диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Семинарская статистика

Католики не стесняясь публикуют статистику "призваний": сколько людей поступило в семинарии, сколько приняли сан...

У нас это большой секрет. Более секретно лишь число снявших сан добровольно или лишенных его.

А ведь это важно для самопознания церкви. Это один из немногих объективных показателей.

О. Всеволод Чаплин пишет сегодня:

информированный человек на днях сказал мне, что число поступивших в Николо-Перервинскую и Угрешскую духовные семинарии в этом году не превысило 15 человек в каждом случае. Официальных данных нигде не опубликовано, но вот по этой новости можно видеть примерное число поступивших в Угрешу: http://www.ppds.ru/news/5-новости/574-Vnov%60-postupivshie-vospitanniki-PDS-sovershili-palomnicheskuyu-poezdku-po-svyaty-nyam-Moskvy.html . 
Поясню, что речь идет о студентах-очниках, то есть о людях, по идее стремящихся стать священниками. Не будем брать иногда плюсуемых для отчета к семинаристам слушателей (а чаще слушательниц) разных заочных курсов, певческих кружков и лекториев для мирян. Мой конфидент считает, что из поступивших очников до выпуска доживут в каждой семинарии человек по пять, до рукоположения в сан – человека по два. И это еще хорошая картина: мало того, что обе семинарии расположены в Москве, там еще и неплохие преподаватели, да и бытовые условия лучше, чем в большинстве светских вузов. Лучше ситуация с поступлением, пожалуй, только в Сергиевом Посаде и Санкт-Петербурге, в Сретенской и Коломенской семинариях – но и в этих случаях, насколько я знаю, конкурса практически нет – отсеивают только явно неадекватных людей или случайных «искателей экзотики». Много поступает из-за границы – из Украины и Молдовы. В рядовых же провинциальных семинариях десяток поступивших считается успехом. 
Почему же молодые люди не хотят идти в духовенство? Причина - не только в его бесправии, хотя и эта проблема в Церкви есть. Средний священник сегодня живет беднее среднего учителя (я не говорю о настоятелях крупных соборов). В материальном отношении духовенство оказывается ниже уровня самых скромных бюджетников – примерно как в Западной Европе. Да и социальный статус священников невелик: они боятся даже пикнуть против сильных мира сего - не то что отлучить от причастия какого-нибудь богатея или крупного чиновника. А делать это они обязаны – ведь в упомянутой среде полно грехов, за которые допускать к причастию просто нельзя. И только так священники смогут вернуть себе уважение и статус – особенно если церковные власти перестанут бояться «серьезных» людей или покупать их расположение пастырской мягкотелостью,  в том числе отменяя строгие указания священников на исповеди или позволяя некоторым людям ходить в храм в Москве или Питере, а исповедоваться только у «удобного» старца где-нибудь в Греции. Самоуважение духовенства и неотвратимость его пастырской власти – вот что может вернуть ему социальный статус. Иначе будет как в Польше, где еще в 80-е годы в священники шли лучшие люди, а сейчас идут только немногие романтики или представители самых нижайших социальных слоев. Боюсь, впрочем, что именно этот путь ждет нас – если не наведем порядок в Церкви. 
Кстати, еще одна естественная для христианской общины вещь – рукоположение в пресвитеры 40-50-летних отцов семейств, хорошо зарекомендовавших себя в приходах, после заочного или вечернего образования. Нечто подобное происходило, кстати, в древней Церкви. Таких кандидатов много – и не только в Москве. Священники из них получаются гораздо лучшие, чем окончившие семинарию 23-летние юнцы (знаю это по себе как человек, рукоположенный в 23-летнем возрасте). )) 

***
От себя добавлю, что студенты в некоторых не-столичных семинариях производят впечатление именно антропологической деградации. Заморыши из социальных слоев, в которых только церковность мамы и знакомство с соседским священником давали шанс вскочить в социальный лифт.

В фильме "Сомнение" монахиня подозревает ректора церковной школы. Она находит мать одного из растлеваемых (по ее мнению) мальчиков. Та живет в деградировавшем квартале. СЛушать монахиню не желает. Затыкает уши. Но в конце концов сквозь слезы говорит: "ну и что? Пусть даже и так. Но если это поможет вырваться моему сыну из нашей нищеты - пусть хоть так".

Это я сейчас не о гомотеме. А о мотивах "призванных". Но что уж говорить о качестве, если даже количество засекречено.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 177 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →