, а отец Николай Чернищук пятнадцать еот с сожительницей живет в церковном доме. Он пишет в газете, что епископ Димитрий не такой как другие Владыки, что Он поднял в три раза доход в соборе, возрождает Тобольскую епархию и Семинарию. Владыка наверное не знает, что отец Николай не может не только писать, но и прочесть написанное. И к такому священнику на исповедь допускаются воспитанники Семинарии.

А меня Владыка довел до сердечного приступа, а потом лежащего в больница заочно судил, не показав за что, запретил, уволил из собора, снял все звания - как уверяет за дом. Владыка совсем не упоминает о том, что мы с мамой бесплатно предоставили свой дом для проживания отца ректора, умалчивает, что отец Макарий вывез наше имущество, что перенесла в другой дом даме телефонную точку, что отец Макарий вывез наше имущество, заявив, что дом теперь его, что потом семинаристы не пустили маму, что обмен домов был вынужден и сделан с письменного благословения епископа Антония. И все же отец Алексей Сидоренко насобирал Владыке столько правил и меня увольняют за антицерковную, антиканоническую деятельность!

В декабре 1990 года я был в отпуске, уезжал из Тобольска на две недели. В это время в соборе священник Георгий Безнутров после "Отче наш" перевернул Святую Чашу. Вернувшись, открываю во время службы Святой Антиминс и вижу - он бледный. Это оттого, что отец Георгий постирал его. Два часа после Литургии я беседовал с отцом Георгием, объясняя, что сделанное им - это неслыханная по Сибири беда, что это страшное знамение к умолял его, чтобы он никогда в жизни не пошёл по "крови". Как чувствовало сердце.

Вскоре Владыка Димитрий назначил его настоятелем Иоанно-Предтеченсксй церкви г. Нижневартовска на "живое место" - так у нас говорят. В этом городе приход был открыт архиепископом Феодосием. Владыка Феодосий привёз туда священника Михаила Вивчарь, которому вручил переданную властями верующим старую церковь. За два года отец Михаил отремонтировал церковь, приобрёл для неё всю утварь. Батюшку полюбил весь город. Это можно доказать тем, что отец Михаил договорился с властями и они выделили под строительство нового собора 4 га лучшего места в городе. Владыка Антоний освятил место. Из Москвы я привёз архитектора Попова Евгения Николаевича. С ним мы съездили и в г.Ноябрьск, Попов В.Н. заключил Договора с горисполкомами этих городов на изготовление проектов и строительство соборов за счёт города. К приезду Владыки Димитрия Попов В.H. привёз уже макеты соборов. За проекты города оплатили по 150.ООО руб. Строительство соборов по смете определилось в 6-8 миллионов. Генподрядчиками были самые лучшие строители в этих городах. В этом (1991) году и должны были начать строительство. Владыка Димитрий всё практически поломал. Он убрал из Нижневартовска отца Михаила Вивчарь, который владел там всей ситуацией и назначил отца Георгия Безнутрых. Владыка смешал о грязью имя отца Михаила и запретил его. Для того, чтобы лишить отца Михаила сана Владыка послал в Нижневартовск на три месяца своего помощника отца Алексея Сидоренко, которой должен был составить и собрать на отца Михаила Вивчарь компромат, выгнать его из квартиры, перевести деньги, определенные на стройку собора, в епархию. Так добрый пастырь был снят, а опрокинувший чашу, выливший Тело и Кровь Христовы не только не понёс какого-то наказания, отсылки в монастырь, но и повышен в почётные настоятели большого прихода. Но главное отец Георгий бесконечно писал доносы па отца Михаила, он пошёл по крови собрата. Где же здесь ревность о правилах?!

А отец Алексей Сидоренко как пытался мешать архиепископу Феодосию открывать и строить храмы, так и здесь настроил Владыку Димитрия против строительства храмов. Владыка Димитрии в храме Нижневартовска сказал: "Нам не нужны стены, нам нужны души". В чём только потом не обвиняли отца Михаила! И что он делает раскол в приходе, и что хочет открыть унию, и что он украинец. Через гонение батюшка стал инвалидом, и тогда его хулители стали везде говорить верующим: "Вот видите, Бог его наказал болезнью, значит он заслужил." Через инвалидность отец Михаил кое-как вырвался из епархии к себе в Тернополь. Слава Богу. Сорвалась стройка собора и в г.Ноябрьске. Кроме Ноябрьска я договорился о строительстве трех храмов в Советском районе Тюменской области, но там я уже был осторожнее - знал, что Владыка Димитрии, много раз обещавший им одного священника на три прихода может забыть обещание, а без священника будет невозможным никакое строительство.

Доверенное лицо народного депутата СССР Анна Сергеевна Вершинина собрала для строительства в Комсомольском 400.000 руб., нашла строителей и даже ездила в Москву искала там помощи в Патриархии и в Редакци ЖМП - вот так люди бьются как о глухую стену, а я еще в феврале 1991 года просил Владыку Димитрия направить в Советский район отца Георгия Безнутрых, он сам просился туда и старосты этих приходов просили у Владыки направить отца Георгия. Так он строительством и трудами искупил бы свой грех, что перевернул Чашу Христову, не шёл бы по крови своего собрата отца Михаила. Тридцать три года Господь даровал мне служить. Был опыт секретарства у мудрого митрополита Гедеона, опыт строительства церквей в годы гонений, но удивительно, что Владыка Димитрий когда я что-то ему советовал, делал всегда наоборот, т.к. другой советник от раскольников взял перевес. После снятия отца Михала Вивчарь я спросил Владыку Димитрия: "Зачем Вы, Владыка, это сделали? Надо было дать отцу Михаилу две награды за восстановление Иоанно-Предтеченской церкви и за все что он сделал и две пообещать за строительство собора. После же строительства собора и меняли бы его, если так хочется Вам его убрать. Сейчас же всё строительство сорвете." И действительно, прошёл 1991 год - нигде не забито ни одной сваи. А в г. Нижневартовске те нецерковные люди, каких Владыка назначил в актив прихода, уже перессорились с отцом Георгием Безнутровым. Кого же Владыка ставит управлять церковью?? Неужели самим настоятелям не лучше знать какие люди в их приходе более церковные?

Поэтому невольно рождается мнение, что Владыка Димитрий, не посвящая на приходы иереев, не давая строить храмы, снимая с запретами настоятелей-строителей, поддерживая и выдвигая в руководство епархиальными и семинарскими делами главарей сибирского раскола, опираясь на самораспинатетеля, на бывшего полицая, поднимая в храмах расценки и оставляя нищенские зарплаты священникам, преподавателям, работникам церквей, приучая всех к практике строчить доносы и лично практикуя, как в КГБ магнитофонные записи на приемах - всем этим и многими другими действиями довел епархию до такого упадка, до какого атеистам не удалось бы за многие годы.

София вся стоит в лесах и в ней не служат, хотя Владыка обещал в этом году хотя бы половину её отреставрировать. Монастырь фактически закрыт, семинария переживает сильнейший упадок. Единственное здание бывшей консистории в Кремле, переданное по просьбе Владыки Димитрия под Семинарию, он обещал отремонтировать к учебному году или, крайне, к ноябрю с.г. В руках Владыки уже настоящие миллионы, все лето трудились 60 семинаристов, с кооперативом был Договор, что они, сдадут здание под ключ, но увы. Легко было обещать, да нелегко строить, ох как нелегко, это хорошо мне известно. В моем распоряжении были совсем малые средства одного собора, да десяток-два женщин и старушек, которые горели любовью к храму и они шли днём и ночью со мной ради Господа трудиться так, что весь город показывал на наши стройки: "Смотрите как старухи быстро всё делают". А теперь, если Ангел Церкви, Владыка Святый, подряд запрещает и отлучает своих людей, то деньги ничего не решат. Дай то Бог, чтобы к следующему учебному году ребятки вошли учиться в новое здание, а пока вот и тюрьма как сгодилась. Да разве глупые были все, кто осматривал её, брали - ведь эти вопросы решались с высокими иерархами - не буду упоминать их святые имена.

Владыка Димитрий говорит всем, что я "съел" отца ректора Макария. Но эти вопросы решаются на другом уровне. Правящий епископ, которого совершенно игнорировал сам отец Макарий, просил заменить его. В прошении Владыка Антоний предложил архиепископу Александру меня как возможного кандидата на вакансию ректора. Может быть из-за этого Владыка-ректор Димитрий так гонит меня? Но я никогда не был ректором, этой службы не знаю, не искал её, но как сейчас живет наша Семинария до такого убогого состояния наверно и я не сумел бы её унизить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →