диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Жизнь одного митрополита

Митрополит Васи́лий Ратмиров

4 ноября 1921 года Патриархом Тихоном (Беллавиным) хиротонисан во епископа Ейского, викария Ставропольской епархии. Впрочем указания, на то его хиротонисал Патриарх выглядят сомнительными, более вероятно, что это сделали обновленцы.

В 1922 году вошёл в юрисдикцию обновленческого управления. В марте 1927 года был арестован, осуждён, отбывал наказание в Соловецеом лагере. По освобождении, в августе 1932 года направлен обновленческим синодом в Армавир как архиепископ Армавирский и Майкопский. В июне 1935 года был переведён на Курскую кафедру (обновленческую) с возведением в сан митрополита.

Был управляющим делами обновленческого синода; после ликвидации синода в 1935 году назначен на должность управляющего делами первоиерарха митрополита Виталия (Введенского).

30 августа 1939 года уволился на покой, отрёкся от сана и перешёл на работу бухгалтером в гражданское учреждение.

В июле 1941 года принёс покаяние и был принят в «староцерковную» юрисдикцию Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием (Страгородским). Последнее обстоятельство может объясняться тем, что Ратмиров мог скрыть от митрополита Сергия факт своего отречения от сана.

В июле — начале августа 1941 года провёл подготовку для церковного служения работников НКВД подполковника Василия Михайловича Иванова («Васько», старший группы) и Ивана Ивановича Михеева («Михась»): идея руководителей операции Павла Судоплатова и Зои Рыбкиной состояла в том, чтобы группа в виде иподиаконов епископа Василия прибыла в епархиальный город до его занятия немцами и осталась там для выполнения разведывательных и диверсионных задач.

В июле 1941 года был назначен епископом Житомирским. Согласно воспоминаниям Михеева (2005), группа не отбыла в Житомир, так как город был сдан немцам раньше (9 июля 1941 года), чем предполагалось в НКВД.

27 августа 1941 году (согласно ПЭ) назначен в Калинин (Тверь). По свидетельству Михеева, епископ Василий с группой прибыл в Калинин вместе с митрополитом Киевским Николаем (Ярушевичем), который 18 августа 1941 года освятил вновь открытый храм «на окраине города» (видимо, речь о Покровской церкви; храм был частично разрушен советской артиллерией вскоре после занятия города немцами 14 октября того же года). По свидетельству Михеева, Ратмиров, ещё до прихода немцев, демонстративно отстранив от служения священника, ранее бывшего в обновленчестве, сумел расположить к себе группу влиятельных верующих «тихоновской ориентации». Во время германской оккупации Калинина (с 14 октября до 16 декабря 1941 года), выполнял функции прикрытия для советской разведывательно-диверсионной резидентуры (иподиаконы Иванов и Михеев, а также радистка). В конце октября 1941 года, при содействии бургомистра Ясинского, открыл Вознесенский собор на Советской улице, который ранее использовался как областной краеведческий музей. За несколько дней до оставления Калинина немцами (в начале декабря 1941 года, после Введения), имел 2 встречи с шефом местного гестапо Крюгге, который имел в виду вербовочные цели.

По освобождении Калинина советскими войсками, был задержан по наводке местного жителя как предатель и немецкий пособник и препровождён в Управление НКВД, где был «радушно» принят заместителем начальника УНКВД Крашенинниковым. Продолжал находиться в Калинине вместе с Михеевым, который возглавил группу вместо «Васько» как его секретарь, — на случай повторного занятия города немцами.

В документе Московской Патриархии от 15 марта 1942 года упомянут в сане архиепископа. 22 марта 1943 года, «не дожидаясь освобождения от немцев всей Смоленской области», его архипастырскому попечению поручены освобождаемые местности Смоленской епархии; к осени 1943 получил титул «архиепископа Калининского и Смоленского».

По свидетельству священников, знавших епископа Василия в эти годы, «последний был нравственно разложенной личностью, но своими высокопоставленными связями немало помогал и существованию приходов и спасению из рук НКВД священников».

Принимал участие в Соборе епископов 8 сентября 1943 года, избравшем Местоблюстителя митрополита Сергия на Патриарший престол.

С 4 сентября 1944 года — управляющий белорусскими епархиями с титулом «архиепископ Минский и Могилёвский»; с 12 февраля 1945 года — также временно управляющий Литовской и Белостокской епархиями.

В марте 1945 года был награждён правом ношения креста на клобуке.

По приказу Сталина после войны был награждён золотыми часами и медалью.

Пребывание на Минской кафедре характеризовалось многочисленными аморальными проступками и финансовыми махинациями с его стороны. Ввиду начавшегося в Синоде разбирательства, подал 30 декабря 1946 года прошение об увольнении на покой по болезни. 13 января 1947 года «ввиду серьезного заболевания» уволен на покой, согласно прошению.

13 мая 1947 года был вызван в Синод для дачи объяснений о исчезновении из Минской епархии денежных средств; был запрещён в священнослужении; его местонахождение для руководства Патриархии осталось неизвестным. По некоторым сведениям, в 1947 году жил в городе Кунцево Московской области. О дальнейшей его судьбе достоверных открытых сведений нет.

По словам Ивана Михеева, «владыка Василий достаточно рано ушел из жизни, в 60-е годы жизнь его оборвалась. Сказались старые болезни и переживания».

Историк Церкви Дмитрий Поспеловский на основании своей беседы в 1979 году с протопресвитером Виталием Боровым, который был хиротонисан Василием (Ратмировым) в диакона в октябре 1944 года, писал о последнем: «<…> тип до того нравственно опустившийся, что спасённый им из тюрьмы Виталий Боровой, впоследствии профессор-протопресвитер и один из архитекторов внешней политики Московского патриархата с конца 1940-х гг. до начала перестройки, долго сомневался в благодатности своего священства, полученного из рук этого иерарха».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments