диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Туринская плащаница-4

(окончание)

Христос умер. Но голгофское действо еще не завершилось. Чтобы ускорить течение казни и быстрее освободиться, накануне праздника легионеры перебивают голени у еще живых жертв- двух разбойников, распятых рядом с Христом. При перебитых ногах, не имея больше точки опоры и свисая на одних руках, они мучительно и окончательно задыхаются при раздутых до предела и отравленных легких. Христос к тому времени уже час как был мертв. Это ясно видели стражники (потому что пока распятый человек жив, он для поддержания дыхания постоянно находится в движении - мучительно скользит по кресту в тщетных попытках ослабить муки).

Голени Иисусу поэтому не перебили. "Но придя к Иисусу, как увидели Его мертвым, не перебили у него голеней. Сие произошло, да сбудется Писание: "и кость Его не сокрушится"(Исход, 12,46)" (Иоан.19,33,36). Итак, исполнилось еще одно ветхозаветное пророчество о Христе.

У человека с Плащаницы голени действительно не перебиты. Зато на Плащанице есть явные следы от удара копьем в грудь уже мертвого человека. Видна и сама рана (причем по её характеру эксперты заключают, что удар копьем был нанесен снизу вверх - когда тело еще висело на кресте, а стражник стоял внизу). И в ткани Плащаницы в этом месте особенно много крови и лимфы, вылившейся из околосердечной сумки, пронзенной копьем. Кроме того, излияние лимфы вместе с кровью - это явный признак смерти человека: в результате инфаркта кровь из сердечной мышцы через разрыв начинает поступать в околосердечную сумку и смешивается с лимфой.

Послушаем теперь свидетельство евангелиста, памятуя, что по внешнему виду лимфа похожа на воду: "Один из воинов копьем пронзил Его ребра, и тотчас истекла кровь и вода" (Иоан. 19,34).

Но если Христос был очевидно мертв к этому моменту, то поем из мертвого тела течет кровь? Новые ранению наносимые трупу, не вызывают кровотечения, ибо сердце стоит и кровяного давления уже нет. Однако, если удар нанесен снизу вверх, то по раневому каналу кровь может вытекать под действием гравитации. Тем более - кровь, разжиженная лимфой.

Удар нанесен воином-профессионалом: хотя все тело беззащитно, он бьет в правый бок с намерением достигнуть сердца. Так учат солдат: ведь левый бок противника, через который ближе достичь сердца, как правило, прикрыт щитом.

Чем был вызван этот совершенно бессмысленный удар по уже мертвому телу? По нашему предположению, удар нанес один из тех воинов, которые принимали участие в той позорной игре в казарме. "Василевс" по правилам игры должен быть заколот. Но приказа убивать Его солдаты тогда не получили и вынуждены были оставить жертву в живых. Поскольку затем Христос был не заколот, а распят, то, возможно, солдатом руководила психологическая потребность соблюсти все правила игры и довести её до конца - пронзив копьем Иисуса. И как знать, может быть это была в то же время и последняя честь, оказанная Христу: ведь распятием казнили не римских граждан, а "язычников". Для римских же граждан, тем более высокого положения, существовали иные, более "благородные" способы казни. Христос как "Василевс", избранник армии, император - каким он был для солдат в ночь накануне казни - оказался в силу своей вовлеченности в мир солдатской игры не только бедным иудеем, каким он был для толпы, но и "царем", каким он был в плане игры для солдат. Преступником и святотатцем он был для иудеев, но римляне видели в Нем царя (кто в шутку, кто в порядке издевательства, а кто и всерьез). Ведь именно римский наместник Пилат приказал засвидетельствовать па кресте Его царское достоинство. И потому вполне вероятно, что римский солдат, пронзая мертвого Иисуса копьем, добивал - как он сам считал в этот момент - не назаретского плотника, а Василевса. Конечно, делал он это в рамках "карнавального" перевертыша лифостратона, не понимал, что перед ним действительно Царь - причем не иудейский, а всей вселенной. Таких правдивых ошибок было немало в жизни Иисуса... Зa несколько дней до казни Иерусалимская толпа восторженно встречала Его, приняв за царя-избавителя. Они ошиблись — он не хотел брать власть в Иерусалиме в свои pyки и возглавлять борьбу за освобождение Палестины от владычества римлян. Но они не ошиблись - хотя сами не знали этого, ибо Христос действительно пришел избавить людей от рабства - рабства смерти и греху. Спустя несколько дней народ Иерусалима убедится в своей ошибке и отдаст не оправдавшего их надежны Христа на суд.
И на суде также повторится "правдивая ошибка". Синедрион ошибся, осудив Христа на основании лжесвидетельств. Их приговор человеку Иисусу ложен. Но их приговор Богу в каком-то глубочайшем смысле вечно-истинен; ибо верно и правдиво отражает весь невместимо-невероятный трагизм отношений человека и Бога. Эта правда состоит в том, что человек всегда распинает Божественную любовь к нему, или, как это выразил Фенелон - "Боже, Ты открываешь себя повсюду, и всюду люди унижают Тебя". Иисус не заслужил этого приговора, но приговор истинен, ибо люди заслужили его - и позор этого приговора, выявившего нашу сродненность со злом, всегда должен стоять отрезвляющим знаком перед человеческой памятью.

"И бездна нам обнажена
С её и страхами и мглами
И нет преград меж ней и нами.
Вот отчего нам ночь страшна".


...Впрочем, в рассматриваемом нами контексте какими бы ни были мотивы солдата, но то, что он сделал, все равно является уникальным событием и подтверждает идентичность Человека с Плащаницы с евангельским Христом.

Христос умер в третьем часу пополудни. Оставалось лишь три часа до первой субботней звезды (6 часов вечера) когда, по закону, все надо было бросать и ничего нельзя было делать. Нарочито было запрещено всякое прикосновение к мертвым. Второзаконием (21,23) для таких случаев вдобавок предписывалось погребение в тот же день: "Если в ком найдется преступление, достойное смерти, и он будет умерщвлен, и ты повесишь его на дереве, то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день". Вдобавок это был вечер перед праздником ветхозаветной Пасхи. Времени на погребение, таким образом, оставалось очень мало.

Иосифу Аримафейскому требовалось время, чтобы получить у Пилата разрешение на снятие тела с креста и погребение. Пилату требовалось время, чтобы удостоверится в смерти казненных от вернувшихся с Голгофы солдат (Мк. 15,44). Затем нужно было найти помощников с веревками, лестницей, инструментом. Надо было дать знать Никодиму, который должен был принести благовония и пропитать ими плащаницу.

Все эти заботы о Распятом, подтверждаемые самой плащаницей, тем более уникальны, что по сути - противозаконны: Иосиф и Никодим из любви к Иисусу, тайными учениками которого они были, идут если не на прямое нарушение закона, то на явный вызов общественному мнению. Для того, чтобы это было понятно, продолжим цитату из Второзакония: "проклят пред Богом всякий, повешенный на дереве" (21, 23). Никодим - член Синедриона, представитель высшей церковной власти Израиля - и вдруг заботится о человеке, подлежащем проклятию, по сути оскверняет самого себя, бросает вызов законничеству и радикально перекраивает тем самым свою судьбу. Вo всяком случае в последующее время в Синедрионе Никодима мы больше не находим. Что же касается возможного недоразумения о проклятии Иисуса Богом (через ветхозаветное предписание о повешенных на древе), то оно разрешается через уяснение самой сути подвига Христа. Во Христе Бог стал человеком, смирил себя до положения человека казнннного, человека поносимого, отверженного и проклятого - чтобы из самых глубины вывести человечество к жизни и свету.

"Когда же настал вечер" (Мф.27,57), приступили только к снятию с креста. Значит, близится к пяти часам.

Тело омыть не успели - лишь завернуть в Плащаницу и завалить камнем. Вторая часть погребения иудейского, назначенного на первый день недели, осталась невыполненной...

Таковы события, происшедшие в Иерусалиме в ту страшную пятницу.
Итак, "плащаница является доказательством совершенной во времена Римской империи казни человека распятием, характepныe детали которой совпадают с деталями описанного в Евангелии от Иоанна распятия и погребения Христа. Что же касается того, можно ли считать отпечатавшегося человека евангельским Иисусом Христом, то это уже вопрос не науки, а веры, вопрос, выходящий за рамки загадки плащаницы, решаемой средствами науки" (Наука и религия,1984, №9, стр.23).

Это очень корректный вывод атеистического журнала. Если его внимательно прочитать, в нем говорится по существу следующее: это, скорее всего, отпечаток тела Иисуса из Назарета. Но был ли он Христом, то есть Помазанником и Сыном Божиим - этого наука сказать не может, так как это вопрос веры.

Да, это вопрос веры и доверия. Ведь если признавать, что 18 и 19 главы Евангелия от Иоанна, в которых говорится о последнем дне жизни Иисуса, верны и исторически точны, то почему бы не принять его рассказ о том, что он сообщает нам в 20 главе о происшедшем через день Воскресении?
Конечно, здесь правомерно спросить - а можно ли доверять евангелистам? Они являются учениками и друзьями человека, моральные качества которого даже по признанию его врагов были выдающимися. Так, по свидетельству Иосифа Флавия Иисус "был мудрым человек, его образ жизни был похвальными, он славился добродетелью" (цит. по: Свенцицкая, стр. 72). Этот Учитель Сам избрал себе учеников: "Не вы Меня избрали, а Я вас избрал"(Ин.15,16). Чтобы понять, кто такие апостолы - надо почитать их книги - вдохновенные гимны любви и свободе. За свою проповедь они заплатили жизнями: из двенадцати апостолов одиннадцать были казнены. Вера в Воскресение давалась им мучительно и непросто. Один из апостолов — Фома - навсегда остался образом неверующего правдолюбца. Фома сказал, что не поверит в воскресение Христа, пока не сможет пальцем дотронуться до ран от гвоздей. Много лет спустя Фома умер за Xpиcта как мученик. Что могло дать ему такую веру, как не исполнение его условия?

Вера в воскресение превратила деморализованных последователей распятого проповедника в неустрашимых свидетелей и мучеников ранней церкви. Их можно было бросать в тюрьмы, подвергать истязаниям, но их нельзя было заставить отречься от веры в то, что "на третий день Он восстал". Они вдруг стали - чуть ли не за одну ночь - неустрашимыми. У них были все мыслимые доводы, чтобы тщательно пересмотреть основы своей веры. Но те, кто отрекался от Христа и оставил Его одного в день ареста и казни - через день после смерти Иисуса стали проповедовать о Нем. И проповедь свою они вели не как люди Ветхого завета, не как иудеи, а как люди Нового завета с Богом. То, что они никак не могли вместить, пока Иисус был с ними, они поняли после Его смерти (логичнее сказать - после Его Воскресения). За три дня, пока их учитель лежал в гробу, они поняли то, что не могли понять за три года Его проповеди: что высший закон бытия - это закон любви до Креста. Глубину своего понимания этого закона апостолы засвидетельствовали своей жизнью и своей смертью.

И вот эти люди говорят, что они рассказывают только о том, "что слышали, что видели своими глазам, что рассматривали и осязали руки наши"(I Иоан.1,1), что если даже они сами начнут говорить нечто иное, выдумывать нечто отличное от того, чему они были свидетелями, да будет им анафема (Гал.1,8).

Их искренности можно довериться. То, о чем они говорят, - о новой жизни во Христе - можно и проверить: для этого надо войти во внутреннюю и сокровенную жизнь Церкви, принять участие в её таинствах и взрастить в себе глаза любви веры, воспитать духовный слух. Наконец, для начала можно просто по-настоящему серьезно отнестись к рассказам апостолов, попытаться увидеть в них не сказочников и выдумщиков, а свидетелей. Последнему и может научать Плащаница.

Наука, столь гордо выступавшая в XIX веке против религии, в 1898 году (когда началось научное исследование Плащаницы) установила достоверность Евангельского повествования. Отложив в час Воскресения Плащаницу, Христос затаил в ней до времени божественную тайну, ибо знал, что грядущим людям будет дано искушение наукой и приготовил для них источник отрезвления. Плащаница исследовалась авторитетнейшими научными организациями с громкими именами и твердой репутацией: НАСА, лаборатория космических и электронных исследований в Чикаго, Вирджинский политехнический институт и т.п.

А в результате атеистический автор вынужден сетовать на "чрезмерное обилие деталей и совпадений... Не успев обнаружить новую деталь, эксперты тут же находили ее в тексте Нового Завета" (Наука и религия. 1985, № 9, стр.35).

Теперь становится понятно, какой же вопрос ставит перед человеком ответ на вопрос - кто на плащанице. Если это действительно Христос, Помазанник Божий, то с кем ты, человек - с Ним или с распинавшими, оплевавшими, отвернувшимися от Него?!

Плащаница заставляет людей внимательнее присмотреться к Церкви: что же она такое, что уже два тысячелетия живет на земле и столь упорно учит об одном и том же, одном-единственном и абсурдном факте: о том, что 14 нисана 30-го года за Северной стеной Иерусалима на Кресте был распят Творец и Совесть Вселенной, принявший на себя человеческую природу, и что Он воистину воскрес.

Присмотритесь к Церкви хотя бы глазами рассудительного Гамалиила, сказавшего людям, которые обвиняли апостолов, проповедовавших о Воскресшем Христе: "Мужи Израильские! подумайте сами с собою о людях сих, что вам с ними делать. Ибо незадолго перед сим явился Февда, выдавая себя за кого-то великого, к нему пристало четыреста человек; но он был убит, и все, которые окружали его, рассеялись и исчезли. После него во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлек за собой довольно народа; но он погиб, и все, которые слушались его, рассыпалась. И ныне, говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело - от человеков, то оно разрушатся; а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками" (Деян.5,35-39).

Прошло ДВЕ ТЫСЯЧИ лет - и оно не разрушалось. И сегодня, как во все эти века, как бы далеко ни уходило человечество от идеалов Христа, но чуткие и чистые сердцем прозревают самое важное и снова и снова вспоминают, что
Одна есть в мире Красота -
Любви, печали, отреченья
И добровольного мученья
За нас распятого Христа"
/К.Бальмонт/.

0б этой же Красоте говорит и другой наш поэт - Марина Цветаева:
Так, высоко запрокинув лоб:
Русь молодая! Слушай!
Опровергаю лихой поклёп
На Красоту и Душу!

И вновь, как будто для сегодняшнего дня написанные, звучат древние слова апостола:

МЫ НЕИЗВЕСТНЫ - НО НАС УЗНАЮТ. НАС СЧИТАЮТ ОБМАНЩИКАМИ, НО МЫ ВЕРНЫ, НАС ПОЧИТАЮТ УМЕРШИМИ - НО ВОТ МЫ ЖИВЫ. НАС ОГОРЧАЮТ, А МЫ ВСЕГДА РАДУЕМСЯ. УСТА НАШИ ОТВЕРСТЫ ВАМ, ЛЮДИ, СЕРДЦЕ НАШЕ РАСШИРЕНО. ВМЕСТИТЕ НАС.
(2 Кор. 6, 8-12).
Tags: Автобио, Миссия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →