диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Интервью Патриарха в "Правде"

ПРАВДА
17 июля 1990 года
№ 198 (26281)
стр. 4

Сохраните священный дар жизни
Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II беседует с корреспондентом «Правды»

Программа первого визита нового Предстоятеля Русской православной церкви в Ленинград завершалась, когда я решился позвонить ему по телефону и попросить о встрече. На успех, признаюсь, не уповал: дни пребывания Его Святейшества в городе были предельно насыщены.
— Ну что же, — едва изложив просьбу, услышал я в трубке приветливый голос Патриарха. — Рад побеседовать с правдистом, милости прошу! Завтра, скажем, в одиннадцать.

Патриарх Алексий вышел из внутренних покоев в гостиную с непокрытой головой и в скромной рясе монаха, как бы предваряя простотой облачения непринужденность и откровенность предстоящей беседы.
— Может быть, здесь и присядем? — предложил Патриарх. — Поговорим в тишине, без помех.

— Ваше Святейшество! — спросил я Предстоятеля. — Совсем недавно вы уезжали на Поместный собор митрополитом Ленинградским и Новгородским. Сегодня снова готовитесь в путь и, похоже надолго расстаетесь с городом. С какими чувствами вы покидаете Ленинград?

— Мне очень трудно расставаться с Ленинградом — ведь с ним столько связано! — ответил собеседник. — Здесь учился в духовной семинарии, а затем, уже будучи рукоположен в сан священника Богоявленской церкви в Эстонии, заканчивал и академию. После многих лет пастырского служения в Эстонской епархии и административной работы в Московской патриархии четыре года назад вернулся в Ленинград.
В моей памяти эти годы останутся навсегда светлой страницей, несмотря на трудные моменты. Ведь церковь в течение десятилетий игнорировалась светскими властями как чуждый обществу институт. Пренебрежительное и даже неприязненное к ней отношение проявлялось в разных формах. Моим предшественникам, например, возложение венка на Пискаревском мемориальном кладбище по случаю Дня Победы дозволялось лишь 16 мая! При мне, правда, такого уже не было.
Замечу, кстати, что дурную репутацию своим начальникам иногда создают нерадивые помощники и подчиненные. Приехав в Ленинград, я вознамерился было нанести визит тогдашнему мэру В. Я. Ходыреву. За содействием, как полагалось, обратился к уполномоченному Совета по делам религий. И что же услышал? Мне сказали: такого у нас не бывало и впредь не будет! Отказал мне третьестепенный чиновник, но тень обиды в душе осталась на Ходырева.
В связи с подготовкой к празднованию 1000-летия крещения Руси мы все-таки с ним встретились. За разговором Владимир Яковлевич искренне удивился: «Вы, — спросил, — разве первый раз в исполкоме?» В первый, отвечаю. Раньше не допускали.
— Нелепость какая-то! — возмутился мэр. — Считайте отныне, что двери Ленсовета для вас открыты в любое время!
И сделал мне приятный сюрприз: показал внутреннюю церковь Мариинского дворца. Стараниями реставраторов она обретала первоначальное благолепие.
Встречи стали регулярными. Не обходилось, конечно, без затруднений и спорных вопросов, но обсуждать и разрешать их мы стали вместе: касалось ли дело возвращения порушенных храмов верующим или осуществления совместных социальных программ.
Скоро в городе откроется геронтологическая больница. Ее строительство финансирует исполком Ленсовета, а в сотрудничестве с христианами и церквами Большого Сиэтла в США мы поможем оснастить ее медицинским оборудованием, позаботимся о подборе персонала, организуем уход за больными — ведь пациенты такой клиники нуждаются в милосердном к ним отношении и душепопечительстве особенно.
В общем, с городскими властями у нас сложились сердечные отношения. Возможно, этому помогло мое избрание народным депутатом СССР, но еще больше, думаю, желание и умение понять друг друга, взаимная готовность предпринимать встречные шаги на стезе добрых дел.
В печали расстаюсь с городом, оставляя здесь добрых сотрудников и усердных священнослужителей, которые понимают, что и святая церковь сегодня призвана деятельно участвовать в перестройке и обновлении общества. Мне, конечно, будет не хватать ленинградских храмов, каких нет в столице, и искренне любимых ленинградцев, которым выпал жребий перенести столько невзгод.

— Им и сейчас живется нелегко. Физические немощи усугублены материальными затруднениями, подчас — равнодушным отношением; угнетает атмосфера разобщенности людей и взаимной недоброжелательности. Не наше ли время имел в виду пророк Михей, говоря: «Не стало милосердных на земле, нет правдивых между ними; все строят ковы, чтобы проливать кровь, каждый ставит брату своему сеть».
Возможно ли еще исцеление от поразившего всех нас недуга?

— Слова пророка созвучны Евангелию, где как о бедствии говорится об оскудении любви в людях. С удрученным сердцем вижу — люди становятся все нетерпимее в отношениях между собой, с обществом. Причин тому много. Экономическая неустроенность государства. Нищета одних и чванливая роскошь немногих, добытая чаще всего неправедными путями. Низкий уровень культуры и нравственности. Межнациональная рознь. Общая неуверенность в завтрашнем дне. К сожалению, не исчезает острота этих и других проблем сегодняшнего бытия. Они становятся острее и тревожнее. Не убывает и ожесточение в душах. Из-за пустяков возникают ссоры, на первого встречного обрушивается брань, изливается раздражение.
Как жить человеку в таком мире? Очень трудно и неуютно без упования на промысел Божий, без моральной поддержки и опоры на ближнего. Если мы хотим преуспеть в благих начинаниях по перестройке и истинному обновлению общества в лучшую сторону, нужно прежде всего начинать с себя каждому. Научиться сопереживать заботам и горестям окружающих нас таких же людей. Не по принуждению или обязанности, а по внутреннему побуждению помогать «друг друга тяготы носить», как сказано в Евангелии от Матфея. В доброте, готовности к поддержке и посильной помощи слабому заключен источник самоуважения личности. И не надо бояться, что он может иссякнуть — источник сей вечен!
Как ни прискорбно это признавать, наше общество утратило способность к милосердию. Атрофировались многие присущие цивилизованным людям чувства. Десятилетиями внушался миф, будто нет в стране бедных и несчастных, а если и есть — о них позаботится государство. Оказалось не так. Сегодня мы знаем, что миллионы граждан прозябают за чертой бедности. Сотни тысяч оставлены без призрения. Интернаты для престарелых и инвалидов ужасны.
Сирые и убогие страдают от безотрадности существования и плохих бытовых условий, а еще пуще — от состояния безысходности в своем одиночестве, от понимания ненужности никому. В том числе и обществу, которое строили с искренней верой и надеждой на лучшую долю.
Можно ли безмятежно, без угрызения совести и жгучего стыда вкушать радости земного бытия, зная об этом? Нам нужно возвращать общество к извечным нравственным принципам, заповеданным Господом нашим, — гуманному отношению к человеку, уважению его личности, осознанию неповторимости священного дара жизни.
Даже само понятие милосердия у нас оказалось забытым. В больницах давно не услышишь этого слова. Заменено иным по смыслу и сути термином: больным помогают медицинские сестры, а не сестры милосердия. Среди них — множество достойных тружениц, отзывчивых на чужую боль, но, согласитесь, преобладают пришедшие к своей профессии не по призванию.
Нам надо, очень надо возрождать традиции милосердия. В этом вижу задачу церкви, о чем сказано и в послании последнего Поместного собора: «В условиях общества, потерявшего веру, дела христианского милосердия обретают особое благовестническое значение». Мы намерены сами и зовем верующих с усердием трудиться на этом поприще.

— В поддержке, милосердной помощи и душепопечительстве сегодня нуждается множество наших сограждан. Немало их было и прежде, но церковь почему-то обходила таких людей своим вниманием. Почему?

— Действительно, вполне может сложиться впечатление, будто мы самоустранились, пренебрегаем заботой об обиженных судьбой людях. На самом деле церковь никогда не забывала о своей миссии, стремилась делать добро, но была лишена возможности его творить. Положение 1929 года о религиозных объединениях — кстати, мы ровесники с этим малоизвестным широкому кругу наших соотечественников документом — запрещало церкви благотворительную деятельность и участие в воспитании детей. В тисках этого «Положения» прошла жизнь целого поколения. Могло ли это не отразиться на умонастроениях верующих и даже некоторой части священнослужителей? Запретами их постепенно отучили делать практическое добро. Теперь заново предстоит приобщать паству и пастырей к добрым делам, чтобы они стали для верующих потребностью, ибо сказано в Новом Завете: «Вера без дел мертва». В этом вижу большую воспитательную задачу Русской православной церкви и смысл своего служения Господу.

— Сейчас многие полагают надежды па сближение государства и церкви, на их сотрудничество или по крайней мере невмешательство государственных институтов в дела веры. Как народный депутат СССР и член Законодательной комиссии Верховного Совета вы участвуете в разработке нового Закона о свободе совести. Скоро ли он будет принят?

— Работа еще не завершена: медлительность здесь, конечно, нежелательна, но и поспешность может оказаться неуместной. Даже по последнему варианту проекта Поместный собор высказал ряд существенных замечаний, которые, надеюсь, будут учтены, как и пожелания других церквей и религиозных объединений. Закон должен наделить церковь не только правами юридического лица, но и открыть ей возможности для социальной деятельности, для участия в духовно-нравственном обновлении общества к вящей для него пользе. Разве кому-нибудь от этого станет хуже?
Обратимся к российской истории. Традиционно создавались при храмах богадельни, дома трудолюбия и сиротские приюты, где лишенные родительской ласки дети получали воспитание, существовали воскресные школы. Пусть такие формы деятельности снова вернутся к церкви.
Мы не питаем иллюзий, будто все сразу изменится. Проблем возникнет немало: организационных, этических, материальных. Но не следует их бояться — верой, действием, прилежным трудом разрешаются любые сложные проблемы. Нельзя лишь пребывать в праздности и впустую растрачивать время — оно невозвратимо.
При многих храмах мы уже открыли воскресные школы. Не только дети, но и родители с интересом познают в них основы христианского вероучения и нравственности. Взоры людей все больше обращаются к священному писанию, к нашей матери-церкви. Она хранительница непреходящих духовных ценностей, которые пронесла через века.

— Реальные перемены и ваши планы вселяют надежду, но скоро ли смогут взойти хотя бы ростки добра на столь запущенном поле, каким стало наше общество?

— Не будем обольщаться и рассчитывать на быстрый успех — процесс нравственного очищения и духовного возрождения вряд ли можно прогнозировать или придать ему ускорение реформами. Нужнее реформ вдумчивое просвещение, кропотливая и неустанная каждодневная работа. Да не опустятся руки у тех, кто выйдет возделывать заброшенную ниву, но скажу откровенно — для добрых дел потеряно целое поколение, если не несколько. Вот почему, заботясь о нравственном возрождении общества, мы должны не забывать верующих и атеистов всех возрастных категорий, но сугубое внимание при этом все-таки отдавать детям. Они наследуют будущее. Чем сумеем наполнить их сердца, с тем они и придут в грядущее. А принадлежать оно будет цивилизованному обществу — таков непреложный закон исторического развития наций и народов. Дабы не оказаться им изгоями или исторгнутыми из общего дома, который закладывается сегодня, души отроков должны быть открыты для восприятия добрых наставлений и с Божьей помощью укреплены в христианских традициях. Что для этого понадобится в первую очередь? Программы катехизического образования, соответствующая литература. Факультативное религиозное образование, пусть и вне обязательных школьных учебных планов. Потребуется много учителей.
Один из отцов церкви в III веке говорил, что душа человеческая по природе своей христианка. Поэтому не надо против воли никого обращать в лоно церкви — каждый верующий находит свою дорогу к Богу. Иные и до конца дней не вспоминают о Нем, но исповедуют в делах своих нравственные начала христианства — любовь к ближнему, отвращаются от всякого зла и удаляются от неправды. И они заслуживают благодати Всевышнего, перед Кем «нет ни эллина, ни иудея». И воздает Он нам только по делам нашим.

— Вы сказали, что каждый приходит к Богу своим путем. А как и Нему пришли вы, Ваше Святейшество?

— Мои родители были глубоко верующими людьми, и я в храме в Таллинне стал прислуживать с шести лет. Первой религиозной книгой, которую взял в руки в семилетнем возрасте, было подаренное бабушкой Евангелие с ее надписью «Алеше. Книга для чтения и назидания». Храню до сих пор.
Духовный и жизненный путь мой окончательно определили, пожалуй, паломнические поездки на остров Валаам на Ладоге, где находится известный подвижнической деятельностью братии и своей красотой монастырь. Мне тогда было девять лет. Неизгладимое впечатление произвела обитель на детскую душу: отреставрированный собор сиял свежими красками и позолотой, в самой атмосфере превращенных трудолюбивыми людьми в ухоженный сад островов разливалось благочестие.
Почти полвека спустя я вновь в год 1000-летия крещения Руси побывал на Валааме и возможность проводить здесь монашескую жизнь укрепила мою душу в намерении восстановить из руин и запустения храмы обители, что сейчас и делается с Божьей помощью на островах. Детские впечатления, наверное, не последнюю роль сыграли и в моем решении принять монашеский постриг.

— Вы затронули проблему воспитания молодого поколения. Насколько она актуальна — не приходится и говорить: растет среди молодежи преступность, все чаще отмечаются факты немотивированной жестокости, пренебрежения общепринятыми нормами поведения. Не окажутся ли тщетными усилия церкви, сможет ли она наставить молодое поколение на стезю добродетели?

— Нельзя никогда отчаиваться и впадать в неуверенность, приступая к богоугодному делу. Путь, естественно, окажется затруднен — не сама молодежь чаще всего виновата, как вижу, а больше те, кто ее развращает. Сцены жестокости и насилия, эротика, которую точнее следовало бы назвать порнографией, стали почти непременны в современных фильмах и видеозаписях, что демонстрируются в многочисленных салонах. Даже на телевизионный экран им, похоже, ничем доступ не ограничен. А телепередачи и малые дети смотрят.
В ленинградской программе «600 секунд» изо дня в день видим трупы убитых в пьяных ссорах людей, обезображенные тела, лужи крови, замученных животных.
С комментариями искушенных в софистике «специалистов» насаждаются в пластичном сознании отроков культ силы и вседозволенности, неуважение к личности и даже дарованной Господом нашим человеческой жизни. Отодвинута на задний план возвышающая душу классическая музыка — ее вытеснили зачастую низкопробные музыкальные поделки. Алкоголизм и наркомания стали распространенным явлением, тогда как еще недавно вызывали всеобщее порицание. Одним словом, для деградации личности условия созданы весьма благоприятные.
Не убоюсь получить ярлык ретрограда — их сейчас ничтоже сумняшеся раздают направо и налево! — и скажу: богопротивное дело творится ныне на Руси алчными до наживы людьми. Из драмы вскормившего их Отечества они норовят извлечь личную выгоду. Но безмерная эта алчба обернется против них же, ибо «кто бросает камень вверх, бросает его на свою голову».
Не оставляю надежды, что государственные мужи от общих рассуждений тоже обратятся лицом к действительным нуждам молодежи, рука об руку с церковью придут возделывать ниву воспитания, прилежно оберегая ее от всякой потравы. Иначе не обильную жатву предстоит на ней собирать, а немногие полезные злаки вперемешку с терниями и волчцами.

— Так совпало, что наша беседа проходит во время Учредительного съезда российской компартии, а сегодня стало хорошим тоном во всех бедах винить коммунистов. На митингах раздаются и прямые призывы к расправе над ними. Извините, Ваше Святейшество, вот о чем хочу спросить — правомерно ли такое нагнетание антикоммунистических настроений и настойчивое формирование в общественном сознании представления общей вины партии, создание образа этакого многомиллионного врага народа?

— Я не разделяю таких взглядов. За многие годы пастырского служения мне пришлось встречаться с рядовыми коммунистами и так называемыми аппаратчиками разных рангов. Считать ли их всех ответственными за искажения социализма, репрессии, попрание прав человека, о чем мы узнали недавно, за происходящее в стране сегодня? Не возьму греха на душу, чтобы помыслить так. Те, кого знал и знаю, честно трудились. Негодовали, узнавая о злоупотреблениях власть имущих. Берегли доброе имя. Кто-то решался и на открытый протест, за что поплатился жестоко. Большинство же искренне заблуждалось — хитроумная система обмана помрачала им зрение и разум, держала в страхе и неведении об истинном положении дел. Как вы знаете, до дна пришлось испить горькую чашу и служителям церкви.
Деформации в массовое сознание, похоже, были заложены очень давно, может быть, изначально, подобно мине замедленного действия. Кажется, Плеханов, оценивая ситуацию в России начала века, предостерегал Ленина накануне октябрьских событий — жернова истории еще не смололи муки, из которой можно испечь пирог социализма. Иными словами, страна не прошла к тому времени объективно необходимый для коренного переустройства общественных отношений путь развития.
Зло накапливалось, а приниженное добро не имело сил для противостояния. Взрыв произошел в наши дни. Направленный взрыв в сторону партии: ей теперь вменяют в вину любые просчеты, даже те, к которым она непричастна.
Историю, как известно, не перепишешь. Но, думаю, общество развивалось бы иначе, не будь в числе первых принят Советской властью декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. Во всяком случае, удалось бы избежать трудновосполнимого нравственного урона в таких масштабах.
Отринув и осудив дурное из прошлого сегодня, мне представляется, важнее всем вместе искать выход из тупика, а не уходить в конфронтацию и розни дальше, во мрак неизвестности. Больное наше общество, сформировавшееся в условиях авторитарной однопартийной системы, стоит на пороге многопартийности. А это может создать новые трудности, усилить политические разногласия даже внутри самой Коммунистической партии. Возобладает ли голос разума и здравый смысл в стихии возможных страстей и противоречий? Очень надеюсь и молюсь об этом.
Хорошим предзнаменованием считаю, что М. С. Горбачев и Б. Н. Ельцин нашли в себе силы преодолеть личные обиды и сделали шаг примирения навстречу друг другу. Святая церковь благословляет этот миротворческий поступок двух достойных мужей. Пусть их пример послужит в назидание.
Разрушив образ врага в отношениях с другими странами, пора бы прекратить поиски супостатов в своем Отечестве, не стремиться растащить Родину по частям. Отечеству не нужны потрясения. Люди устали от смуты и распрей. Они вправе ждать согласия и покоя.

— Гласность, демократия, плюрализм... Эти слова ныне прочно вошли в лексикон перестройки. Как вы понимаете их для себя?

— Мне кажется, люди оказались не готовы к правильному восприятию этих понятий. Иногда и спекулируют на них в весьма неблаговидных целях, в том числе и журналисты. Поэтому гласность порой выражается в форме оскорбления инакомыслящего. На потеху толпе выносятся биографические малозначительные факты и слабости о коих в приличном обществе даже не принято упоминать. Не столь уж редки и откровенные домыслы, тенденциозность оценок, преднамеренное искажение истины.
Демократия, к сожалению, воспринята некоторыми и вполне неглупыми людьми, как повод выдвигать безосновательные требования, без меры говорить и мало работать, охотнее разрушать возведенное до них, нежели созидать самим.
Плюрализм используется в качестве «неотразимого» аргумента для пропаганды и абсурдных идей, лишь бы оказаться замеченным публикой, привлечь внимание к своей персоне. Невольно приходит при этом на память замечание мудрого Сенеки, что дела говорящего убеждают больше слов. А дел-то, увы, пока немного.
Интенсивная законотворческая деятельность Верховного Совета СССР, будем надеяться, поставит эти стихийные процессы в разумные рамки. Не ограничивая гражданских свобод, но воспитывая у людей ответственное отношение к слову и образу действий. Ни одно цивилизованное государство не может позволить абсолютной степени свободы, чтобы не оказаться ввергнутым в хаос анархии.

— И все-таки позволю себе вернуться к вопросу о Коммунистической партии, ее идеологии. Мне кажется, в очищенной от догматических наслоений виде она не противоречит и христианскому вероучению. Даже незаметно исчезнувший из обихода «Моральный кодекс строителя коммунизма» созвучен библейским заповедям.

— Неудивительно. Вся европейская цивилизация эволюционировала на нравственных принципах христианства. Коммунистическая идеология тоже восприняла их, взяв многое из Нового Завета. Преподобный Хьюлетт Джонсон, настоятель Кентерберийского собора, в 50-е годы издал книгу «Христиане и коммунизм», где предпринял попытку синкретизировать религиозное вероучение и политизированное направление общественной мысли. Возможно, мы не оказались бы свидетелями весьма печальных итогов, не объяви победивший пролетариат в первые же послереволюционные годы несовместимость своей идеологии с религией. Именно тогда была, мне кажется, совершена одна из трагических ошибок.

— Не создается ли у вас впечатление что мы охотнее бичуем ошибки прошлого, чем на практике исправляем последствия этих ошибок: умножаем их число, тогда как социальная напряженность в обществе приближается к критической черте?

— Мгновенный переход от длительной тьмы к яркому свету причиняет боль. Одних заставляет непроизвольно отшатнуться назад, другие, преодолев дискомфорт, бывает, впадают в эйфорию. Перестройка мышления еще сложнее и мучительнее. Из одной крайности люди бросаются в другую, не заботясь о последствиях. Вчера возвеличивали — сегодня ниспровергают. Почитали за благо, а теперь утверждают — это химера. Отсюда проявления экстремизма, достойные всяческого осуждения, стремление удовлетворить личные и групповые интересы за чужой счет. Ведь забастовки, как метод давления на правительство, межрегиональные тяжбы лишь ухудшают состояние экономики и в конечном итоге — положение самих же бастующих, населения целых республик. Для улучшения условий жизни и благополучия нужнее созидание, а не разрушение. Традиции добросовестной и усердной работы в охвативших общество деструктивных процессах, к сожалению, утрачиваются. Они не восстановятся на уличных митингах.
А самое главное же сегодня — с Божьей помощью вернуть людям терпимость, развеять вражду и рознь между ними, приобщить к извечным общечеловеческим ценностям. История не простит нам, если плохо используем трудное, но благоприятное время для возрождения подлинной духовности и нравственности, на которых зиждется сама жизнь.
В годы Великой Отечественной войны во всех своих храмах Русская православная церковь приносила прошения Творцу и Вседержителю нашему о даровании победы над фашизмом. Ныне за каждым богослужением возносим молитву Всевышнему о примирении в нашей стране, дабы развеялись вражда, ненависть и неприязнь между людьми, но умножилась любовь!

Беседа закончилась. Патриарх проводил меня до дверей и напутствовал пастырским словом: не умножайте зла лицемерием, говорите людям правду, «пустые и ложные надежды — у человека безрассудного, и сонные грезы окрыляют глупых».

Беседу вел
Виктор ГЕРАСИМОВ.

***
Раз помянут Сенека, значит, готовил интервью протоиерей Игорь Экономцев :)
Может, кто видит его сейчас в США?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments