диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Письмо отца Александра Пивоварова часть 2.

Владыка Димитрий всем внушает, что до Него в Тобольске ничего не делали, а епархия была в упадке. Это не соответствует действительности. Тысячи паломников, приезжающих в Тобольск из разных епархий знают, что в Покровском соборе в будни всегда было два-три священника, а в праздники собирался весь причт - до 6 человек. За духовной помощью старца архимандрита Макария, священствующего 65 лет, притекало много людей со всей Сибири. Потянулся народ и в Абалацкий монастырь когда там трудился просвещенный духовник отец Авраам. С 1988 года священники собора поочередно неукоснительно стали совершать перед ракой с мощами Святителя Иоанна Тобольского следующий Братский молебен: Возглас, утренние молитвы, Бог Господь, тропари - Святителю Иоанну (открытие раки), Покрову Божией Матери, Абалацкой, всем Сибирским святым, запевы Святителю, сугубая ектения, на которой священник гласно поминает по чину, имена всех здравствующих архиереев Московского Патриархата, начиная со Святейшего Патриарха и правящего архиерея и поминаются все синодики о здравии, затем возглашается и поется всем помянутым многолетие, величание Святителю Иоанну, затем сразу лития о усопших (с кадилом) с поминовением Патриархов Российских, архиереев Сибирских от основания Тобольской епархии и всех синодиков. После "вечная память" читали поучение из Илиотропиона - главного творения Святителя Иоанна Тобольского. После чего подходят все к мощам. В 8.00 начиналась исповедь, а в 8.30 часы и Литургия. Так ежедневно у мощей Сибирского Святителя совершается молитва о всей полноте Русской Православной Церкви.

Эту "выдумку" Пивоварова отец Алексей Сидоренко пытается прекратить, но соборные батюшки держатся. Сейчас завели правило, чтобы службу заканчивать до 8.30 утра и семинаристы могли к 9.00 быть на уроке. Кафедральный собор стал учебным храмом, а верующие не могут уже ни причаститься, ни заказать молебен, акафист, ни помянуть родителей. Весь приход недоволен. Кому это выгодно? В соборе неукоснительно за всеми богослужениями утром и вечером были поучения. Сейчас и в праздники часто нет проповеди, а лишь поздравление с пожеланиями, В соборе осталось два священника - отец Михаил Князькин и отец Виктор Нагайцев. Полгода они и несут все тяготы служб бессменно, получая по 400 рублей в месяц. В ноябре отец Михаил "забастовал": и две недели не выходил на службу, заявив, что пока Владыка не повысит оклад он не выйдет. Наконец, Владыка, назвав отцов наемниками, согласился платить им тысячу рублей - с вычетами. Не знаю как сможет жить отец Михаил с пятью детьми, матушкой, тещей на 800 рублей - только разве не протянуть руку.

Когда Владыка выступил однажды в Семинарии и сказал преподавателям, что им не нужно быть наемниками, то диакон Сергий Бурдин сказал Владыке: "Вы вот сами покажите нам пример, а то Сами получаете пять зарплат, а нас всех учите нестяжанию". Владыка замолчал. На первом Епархиальном собрании 8 марта 1991 года (больше не было собраний) Владыка два часа беседовал со всеми мирянами с приходов и убедил их, что все батюшки наемники, что за ними надо строго следить, чтобы они не воровали с треб, чтобы о таких случаях сообщали ему, а он будет таких батюшек запрещать.

Впервые в Сибири священники были объявлена наемниками устами Своего Владыки, стали не отцами для прихода, а ворами. Вернулись к нам Хрущёвские «времена. В конце этой беседы Владыка всех мирян благословил, дал им иконочки, буклеты, a умиленные пасомые подписались под письмом Святейшему Патриарху Алексею с благодарностью за то, что Святейший Патриарх послал в Тобольск такого Владыку. Письмо же это было поручено написать Владыкой старосте церкви г.Урая Голышевой Лидии Михзайловне и старосте общины пос. Советского Гладышевой Алефтине Васильевне. Ещё более оригинально собирала подписи за Владыку его кормилица Мария Яковлевна Измайлова. В Епархиальном управлении на первом этаже, где сидят, ожидающие на прием, Мария Яковлевна всей рассказывает какой наш Владыка хороший, что Он не ест мяса, не пьет вина, что долго молится по ночам, долго работает но вот его хотят "съесть" и нужно за Него подписать письмо. Бумага с текстом уже лежала на столе и как-то было неудобно не подписать её. Сколько живешь, а верно, что нужно век учиться. Ни в книгах не читал, ни в практике не встречал о таком.

Заставляя мирян строго беречь церковные деньги, в тоже время Владыка через отца Василия брал из кассы собора деньги без отчёта. Так в августе месяце этого года отец Василий (Донец) зашёл в контору собора и сказал: "Давайте мне деньги все." Насчитали 52 тысячи. Он забрал их. Бухгалтер собора Федорова A.M. начала выписывать расходный ордер и спросила фамилию отца Василия. Он ответил: "У монаха нет фамилии, запомните, я - Василий". На ордере черкнул и добавил: "Почему так мало денег?" Вот такой порядок.

Зять посошника Владыки - Ивана Коринова поступил шофером возить Владыку. Однажды повёз его в Тюмень -Владыка летел в Москву. Торопились, опаздывали на самолет, нужно было оформить билет, багажа было много - всё бегом и бегом. Достали портфель, нечаянно уронили, и когда он раскрылся - то из него посыпались пачками деньги. Вот он был чем набит.

Вернулся наш шофёр в Тобольск и уволился: "Я боюсь возить - тут какая-то мафия!" Мне непонятно - зачем же Владыка так обвиняет меня перед всеми, что у нас был плохой учёт. Если бы знал эти дела диакон Сергий Бурдин - он бы сказал Владыке и об учёте средств и о их хранении в кассе, и что опасно так лететь в самолете. А я могу одно сказать - Владыка сам знает, что ему делать -Он хозяин. Я недоумеваю только о другом - зачем Он поставил цель Себе уничтожить меня? И об этом не скрывает.

Когда игумен Гедеон возвратился из CША, то епископ Димитрий назначил его в клир нашего собора, хотя весь Всехсвятский приход, большая группа ветеранов, областные власти просили епископа вернуть им его в Тюмень. Просьбам не внял Владыка. А ведь Правила Церкви не запрещают епископам прислушиваться к просьбам мирян - народа Божия. Он стал уговаривать игумена принять настоятельство в Покровском соборе г.Тобольска. Отец Гедеон отказывался, говоря, что у нас есть настоятель, это отец Александр Пивоваров. "Александр Иванович скоро не будет настоятелем и вообще священником, а вы видный, красивый и вам очень подойдет быть настоятелем",- это слова Владыки. Отец Гедеон всё рассказал мне, а сам снова уехал от Владыки и его друзья-батюшки уехали из епархии.

Готовясь сделать меня Александром Ивановичем, т.е. лишить сана, Владыка собирал на меня всякие бумаги. Вот пример.

Он просил отца Даниила Князькина написать, что в доме, где я живу много есть церковной мебели, посуды, ковров и дорогие люстры. Отец Михаил отказался, заявив, что этого там не было. Тогда отца Михаила заставлял написать иеромонах Василий (Донец) с угрозой, что "зря не хотите записать, мы ведь о вас всё знаем, что вы своей матушке глаз выбили, пили".

Четыре года отец Михаил в рот не берет вина, безукоризненно служит, год вел воскресную школу, был представлен мною к Пасхе к протоиерейству, но вот так пытались заставить его писать ложь. А недавно ко мне зашёл Сургутский настоятель протоиереи Виктор Раш - епархиальный судья. Он просил у меня прощение, сказав: "Владыка заставал меня подписать против тебя бумагу - решение епархиального совета."

Этому батюшке я помогал начинать приход. Прощаясь, отец Виктор Раш сказал, что на собрании будет выступать за меня и, видимо, тоже придется уйти из епархии. У отца Виктора вообще интересная ситуация. Молитвенный дом в Сургуте оформлен на частное лицо - на дочь отца Виктора. Когда архиепископ Феодосий хотел перевести его или отпустить из епархии за то, что отец Виктор медлит начинать строить церковь, то отец Виктор мог оставить сургутян без молитвенного дома.

Собирая в Тобольск батюшек, церковных работников, я всем помогал с жильём. Например, священникам отцу Сергию Пестову, Виктору Нагайцеву, диакону Сергии Бурдину, псаломщицам Есняцкой Акилине, Рукас Галине и другим церковным труженикам. Об этом все знают и теперь перед их глазами Владыка меня больного выгоняет из дома. Кто же из них может понять Святителя? Много церковных домов в Тюмени по епархии, которые занимают люди уже не работающие в церкви и этим Владыка не интересуется. А я ведь ещё имею живое отношение к собору - в нем моя дочь регент архиерейского хора, она же заведует регентской школой и муж её трудится преподавателем. Со мной живет и сын семинарист - регент хоровой группы.
Из государственных, ведомственных квартир не выгоняют семьи, если кто-то еще работает в этом ведомстве, а владыка и тут впереди всех. Обменные дома с благословения епископа Антония равноценные - по 10.ООО руб. стоят. Вот такие пустяки. Просто здесь я достроил себе гapaж и баню, а там машину некуда ставить и ноге мои отнялись, врачи определили мыться в бане.

Все городские власти неоднократно просил Владыку не делать мне зла, не гнать, отпустить с миром, но Владыка одно им твердит: "Будем его судить." Староста собора передал заявление в суд. Владыка требует постоянно: "Пусть Пивоваров отдаст всё награбленное". Господи, слова то какие. Сколько раз я говорил Владыке: "Владыка, ну что вы завидуете мне? - Все у Вас скоро будет, я ведь тридцать лет yжe служу." "Вот посчитаем какую вы получали зарплату и посмотрим могли ли вы столько купить,"- говорит Святитель.

Такое в России уже было, когда священство судили при Хрущёве. Да любой начальник радуется благополучию своих подчиненных и помогает им - это же закон жизни. Может в Московских школах по другому учат? Но оба ректора и архимандрит Макарий и сам Владыка перегнали в Москву новые машины, которые отец Валерий Гордеев через Тюменский облисполком достал для Семинарии и для епархии. И тем не менее Владыка всем "плачет", что у Него ничего нет, кроме одного подрясника.

Я же приехал в Тобольск не для наживы, у меня всё было уже в Новосибирске, откуда перевёз три пятитонных контейнера с мебелью и домашним скарбом. Читая это, каждый подумает до чего глупо, даже поверить трудно, но я ведь пишу не анонимку, это все можно проверить. Сколько раз я пытался с миром уйти! Но Владыка продолжает говорить всем, что оформляет документы судить меня. Раньше говорил: "В Тобольске не буду судить Пивоварова, у него здесь все судьи подкуплены, буду судить его в Москве." Я по наивности думал, что Владыка пугает меня. Когда же в августе сего года я пролежал в Московской 57-й Кремлёвской больнице, то услышал свидетельства нескольких духовных и светских лиц, что если бы Крючков В.А. не оказался з Матросской тишине, то мне пришлось бы переехать из больницы в Бутырку, т.к. по словам этих лиц человек по фамилии Капалин весьма близок этой персоне из КГБ.

Moжет быть здесь сокрыта разгадка всех тайн, а именно, что это ведомство дало задание Владыке второй раз отправить меня "на казенные харчи"? Хотя в 1986 году, выпуская меня из заключения служители КГБ заверили - "служи как хочешь, больше не будет на тебя гонений." Я никогда не горел желанием быть узником, быть прославленным на Западе, быть записанным где-то героем. Владыка видимо хочет сделать меня мучеником.

Это не сон, не выдумка - Владыка готовится судить священника. Я говорил Ему: "Владыка! это же не делает Вам чести, это не на пользу Церкви, лоди веру теряют, что Вы делаете?" А каково моем детям видеть страдания отца. В 1983-1986 гг. атеисты со мной расправлялись. Тогда отец мой месяц не дожил до моего освобождения, умер слепым - от слёз потерял зрение. У многих Владык живые матери - не трудно представить какие раны от гонений на меня наносит епископ Димитрий, моей матери, воспитавшей для церкви четырех детей. И внуки её пошли на духовное служение. А кроме родных по плоти, я имею по Сибири 50-70 священников, мною подготовленных к хиротонии, имею духовных чад и всем им снова приходится молиться о здравии болящего и гонимого протоиерея Александра. Находясь в заключении, я сильно страдал от табачного зловония, от нецензурной брани, холода и всех ужасов. Но главная пытка тюрьмы - там не было Причастия, не давали читать Библию. И все же дважды сумел митрополит Гедеон добиться для меня Причащения - раз был духовник отец Иоанн Колодий, другой раз брат отец Борис.

Владыка же наш Димитрий уже полгода держит меня в худшем чем в тюрьме состоянии. Скажите, Владыка, ну как же священнику тридцать лет державшему в своих немощных руках Носящего дланью Вселенную и причащавшего верных, как перенести это испытание? У меня уже были два прединфарктных состояния, отказали ноги - разве мало этого? Уволил - ещё наказание. Но я бы на костылях где-то в Оптиной или в Дивеево, или в коляске дома мог бы причаститься. Полгода я гладствую - ну разве можно так издеваться над чувствами веры? И не за себя одного пишу - и простых верующих, кто меня поддерживает Владыка отлучает от Святых Тайн Христовых. При этом Владыка заверяет, что ему Святейший Патриарх велел всех отлучить. Да не может этого быть! Или пришёл конец света?

Архиепископ Феодосии, у которого было пять приходов по Омской области, из которых два прихода друзья отца Алексея Сидоренко увели из Московского Патриархата, освятил уже 7-й храм только в Омске и имеет 40 приходов со священниками. А ведь в Тюменской области одних больших городов более двух десятков, а храмов со священниками осталось двенадцать.


И Владыка прямо говорит семинаристам - лучше пусть стоят без священников, чем с такими священниками-недоучками, каких здесь посвящали. Но если убрать сейчас батюшек, посвященных для епархии архиепископом Феодоеием и епископом Антонием, то останется шесть священников из пятнадцати - таков клир всей епархии. В этом году два корабля с протестантами объехали всю область, "Богородичный центр" преуспевает своими постоянными выступлениями везде, местные сектанты всех мастей открывают свои общины, целая группа ушедших через Сидоренко карковчан организует свои приходы и обслуживает область, католики организуют продуманное освоение Сибири, а мы не просто спим или бездействуем - к такому нас давно приучили, мы внутри сами себя поедаем и пусть, что хочет делает со мной Владыка, но если Он не может или не понимает как нужно умножать, а не разрушать наши Патриаршие приходы, то мы ему всё бы сами сделали, приготовили, построили - только бы успевал освящал храмы, да посвящал священнослужителей. Я мысли не допускаю, что Владыка приехал сознательно разорить епархию, сделать Тобольск трамплином для личной карьеры. Но за три года его священнического и год епископского служения конечно нельзя требовать опыта жизни, тем более, будучи инспектором Московской Семинарии, где ему нужно было восстанавливать здания после пожара, Владыка не мог знать наших Сибирских проблем.

С Владыками Феодосией и Антонием мы планировали как в Абалацком монастыре или в Тобольске устроить миссионерское братство, чтобы наш монастырь, как прежде, служил бы просвещению Сибири светом Евангельской проповеди. Отца игумена Зосиму Владыка благословил быть разъездным миссионером. Сейчас он почти постоянно привязан к Покровскому собору и к семинарии. И что характерно, тот же отец Алексей Сидоренко в Алтаре собора увещевал отца Зосиму: "Ты монах, вот и сиди здесь, служи и молись, а нечего тебе ездить денежки себе собирать по Северу". А своих карловчан наоборот заставляет скорее ездить основывать приходы. Нас же не только не допускает просвещать, но отправляет в запрет Владыка. Недавно запретил и соборного дьякона Иоанна. Платят отцу диакону 150 руб. Как на них жить? Как прокормить, обуть и одеть семью? "Он студент, - говорит Владыка - хватит ему". Диакон тайно работает по ночам - сторожит, но его отлучки заметили, вот и попал в запрет.

Легче читать книгу "Хижина дяди Тома" - там зима то хотя не сибирская. У нас же было в законе пещись о том, чтобы священнослужителям всё было без денег - и ряса, и подрясник, и книги, помогали всем для дома и, конечно, денег сколько нужно на жизнь, а не так, как сейчас. Вот, Владыка, всех и пытает - пишите как вы тут воровали. А хорошо будет, если диакон Иоанн будет не работать ночами, а пойдет на дорогу раздевать кого-то? От безвыходной жизни он стал проситься на родину - на Украину. Владыка же сказал диакону: "Я покажу тебе Украину". Диакон Иоанн занимает протодиаконское место, имеет вид и голос.

Нельзя же из всей епархии делать лагерь для священнослужителей. Там "хозяин" платит копейки и зеки бесправны. По нашей области кооператор, нефтянники, строители получают по 2-5 тысяч, а священникам Владыка циркулярно установил таксу от 500 до 800 руб. Естественно, что все и говорят о деньгах, а Владыку это раздражает и Он всех характеризует - "наемники". И как я не убеждал Владыку, что нельзя плодить нищету - все напрасно. Все преподаватели Семинарии, все строители - все глубоко недовольны нищенской оплатой их труда. А Владыка и не заботится, чтобы улучшить в этом деле положение - наоборот, Он говорит: "Мы их корим, скоро у нас много будет людей работать за похлебку". Вы только вдумайтесь в эти слова. Даже работникам семинарии, не говоря уже о её столовой, Владыка подсчитывает сколько стоит пообедать, позавтракать - эти суммы учитываются и соответственно уменьшают зарплату.

С архиепископом Феодосией и епископом Антонием мы планировали организовать при Замке делать срубы храмов, а затем увозить их на места. В Омске так и делает архиепископ Феодосии при кафедральном соборе. А у нас строителей Владыка связывает. Было в епархии уже организовано издание духовных газет в Ялуторовске священником Евгением Веселовским и в Тюмени благочинным отцом Валерием Гордеевым. Владыка запретил, сказав, что она будет издаваться отцом Алексеем Сидоренко. Газеты нет. И так во всём, чего не коснись.

Все годы мы торжественно встречали праздники, к нам ехали архиереи, гости иностранцы, хоры из многих городов, проводили фестивали духовной музыки, были сувениры, гостинцы, билеты, транспорт, киносъемки всему этому тысячи живых свидетелей. Тобольск оживал, становился центром духовной казни в Сибири. Все архиерейские богослужения были с собором священников, с пением. Сейчас Владыке сослужит один, редко два священника и чаще всего без слуха и голоса. Грустно на такой службе. Владыка или не понимает или не чувствует. Мне, после школы митрополита Гедеона, после музыкальных владык Феодосия и Антония, на наших архиерейских службах было очень грустно. Мечтал я накопленный за долгие года опыт отдать на служение возрождения Тобольска, но епископ Димитрий не нуждается во мне.

Может, и Синоду мало заботы о такой маленькой епархии, никто и не заметит, eсли она совсем захиреет. Сейчас наши потери так велики, что если бы даже вернулся архиепископ Феодосии, которому все власти шли на помощь, то сейчас едва ли бы стали строить соборы за счёт внешних средств. Почему? Да потому, что она по своим каналам хорошо знают, что делается у нас. Они смотрели на Церковь как единственную возможность спасти и возродить наше общество. А видя, что в церкви своих бьют, лишают куска хлеба,, гонят, то зачем светские будут строить? Знаю, что в других Сибирских епархиях не так, как у нас и, слава Богу, а то не было бы и смысла в служении пастырском. Сильные кадры есть в Сибири, как, например, в Ейске архимандрит Гермоген, в Новосибирске епископ Cофроний. Они знают и любят Сибирь, готовили для неё десятки пастырей, открывали храмы. Сколько прекрасных сибиряков служат в Патриархии в Москве. А о владыке Димитрии прямо говорят, что он приехал на год-два и поэтому Его ничто не интересует, только деньги, деньги, деньги.

Когда я вышел на свободу, дал себе слово с удвоенной силой служить Господу, наверстать годы заключения. И слава Богу, благодарение митрополиту Гедеону и архиереям, управлявшим этой епархией, удалось потрудиться, сделать всё возможное и невозможное. И наверное снова КГБ успело выдать Владыке задание - отстранить меня от священства?

В последней беседе но телефону Владыка Димитрий сказал: "Езжайте в Ставрополь, там будете преподавателем, там исправитесь и может сниму тогда я с вас запрет." Кому нужно выслать сибиряка, даже не сняв запрета? в каком же виде я буду заходить к студентам? Регентом, псаломщиком, преподавателем я и сам смогу устроиться везде, при этом и не нужна Отпускная грамота.

33 года прослужил иереем, награжден четырьмя орденами, митрой. В Тобольске не хватает преподавателей, а Владыка меня провожает за тысячи верст. Где же логика? Я прошу дать мне на руки два слова - "Бог благословит" или "не возражаю" и снять запрещение. Устроиться Господь мне поможет. И я заверяю Владыку, что как только я устроюсь, перевезу своих и свое, то продам Ему этот дом. На это тот же отец Алексей Сидоренко отвечал: "Что это церковь два раза будет покупать один дом?" К тому же следует упомянуть, что в этом доме я сам за свой счёт произвёл полностью капитальный ремонт с перестройкой. С несколькими епископами я беседовал и все они разводят руками:" Зачем это делает епископ Димитрий?"

Владыка Димитрий всем внушает, что до него в Тобольске ничего не делали, что епархия была в упадке. Это не соответствует действительности. Омско-Тюменская епархия при архиепископе Феодосии и Тобольская при епископе Антонии переживала возрождение. Тысячи паломников по всем епархиям засвидетельствуют, что в Покровском соборе ежедневно в будни было не менее двух-трех священников - один служит, один на требах, архимандрит Макарий (Реморов) на отчитке, а в праздники служили 5-6 священников. Старец отец архимандрит 62 года священствует, к его духовной помощи и мудрости притекали со всей России. И в Абалацком монастыре был определен просвещеннейший духовник отец Авраам.

Много написал я Вам, Владыка Святый, но это малая часть наших трудностей. Можно написать целую книгу. Знаю, что дом, машина, чемодан денег - всё это мелочи, на которые, пожалуй, не стоит обращать внимание. Мое дело не стоит, как говорят, и выеденного яйца. Не мне судить о действиях нашего молодого Владыки.

Сто раз хочу ошибиться в том, что я написал о разрушении нашей епархии. Святейший Патриарх вверил епископу Димитрию управлять епархией - это Его священный долг и право. Не теплого места я прошу себе, а прошу "развязать" меня. Полгода не могу войти в Алтарь, причаститься, и верующим некоторым Владыка запретил приступать к Чаше Христовой. Прошу Вас, Владыка, помочь нашему Владыке. Не может же быть так, что все Владыки неправильно правят, а наш Владыка один "перестроился".

Наша Сибирь с ее необъятными просторами, где на тысячу километров люди ещё не видели живого священника! В одиночку варятся в своём соку, трудятся как кто умеет восемь святителей Сибирского региона. У кого-то в Сибири, как я знаю, например, у архиепископа Феодосия, епископа Антония, епископа Софрония -есть личный опыт миссионерского дела, подготовки пастырей, открытия, строительства и ремонта церквей и т.д., а у кого-то опыта совсем никакого нет. Если в Беларуси организация Экзархата помогла Владыке митрополиту Филарету объединить усилия и опыт каждого епископа в единый настрой и там нет того, что делается с Церковью на Украине, то может было бы полезным объединить и восемь Сибирских епархий в Сибирский Экзархат, чтобы архиереи смогли хоть раз в год собраться друг у друга по очереди или у мощей Сибирских Святых и помочь друг другу в решении важных вопросов - в создании Миссионерского центра или братства, в издании духовной литература, в организации предприятия по строительству храмов, выработка программа для Воскресных школ и т.д.

Где Ватикан? Но он уже высадил мощные десанты в Сибири. Где Америка? Двести лет назад туда шли наши миссионеры, а теперь они снаряжают корабли по Сибирским рекам - едут, поют, играют, раздают книги и крестят и проповедуют. Какой-то "Богородичный центр" прельщает своими походами Тюмень и Сургут, Нижневартовск и другие города. А мы не бьём в колокола, в набат, пуста наша Тобольская колокольня. Святейший Патриарх Алексий побыл в Сибири, видел саше сильные сибирские приходы - это заслуга долголетней там деятельности митрополита Гедеона, которому я имел честь быть помощником. Тоже благословил меня митрополит Гедеон делать в Тобольске. Народные депутаты СССР, РСФСР, разные общественные и культурные деятели сколько бы они не имели возможности и власти всячески помогать Церкви - бессильны перед одним епископом, если тому не любо строить, открывать приходы и т.д.

У меня громадный материал, но я думаю, что и того, что я написал слишком много. Для иерархов, которые перегружены объемом всех тысячеликих забот и дел, читать такое письмо - yже подвиг - оторвать нужно свое время. И нам с архиепископом Феодосием, когда мы открывали Семинарию, монастырь и т.д. - раскольники мешали, они понимали всё это, потому и бесконечно писали гадкие жалобы в Синод, чтобы там отрывать это драгоценное время на чтение, а здесь , чтобы и Владыка Феодосий и протоиерей Александр Пивоваров вместо открытия новых храмов, в которых так нуждается Север, вместо посещения домов престарелых, сидели бы, думали, переживали, писали. Если, как я читаю по изданиям нашим, в речах Его Святейшества Святейшего Патриарха АЛЕКСИЯ или Высокопреосвященнейшего митрополита Иоанна Санкт-Петербургского звучат боль и страдание, а переживание за целостность нашего Патриархата, когда где-то отпадают приходы в Зарубеж, то как быть нам здесь, где это дело организовано профессионально, а один из его руководителей управляет Управляющим епархией? Как?

Сотни раз меня упрекали - почему не сообщаешь о всём Святейшему? Я ведь старейший остался здесь по служению и пусть, хотя и в насмешку, но и Владыка Димитрий зовёт меня - наш великий благочинный. Владыка не беспокоится о Москве. Он сказал: "Пишите - бесполезно - оттуда всё ко мне же и вернётся, а Патриарх мне сказал отлучать всех жалобщиков." Пока это так и есть. На костылях я был в Патриархии, хотел о наших бедах всё поведать, но ближайший к Святейшему владыка ответил: "Поезжайте назад и полюбовно peшайте всё с епископом Димитрием". Попробовал- не получилось.

К мирским властям я не обращался с жалобами на Владыку. Я их просил лишь поговорить с Владыкой, чтобы Он отпустил меня. И всё же мне нашли правило - обратившийся к мирскому князю на епископа да будет извержен. Вы - князь Церковный. Каноны не запрещают обращаться к Вам, Владыка. Прошу Вашей помощи но существу дела - наша епархия на корабле, с которого я послал этот сигнал бедствия.

Ваш смиренный послушник прот. Ал. Пивоваров.


***

От себя добавлю, что неоднократно слышал о том, что в 90-е годы еп. Димитрий и в самом деле всячески тормозил строительство храмов в северных гордах. Это богатые города газовиков и нефтяников. Если бы началась стройка - деньги которые они готовы были выделять "по церковной линии" шли бы на них, а вл. Димитрию доставалось бы меньше. Он считал более выгодным приезжать дважды в год в каждый из этих городов с хором гимназистов-семинаристов и увозить разовые большие пожертвования ( "этих замечательных детей надо кормить!"), подотчетные только ему.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments