диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Всеправославный безроссийский собор

Интервью с "Русским репортером"

– Что такое Всеправославный собор?

– Это попытка создать единые уста Великой Православной Церкви. В некотором смысле православная церковь – это великий немой. Слышны голоса отдельных национальных церквей, но нет общего, в котором бы содержалась рефлексия о себе самой: о своей вере, проблемах своей жизни и об её отношении к внешнему миру. Такие соборы не созывались почти полторы тысячи лет. Мечта дать православию голос активно жила весь двадцатый век. Мне кажется, этот собор мог бы стать значимым, если бы он чётко сформулировал свои полномочия, обязательные для всех церквей. После этого можно было бы приступить к пересмотру правового наследия православного мира. Так как «каноны» – это вещи, противоречащие друг другу, устаревшие, давно уже почти не исполняемые, рациональнее было бы, следуя примеру католиков, создать кодекс действующего православного права. И лишь после этого приступать к решению частных вопросов. У меня очень спорное отношение к этому событию. Собор всё равно бы стал позорной витриной православия, которому нечего сказать. Теперь витрина, ко всему прочему, оказалась ещё и разбитой.

– И все же, по каким еще причинам Российская Православная Церковь отказалась принять участие в столь масштабном событии?

– Было объявлено, что мы не едем в знак солидарности с болгарами. Названная причина мала и смешна. В основном, все отказавшиеся церкви ссылались друг на друга и на какие-то мелкие несогласованности. Для грузин главным вопросом стало то, на каком месте они числятся в списке православных церквей: на шестом или на девятом. У румын с сербами были противоречия из-за того, что румынский патриархат на территории Сербии создал свою епархию для проживающих там этнических румын. Верить в истинность названных причин я не могу. Здесь речь идёт о наших собственных амбициях, и амбициях Патриарха Кирилла как такового. Возможно он считает, что на текущий год пришлось слишком много новизны для Русской Православной Церкви: и его командировка в Гавану для встречи с Папой, и этот собор… Быть может он опасается того, что консервативное крыло возьмёт верх в церкви, возмутившись таким ходом вещей. Но системная причина, по моему мнению, заключается в другом. Собор не проводился столько времени из-за того, что в наших церквях, и, в особенности, в русской традиции, епископ – это фараон всея епархии, а Патриарх – это царь царей. Когда цари царей пробуют встретиться, у них не получается договориться. Не такоцй привычки – уступать.

-- Откуда происходят разногласия между Российской Православной Церковью и православными церквями других стран?
-- Константинополь давно таит серьёзную нелюбовь к Русской Православной Церкви. Мы столетиями без спроса откусывали куски их канонической территории: тот же Крым, например. Когда при Екатерине, Потёмкине и Суворове Российская империя взяла этот полуостров, там уже полторы тысячи лет жила Греческая епархия. Судите сами: сначала Суворов всех православных греков высылает оттуда куда-то в степь, а потом объявляется, что территория переходит в подчинение Российскому Синоду. В Бессарабии тоже задолго до появления «сени дружеских штытков» была своя Молдавская церковь и она тоже была в составе Константинопольской Церкви. И опять, присваивая территорию, никто никого не спросил. Про Киевскую митрополию вообще отдельный разговор! Константинопольский Патриарх в 1686 году под давлением русских дипломатов и турецкого правительства согласился передать Киев Москве, но уже через два месяца синод его же церкви снял его с поста. А в промежутке он успел написать московскому собрату, что считает его лишь своим «наместником» в Киеве. Проблемы возникали и раньше: 1654 год, войска царя Алексея Михайловича захватывают Смоленск, Могилёв. Литва (Белоруссия) в церковном смысле входила в состав Киевской митрополии. То есть, опять Константинопольский патриархат не спросили, а просто назначили своих епископов. А когда уже в двадцатом веке Российская империя все же распалась, Константинополь, как мог, нам отомстил: объявил Киевскую митрополию снова своей, а с ней Эстонскую, Польскую, Финскую и так далее. Так что причины разногласий уходят в глубину веков.

-- Какие пути выхода из сложившейся спорной ситуации, вы можете предположить?

– Я считаю, следует открыть Всеправославный собор и не закрывать его, сказать: «А встретимся через два года!» и впоследствии продолжить встречу. Многое в вопросе единогласия зависит не только от церковной истории, но и от светской, военной и политической ситуации. Недостижимое сегодня, может стать таковым в другом политическом контексте. Ну кто бы мог подумать, что в сталинской Москве пожелают созвать Вселенский Собор! А такие планы были в 1948 году. Под советским контролем тогда оказался почти весь православный мир: Румыния, Болгария, Албания, Сербия; в Греции коммунисты вот-вот должны были победить в гражданской войне… Но Турция все же была в зоне контроля США и Британии. И Стамбульский (Константинопольский) патриарх не признал московское совещание Вселенским Собором. А ведь если бы Гитлеру удалось уговорить Турцию вступить войну на стороне «Оси», то в 48-м и турецкий патриарх бегал бы вокруг Кремля с красным советским флагом…

Среди подготавливаемых к собору документов был один о порядке предоставления автокефалий, – то есть, независимости от национальных законов. Константинополь считает, что только он вправе предоставлять самостоятельность и объявлять о создании новых церквей, в то время как Русская Православная Церковь полагает, что любая церковь имеет право часть от себя отселить. В прошлом году наши компромисс: все 14 церквей должны подписывать акт о создании 15-й сестры. Но и это согласие испарилось: не смогли договориться, в каком порядке подписывать гипотетический документ. Следовательно, документ не будет рассматриваться на соборе и всё останется в прежнем состоянии. Значит, Константинополь продолжит считать, что достаточно лишь его решения, чтобы создать Украинскую церковь. Решится ли он сделать это на фоне свое нынешней раздраженности в адрес Москвы? Не знаю. Но знаю, что если Варфоломей все же пойдет на украинский демарш, у него есть серьёзные канонические и исторические аргументы, которые привлекут к нему голоса многих других православных церквей. Поэтому в случае прямого конфликта Москвы и Константинополя из-за Украины, совсем неочевидно, что остальные православные церкви встанут на сторону Москвы.

– Какие последствия может повлечь за собой отказ Российской Православной Церкви от участия во Вселенском соборе?

– Не поехали – сэкономили деньги, время сэкономили. Главное – разрыва отношений не произошло, никакой новой конфессии не возникло. Может, что-то и упустили, например, возможность влиять на решения собора, но и серьезных решений до сих пор не было. Вопрос в другом: что будет дальше? Вдруг они без нас решат пересмотреть повестку дня и принять новые документы? Назначат продолжение собора через месяц, но без «этих северных варваров»? А потом, когда мы решим войти, может оказаться, что там принято уже нечто, что для нас неудобно. Ну и главный минус – остаётся открытым вопрос, что Варфоломей будет делать с Украиной.

http://expert.ru/russian_reporter/2016/14/vsepravoslavnyij-bezrossijskij-sobor/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments