диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Чисто богословская путаница

(детектив, расследованный С. Фирсовым и принесенный в сеть А. Дунаевым - http://danuvius.livejournal.com/591011.html):

1. Жил-был Полемон - греческий философ, ученик и последователь Ксенократа, жившего в 4 веке до Р. Христова. Понятно, что язычник.

О нем читаем еще у Диогена:

"Полемон, сын Филострата, афинянин, из дема Эй. В юности он буйствовал и жил так распутно, что повсюду ходил с деньгами, готовыми к утолению любого желания. Он даже припрятывал их по закоулкам – в самой Академии у одного столба отыскалась монета в три обола, припасенная по такому же случаю. Однажды, сговорившись с молодыми приятелями, пьяный и в венке, он вломился в Ксенократову школу; тот не обратил на него никакого внимания и продолжал речь как ни в чем не бывало, а речь была об умеренности. Юнец послушал его, постепенно увлекся, стал так прилежен, как никто другой, и наконец сам сменил Ксенократа во главе школы, начиная с 116-й олимпиады. Антигон Каристский в "Жизнеописаниях" говорит, что отец Полемона, один из первейших граждан, разводил скаковых коней; а сам Полемон был привлечен к суду своей женой за дурное обращение, потому что он жил с мальчиками. Но с тех пор как он взялся за философию, нрав его обрел такую твердость, что он никогда не изменялся в лице и голос его всегда был ровен; именно этим он так поразил Крантора. Когда бешеная собака вцепилась ему в ногу, он даже не побледнел, и когда весь город шумел, расспрашивал, что случилось, он один оставался невозмутим. Даже в театрах он не выражал никаких чувств. Во всем, казалось, Полемон был ревнителем Ксенократа – и даже его любовником, как пишет Аристипп в IV книге "О роскоши древних".


2. Выпускник языческого афинского университета св. Григорий Богослов, перечисляя примеры добродетельных язычников, упоминает сего Полемона:

"Не умолчу и о Полемоне, так как очень много говорят об этом чуде. Прежде был он не из целомудренных, а даже из гнусных служителей сластолюбия ; но когда объят стал любовью к добродетели, нашед доброго советника (не знаю, кто это был: мудрец ли какой или сам он ), вдруг оказался великим победителем страстей. И я представлю одно только доказательство чудной его жизни. Один невоздержный юноша приглашал к себе свою приятельницу. Она, как рассказывают, подошла уже к дверям, но на дверях изображен был Полемон; и его образ имел такой почтенный вид, что развратница, увидев его, тотчас ушла назад, пораженная сим видением и устыдившись написанного, как будто живого. И это происшествие, сколько знаю, пересказывают многие".

("О Смиренномудрии, целомудрии и воздержании // Т.2 с. 192; http://www.bogoslov.ru/data/2009/12/10/1234303843/gri_5tom.pdf).


3. Проходит несколько веков - и у преп. Иоанна Дамаскина язычник Полемон уже становится чудотворцем!

"... Полемон исполнился любви к прекрасному, то сразу явился настолько выше своих страстей, что я представлю некоторым образом одно им его чудес. Какой-то невоздержный юноша пригласил блудницу; когда же она, — говорят, — пришла близ ко входу в дом, [где] над нею возвышался [изображенный] на иконе Полемон, то, увидевши эту икону, — ибо она была досточтима, — тотчас удалилась, побеждаемая зрелищем, устыдившись нарисованного, как если бы он был живым".
(Третье слово об иконах)

Первая путаница: поскольку в греческом патристическом языке слова "икона" и "изображение" неотличимы, то упоминание светского портрета светского философа начинает читаться как упоминание о христианской иконе.

Следующий шаг: на христианской иконе может быть изображение только христианина, а, значит, и ее "первообраз" - тоже христианин, причем святой.

У Григория Богослова "чудная жизнь" в смысле "ЖЗЛ"; жизнь, достойная рассказа. Но у Иоанна Дамаскина речь идет уже о "чуде" в сосбтвенно религиозном смысле этого слова. У Григория Богослова - досточтим облик персонажа картины, а для Дамаскина это уже "досточтимая икона".

Представьте себе, что речь идет о портрете Льва Толстого - и все станет понятно.


4. На Седьмом Вселенском Соборе среди свидетельств древнего почитания икон в христианской церкви, приводится выписка из св. Григория Богослова:

"Косьма, диакон, нотарий и кувуклисий, прочитал: «Святого Григория Богослова из стихотворения, находящегося в Слове о добродетели, начинающемся словами: “Прежде всего молю Бога, Творца всего”. И несколько далее: “да не будет мною пройдено молчанием то, что рассказывают о Полемоне: при том же это одно из очень распространенных чудес. Так, сначала он был не из числа людей благомыслящих и очень склонен к постыдным удовольствиям, но потом... Он показал себя настолько выше страстей, что я могу изложить одно из чудес его. — Какой-то невоздержный юноша приглашает непотребную женщину. Когда она подошла близко к воротам, на которых находилась икона внимательно смотревшего Полемона, то, увидев эту икону (а это была чтимая икона), тотчас, говорят, воротилась, быв побеждена этим взглядом: изображенного на иконе она устыдилась как будто живого”»

https://www.academia.edu/28637090/%D0%A1%D0%B2._%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%91%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2_%D0%BE_%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D1%82%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%B9_%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B5_%D1%84%D0%BB%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%B9_%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B4%D1%83%D0%BB%D0%BE%D0%B2_

Тут уже прямо "чудеса иконы Полемона".

5. В курсах догматического богословия митр. Макария Булгакова и архиеп. Сильвестра Малеванского это уже "св. Полемон".

https://books.google.ru/books?id=sUFOAQAAMAAJ&pg=PA583&dq=%22%D1%81%D0%B2.+%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%22&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjB98C5iqDPAhXJESwKHTRTAgUQ6AEIIzAB#v=onepage&q=%22%D1%81%D0%B2.%20%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%22&f=false

https://books.google.ru/books?id=HRcsAQAAMAAJ&q=%22%D1%81%D0%B2.+%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%22&dq=%22%D1%81%D0%B2.+%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%22&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjB98C5iqDPAhXJESwKHTRTAgUQ6AEINjAF

Аналогично - у А. П. Голубцова в чтениях по церковной археологии

https://books.google.ru/books?id=SxxoCwAAQBAJ&pg=PA127&dq=%22%D1%81%D0%B2.+%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%22&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjB98C5iqDPAhXJESwKHTRTAgUQ6AEIHTAA#v=onepage&q=%22%D1%81%D0%B2.%20%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%22&f=false

Ждем официального включения в церковный календарь "святого Полемона". У тех, кто "живет с мальчиками", появится святой покровитель.

***

Повторюсь, вся эта дивная история с причислением языческого философа к христианским мученикам произошла из-за того, что богословие старается не изобретать новых терминов В отличие от философии.

(мой цикл лекций в МГУ я начинал с темы "Назначение богословия". Там был такой тезис):

никакого собственно церковного языка нет и быть не может. Обладание собственным, закрытым "эзотерическим" языком есть один из признаков секты. Евангелие написано на подчеркнуто народном языке. Греческий язык Евангелия - это даже не литературный язык, не классический аттический диалект. Это диалект койнэ, своего рода "суржик" Римской империи. Это - греческий для не-греков. Во всем Евангелии нет ни одного "термина" . Евангелие можно читать без словаря. Для Евангелия вообще характерна какая-то нарочитая, подчеркнутая провинциальность. Слово не просто стало плотью. Оно стало сыном плотника, а не императора. Воплотилось оно у провинциалов –евреев, а не у египтян или эллинов.
В отличие от философа богослов не имеет права выдумывать термины. Каждый крупный философ приходит с целым мешком своим терминов: "трансцендентальная апперцепция" и "эйдетическая редукция" "экзистенциальный анализ" и "феноменологическое видение", "либидо" и "общественно-экономическая формация". А богослов не может позволить себе выдумывать слова - ибо он говорит для людей, а не для специалистов. Он должен подбирать слова как камни на дороге, и из этих подобранных, запыленных слов строить храм Слова. Здесь, кстати и нужна богословская воспитанность – чтобы подбирать слова не слишком запыленные.
Не так в сектах. Начиная от гностиков и кончая современными оккультистами секты создают свои искусственные языки. Это им необходимо для того, чтобы исключить возможность критики извне, со стороны. Типичный пример сектантской литературы - "Роза мира" Даниила Андреева...


***
И, конечно, эта путаница произошла из-за отсутствия привычки обращаться к первоисточникам.

Вывод: если проверять надо даже деяния Вселенских соборов, то тем более не зазорно проверять речи современных церковных риторов, включая патриарха, недавно, по его трижды сказанному слову, посетившего "город Сахалин".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →