диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Мое расставание с патриархом Алексием-2

Нашел свою по сути прощальную записку к нему. Наверно, это октябрь 1991-го. Эпоха до-компьютерная, так что не всю свою рукопись смог разобрать (Патриарху, конечно, отнес машинопись). В квадратных скобках - сегодняшние пояснения.

Просимая встреча так и не произошла. После этого письма я еще полтора года числился в штате патриархии, но для Святейшего написал, может, лишь пару текстов.

Зато появилось время для наработки своих начавшихся лекций в МГУ. Сначала в "группе церковной журналистики" на журфаке МГУ (среди моих студентов там были ныне иеромонах Димитрий Першин и основатель портала Кредо Александр Солдатов), а потом на философском.

Дикая инфляция превратила в ничто мою церковную зарплату. Отец в это время ослеп и лишился работы. Помогла жить (реально) гуманитарная помощь из Германии, которую я получал аж в трех местах: в патриархии, в семинарии (я еще числился там студентом академии) и на приходе на Красной Пресне (где я служил тогда беззарплатно). Это были коробки с продуктами и банки с тушенкой, похожие на огромные латунные снарядные гильзы. Однажды в патриаршую еще резиденцию в Даниловом монастыре разгрузили машину с секонд-хэндом. Патриаршие иподиакона любезно разрешили выбрать зимнее пальто из этой "гуманитарки". Его я донашиваю до сих пор (большого выбора пальтов не было, поэтому взял сильно "на вырост").

И еще с 92го я стал уже самостоятельно и под своим именем выступать в печати - сначала в "Московских новостях", потом в "Российской газете" (тут я даже получал зарплату как обозреватель).

В 1993 был создан Российский Православный Университет, и я уже официально перешел туда.

Да, в ту пору отец Тихон Шевкунов сдружил меня с князьями А. К. Голицыным и З.М.Чавчавадзе. Так что под "дворянством" я имел в виду именно их круг.

В общем - я очень рад как своему развороту 1991 года, так и уходу 2014го. Спасибо, Господи!

***
Ваше Святейшество!
К сожалению, я не смогу сейчас подготовить ответы на эти интервью.
Ведь наша последняя встреча с Вами была 24 августа. А события последующих дней не дают мне уверенности в том, что моя точка зрения на политические и церковные вопросы сегодня совпадает с Вашей. Без этого же ощущения, как Вы, несомненно, понимаете, я не могу дерзать приступить к работе.

Оснований же для того, чтобы догадываться о наших разногласиях, у меня, к сожалению, достаточно.

Прежде всего – интервью в «Правде» 9 октября.
Как мне сказали в ВС России, Министерство печати РСФСР собирается подать в суд на «Правду» в связи с тем, что редколлегия в ней осталась прежней, а, значит, и политический курс газеты не претерпит значительных изменений.
В Вашем интервью в противоречии с этим, а также с данными о ходе подписки на следующий год, говорится, что ««Правда» значительно изменила свою политическую позицию. Она стала народной газетой, очень популярной». Это выглядит как выражение своей явной поддержки коммунистам и их наследникам, что вызвало и еще вызовет крайне отрицательную реакцию в российском парламенте и в других кругах.

Во-вторых, ваша поддержка Фонда Трапезникова [Фонд славяно-эллинского единства] и через него бывшего Института Марксизма-ленинизма тоже более чем странна. В ИМЛ много моих знакомых и они говорят, что штат остается прежним, но под … Патриархии?!

В-третьих, текст послания, отправленного от Вашего имени «Московской Конференции по человеческому измерению» [см. ЖМП 1992, №1] в сентябре до предела наполнен терминологией и декларациями, которые в патриотических и монашеских кругах характеризуются как «масонские»: «общеевропейский дом», «новое мышление», и т.п. «Христиане веруют в жизненность Хельсинкского процесса»…

Ваше Святейшество! Если я не смогу с Вами встретиться до Вашего отъезда в Америку или не смогу принять участия в подготовке Ваших выступлений там, все же считаю необходимым поделиться с Вами своими самыми серьезными опасениями:
Если в Ваших американских речах будут использоваться выражения «общеевропейский дом», «мировое сообщество наций», «новый мировой порядок» и т.п. – это будет означать потерю всяких шансов на примирение с Зарубежной Церковью. Это будет расценено как декларация неосергианства, заменяющая Декларацию 1927 г. А Зарубежная Церковь – это не «жалкая кучка», как ее честит митр. Кирилл. Она выражает мнение всего русского монашества, огромной части нашего белого духовенства, мнение дворянства и патриотических кругов. Эти силы пока молчат внутри России (т.е. не вступают в прямую полемику с Патриархией), но поверьте мне, это молчание вот-вот прорвется. 19 августа редактора патриотических газет обещали мне, что их отношение к событиям того дня будет зависеть от того, какую позицию займет Патриарх.

В этом доверии огромную брешь пробило Послание к Конференции СБСЕ. В беседах со мной монахи вспоминали даже Ваше Рождественское послание (где тоже было что-то про «общеевропейский дом»). В полной растерянности от этого уехал в Штаты Петр Колтыгин – Глава Российского Императорского Союза-Ордена.

В общем, я действительно боюсь Вашего визита в США – его последствий.

Вдобавок, если самые «демократические» заверения будут написаны языком ОВЦС, - они вызовут отвращение и у демократов. Ваш авторитет, как мне кажется, на Западе очень вырос после Вашей речи на инаугурации Ельцина. В этом же ключе ждут они дальнейших выступлений.

В России же необходимо подготовить серию публикаций, определяющих позицию Церкви в новой ситуации. Нужна серия ежедневных публикаций Патриарха в «Известиях»: это была бы серия статей «Церковь и государство», «Церковь и коммунизм», «Церковь и демократия», «Церковь и экономика», «Церковь и культура».

Я мог бы подготовить этот цикл и договориться о его публикации – но, опять же, я – внутренне – не могу работать, не ощущая единомыслия с Вами. Все же надеюсь на обстоятельную беседу с Вами. Честно признаюсь, мне кажется что позади самая легкая часть Вашего Патриаршества с точки зрения политики: была по крайней мере ясна стратегическая цель – освобождение от коммунистической опеки. Но вот мы «на свободе» - и что дальше? Теперь только и начинается настоящая политика: не спор с кем-то, а создание своего курса, своей политики. И в ней нельзя иметь союзниками сразу всех. С кем-то придется ссориться. С сербами или с хорватами. С армянами или азербайджанцами. С осетинами или грузинами . С Синодом или с церковным народом.

Остаюсь послушником Вашего Святейшества


***

Потом я еще писал записку Святейшему, умоляя его отказаться от произнесения "речи перед раввинами". По мере углубления в старый шкаф, может, найду и ее...

***

Фото 91 года



см. также http://diak-kuraev.livejournal.com/1330399.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 110 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →