диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Крик еще одной послушницы

Многоуважаемый отец диакон, здравствуйте. Может быть мой опыт поможет Вам в создании статей о состоянии современных монастырей.

Все чаще наблюдаю всплывающие неприглядные факты о современном монашестве. Удивительно, ведь когда я два года назад уходила из одной славной и многообещающей обители, такого еще не было. Видимо, настал "час икс" и нашумевшая публичная исповедь бывшей послушницы подняла на поверхность загнившие пласты того болота в которое окунаются все (или почти все) желающие жития постнического.

Неоднократно читая аналогичные посты, которые видимо пишутся на волне Машиной исповеди, положа руку на сердце подтверждаю - так и есть. Все это правда: вкушающие омаров игумения с владыкой, которым подают на стол зеленые от переутомления сестры, гротескные заискивания перед благодетелями, ком в горле, когда матушка на трапезе кричит не переставая и ты сидишь и ждешь своей очереди на голгофу позора и порицания вместо того чтобы есть. А это давно забытое ощущение, когда боишься причащаться только потому что на "откровении помыслов" матушка вместо научения и врачевания духовных струп, вдруг возьми да и обидься, и, следовательно, нет тебе прощения ни в этом веке, ни в будущем.

Сначала под воздействием аскетической эйфории искала во всем этом глубокий духовный смысл. Оклеветали - по грехам, сутками обслуживать гостей - авраамово гостеприимство, нет сил читать правило - послушание превыше поста и молитвы, нельзя позвонить маме - и правильно! у меня теперь матушка-мама. Только со временем, а его прошло немало, замечаешь, что вместо добродетелей в душе колосятся страсти. Как же так!?

Тогда я поняла, что надо остановить эту сумасшедшую гонку т.к. на финише меня, вероятно, ждут анорексия и психические расстройства. Конечно, можно рассмотреть мой уход как малодушие, может быть надо было остаться, духовно деградировать до конца и посмотреть что будет, но...не смогла подчинится абсурду происходящего. Нам, современным новоначальным, пришедшим в монастырь, очень нужно было окормление духовника. Письма матушке в один конец очень трудно назвать таковым. В нас, отказавшихся от всего мирского мудрования и как железо кузнецу доверивших себя игумении, надо было вкладывать драгоценный монашеский опыт, постигаемый практикой, а не читать на трапезе Иоанна Лествичника на повышенных тонах с акцентами в тех местах, где мы особенно могли провести параллель со своей никчемностью и уподоблением говну в унитазе. И да, сестры, ешьте! Чего сидите! Внешним деланием подменялось внутреннее. Ценились цепкие, хваткие, "толковые", готовые идти по трупам к заветной цели, чтобы поднести ее к матушкиным ногам. Тихие интроверты, пришибленные и скукоженные от многолетнего прессинга, чмырились. Общаться ни с кем нельзя, игумении некогда вести сестер - стройка же. Духовника нет. Плановое откровение помыслов заезжему благочинному повлекло за собой удаление игуменией сестры из монастыря. А как же конфиденциальность исповеди?

И я задумалась. Куда я попала? Разве это то самое место в которое я пришла пять лет назад? Это бизнес-центр, колхоз, но не монастырь. Конечно, конечно можно было собраться с силами и начать борьбу за выживание души в этом хаосе, но мне не хватило опыта. Простого жизненного опыта и мудрости, и я ушла за ними в мир. За годы пребывания в монастыре я стала профессиональной официанткой, растеряла скудные крупицы веры, загубила здоровье. На восстановление понадобилось два года. Но есть вещи которые не восстановить. Это доверие к современной монашеской системе и церковной иерархии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 225 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →