диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

На Эхо о Трампе

А.Соломин― Когда вы были в эфире «Эхо Москвы» прошлый раз Трамп был еще был избранным президентом. Сейчас он уже вступил полностью в свои права. Сейчас он многих удивляет своей активностью и выбором своих помощников. Ему пишут очень националистические вещи и в общем, те действия, которые он совершает, тоже многих пугает. Как вы оцениваете сейчас этого человека и страшен ли о вам как человек?
А.Кураев― Это просто не моя тема.
А.Соломин― Но вы же видите этот образ по телевизору, решения, наверное, слышите. Я почему вас спрашиваю, на самом деле – Трамп уже вполне российский кандидат. Кто-то, может быть, и молится, кто-то очень ждет от него каких-то пророссийских решений, поэтому мы за ним очень внимательно наблюдаем здесь.
А.Кураев― В мою жизнь он не вошел.
А.Соломин― И не интересует?
А.Кураев― Пока нет.
А.Соломин― И вот глава крупнейшей державы абсолютно не в сфере ваших интересов?
А.Кураев― Некоторые шаги его, могут вызывать мой положительный отклик. Скажем то, что вдруг с сайта администрации Белого дома исчез раздел о защите прав сексуальных меньшинств на всей планете.
А.Соломин― Ну, там много каких, вообще… исчезли…
А.Кураев― Я надеюсь он в отличие от Обамы не будет окрашивать Белый дом в цвета флага гей-движения.
А.Соломин― В принципе, вы рады тому, что с сайта Белого дома исчезает страница о защите прав?
А.Кураев― Определенных прав, которые на самом деле, быстро и легко оборачиваются обязанностями.
А.Соломин― Тем не менее, речь идет о защите прав.
А.Кураев― Эти речевые фокусы я хорошо знаю. Помните, по анекдоту, как Абрамович приходит в ОВИР и просит выдать ему загранпаспорт. Старику уже за 80 лет. Ему говорят: «Простите, а зачем это вам? Туризм?» — «Нет, хочу навсегда уехать» — «Как же? Вы всю жизнь здесь прожили, вас уважают. Почему уехать?..» — «Понимаете, я старый человек. Я помню, что при Сталине за эти вещи расстреливали, при Хрущеве сажали, при Брежневе увольняли с работы. А потом стали к этому стали терпимо относиться, потом стали хвалить. Короче, вы знаете, я хочу уехать из этой страны, пока это не стало обязательным».
А.Соломин― Нигде это не стало обязательным и никто не говорит об обязательстве…
А.Кураев― Нет, обязательными стали аплодисменты.
А.Соломин― Нет.
А.Кураев― Обязательно приветствовать гей-парад.
А.Соломин― Нет.
А.Кураев― Ну что вы!
А.Соломин― Нет.
А.Кураев― Ну а, конечно! Журналист, который выступит против – что с ним будет?
А.Соломин― Выразит свое мнение.
А.Кураев― Что ему будет за это мнение.
А.Соломин― Еще раз: речь идет о защите прав, а не о навязывании.
А.Кураев― А я, понимаете, помню о протестантском священнике в Швеции, который реальный тюремный срок отсидел всего лишь за то, что за свои деньги, даже не на деньги прихода купил рекламную площадь в газете и поместил там просто цитату из Нового Завета.
А.Соломин― Ну, это примерно то же самое, если бы нашелся человек, который бы выкупил в газете рекламу и сказал, что священников нужно изгонять…
А.Кураев― Это была цитата из Нового Завета: «Не обманывайтесь, мужеложники Царствие Божие не наследуют»
А.Соломин― Слушайте, а другой человек будет вообще не знать, что такое Новый Завет. Он может напечатать это в газете и его посадят в тюрьму…
А.Кураев― Я не хочу, чтобы меня тоже арестовывали за такие вещи. Мы хорошо знаем эту эскалацию требований. Большевики тоже начинали с движения за права рабочих. Много движений, самых страшных тоталитарных движений приходили к власти под лозунгом прав человека. Поэтому не надо мне вот эту лабуду вешать, что гей-активисты только нежны…
А.Соломин― Так диктатуру пролетариата большевики заявляли с самого начала.
А.Кураев― Гомосексуалисты, идеологи гей-движения тоже заявляют.
А.Соломин― Нет.
А.Кураев― Очень много чего они хотели бы добиться, а что хотели бы запретить.
А.Соломин― Какие-то экстремисты, может быть, заявляют.
А.Кураев― В любом случае они хотят запретить любую полемику по своему поводу.
А.Соломин― Хорошо, это не была тема нашего разговора.
А.Нарышкин― Подожди-подожди, я хочу вернуться. То есть ограничения, которые у нас существуют в России, вы поддерживаете? Для представителей сексуальных меньшинств.
А.Кураев― Я плохл знаю, какие у нас ограничения. Но вновь говорю, объявление о гей-парада меня не обрадует. И потом, понимаете, дело ведь не этим кончится. Поскольку история не только у нас творится. В тех же Штатах многих далеко вперед с этим ушли и в Северной Европе особенно, поэтому можно просто посмотреть, что у них.
А.Соломин― Нам подсказывают по эсэмэскам, что это священник призывал бить геев.
А.Кураев― Неправда. Может быть, были другие случаи, другие священники, но в том случае речь шла просто о публикации в газете.
А.Нарышкин― Вы просто говорите про революцию, вот, если говорить о права, то потом это во что-то выльется нехорошее. Но в США вот, пожалуйста, толерантность, она приходит постепенно, с годами. И права чернокожего населения начинают уважать, но там же нет революции никакой и как-то они живут спокойно.
А.Кураев― Права чернокожего населения – это нормально, когда не доходит до абсурда. Когда говорят, что «мы не можем принять вас на работу, потому что вы белый», или когда пресса молчит о проявлениях черного расизма во многих школах. Там тоже есть свои теневые стороны.
А здесь речь идет тоже о вполне понятных пока еще экспериментах: запретить слова «отец» и «мать». Родитель-1, родитель-2 и так далее. Или какие-нибудь гендерные игрушки запрещены. Однажды в Швеции я искал для своего внучонка игрушки, не смог найти. Мне пояснили, что запрещена всякая имитация оружия. Только плюшевые зайчики для мальчиков и для девочек.
А.Соломин― Это их культура, это их внутреннее дело, как у нас говорят.
А.Кураев― Видите ли, мы живем в таком мире, в котором все-таки можно посмотреть, что у соседей и понять, что, кажется, это хотят и к нам принести. Поэтому можно мы будем учиться на зарубежном опыте и не во всем ему подражать?
А.Соломин― Как хотите. Ни к чему вас не призываю и не заставляю.
А.Кураев― Поэтому я радуюсь тому, что вроде бы с сайта Белого дома исчез этот раздел.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments