диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

На Эхо об Исаакии

Пещикова― Программа «Особое мнение», я Дарья Пещикова, а со своим особым мнением в этой студии дьякон Андрей Кураев. Здравствуйте. Давайте начнем с новостей из Петербурга – там в Избирком подана заявка на проведение референдума о судьбе Исаакиевского собора. Как вам кажется, нужно такой референдум проводить, не нужно? Поможет, не поможет?
А.Кураев― То, что общественное мнение Петербурга не единодушно восприняло новость об изменении статуса Исаакиевского собора, это оказалось неожиданностью для тех, кто полагал, что аппаратные договоренности достаточны для того, чтобы решить любую проблему.
Теперь вопрос в том, если решение будет приниматься или отменяться, то будет ли оно опираться на какие-то социологические опросы, которые, конечно, могут быть заказными, купленными и так далее, или же вот на этот наиболее демократичный путь референдума. Дорогой вариант, конечно, сложный, но власть сама себя в такие условия, в конце концов, загоняет. Пока, естественно, не очевидно, будет ли дано разрешение на референдум, будет ли он проведен, даже неизвестно, будут ли тони учтены… Скорее всего, объявят, что его результаты всё равно не имеют никакого значения для решения исполнительной власти города, которая сама правомочна такие вопросы решать так, как она считает.
Но тем не менее, с точки зрения некоей кристаллизации в сознании людей той позиции, которую они осознают как свою, это важно. Мне бы очень хотелось, чтобы проснулось бы в церковных чиновниках то, что составляет предмет гордости христианской цивилизации – способность к рефлексии, к самооценке и, прежде всего, покаянной самооценке. Умение смотреть на себя глазами Бога и глазами другого человека. Умение сдерживать свои собственные хотелки, аппетиты, умение душить свою жабу, особенно в период Поста. Умение отказаться от гордости не только личной, но и от зазнобства корпоративного, национального, и так далее. Это хорошая задача на начинающийся Великий Пост.
Д.Пещикова― Ну а в принципе вам кажется как? Вот это вот возмущение, которое присутствует в обществе, оно оправданное или нет?
А.Кураев― Сама по себе идея о том, что Исаакиевский собор будет передан церкви, меня нисколько не травмирует. Вопрос в том, как это делается. Три, точнее говоря, вопроса. Первое: если бы такая передача имела место 25 лет назад, я думаю, было бы вполне единодушное приветствие. Ну, может быть, кроме там секты коммунистов. Все сказали бы: «Замечательно. Надо исправлять ошибки прошлого, советского периода».
Но прошло 25 лет. Значит, то, что сегодня возникают такие серьезные дискуссии вокруг этой темы, казалось бы очевидной, означает, что репутация принимающей стороны, настаивающей «Сделайте нам этот подарок», она за эти годы, как ни странно, в чем-то была весьма и весьма испорчена. Особенно за последние годы. То есть в нас стали видеть не старцев из града Китежа, которые вышли на брег морской, сохранив вековые предания некоей духовности. В нас стали видеть современников, у которых есть свои бизнес-интересы, которые умеют работать с властями, использовать административный ресурс и давить своих конкурентов. И церкви с таким фейсом уже не хотят вот так спокойно возвращать «недвигу» и иные «активы».
Второе, что за эти 20 лет произошло – созрел вопрос о выборочности такой реституции. Почему одним всё, в том числе даже там фундаменты бывших зданий, на которых стоят совсем другие уже строения, а другим ничего? Может быть, Зимний дворец возвратим наследникам, Гогенцоллернам каким-нибудь, и пусть они туда заселятся?
И третий вопрос. Если дело святое, зачем делать его тайно? Почему бы изначально не обсудить всё и вся, да? Очень печалит в этом вопросе то, что не было в самой Патриархии продумана сама процедура, как это объяснить не губернатору и каким-то кремлевским чиновникам, «партнерам», а как убедить людей? Вот эта вот манера давить вместо того, чтобы убеждать… И убеждать, опять же, не в давящей интонации, не в элегантной манере асфальтоукладчика, а, в интонации доверительной и равной беседы.
Д.Пещикова― Ну а, может быть, просто нет веры в то, что эта доверительная беседа поможет?
А.Кураев― А тогда какие мы христиане? Христианство – религия слова. В том числе пастырского слова. И если это пастырское слово увещевания не действует, то надеяться на полицию, казаков?.. Ну, здрасьте, грабли, мы по вам скучали. Ну, сколько ж можно по ним топтаться-то?
И в данном случае вновь говорю: вместо того, чтобы нормально продумать возможные аргументы, заранее их собрать, просчитать контраргументы и придумать свои ответы на них – просто явление голой и капризной воли. А действовать надо было в три этапа. Первый: составить красивую итоговую картинку: вот, если мы будем собственниками этого здания, тогда имеющиеся лишь у нас мощные лоббистские возможности, большие, чем у господина Бурова, мы обратим на то, чтобы в этот собор приходили не-билетные спонсорские деньги, которые позволили бы сделать нам шикарный подарок всем россиянам, сделав музей бесплатным.
Правда, тут возникает вопрос, до которого, действительно, сразу не додумались ни одна из сторон: а если всё будет так доступно, не растопчут ли люди там друг друга и храм заодно при таком наплыве туристов? Министерство культуры такой вопрос уже ставит. Понимаете, это всё равно как в Москве отменить московскую прописку, и снизить московские цены на квартиры до среднероссийских…
Д.Пещикова― «И пусть все приезжают».
А.Кураев― Да. И каков результат будет, да? Вот, нечто подобное и здесь. Исаакий не резиновый.
Д.Пещикова― Ну а, в принципе, поясните мне, какой интерес у РПЦ? Зачем получать в безвозмездное пользование собор, который и так, в принципе, открыт для церкви? Она проводит там службы.
А.Кураев― Вот, ответа на этот вопрос тоже, к сожалению, не подготовили внятного и убедительного. Потому что службы и так там были. Так чего не хватало? Больше торговых площадей там поставить? Не 2 церковных киоска, а 20, музейные киоски сувенирные оттуда убрав, да?
Д.Пещикова― Ну, какой-то тоже не очень хороший для церкви аргумент.
А.Кураев― Ну, да-да. А других аргументов как-то, и не находится, честно говоря. Но вновь говорю, эти аргументы надо было подобрать до начала дискуссий. На первом этапе - нарисовать красивую картинку. На втором - написать хорошую дорожную карту. Между прочим, закон о реституции религиозной собственности прямо говорит о том, что при передаче музея необходимо, чтобы был представлен бизнес-план. То есть - как и за счет чего будет финансироваться выживание и дальнейшее сохранение этого памятника культуры. Вот этого Патриархия не представила - вопреки требованию закона. И поэтому у властей есть законное право отослать назад это ходатайство Петербургского Митрополита: «Пока не приложите к нему конкретно, какие именно средства, и откуда вы их возьмете, чтобы ежегодно вкладывать в сохранение этого памятника и в развитие музейного дела в нем, мы его вам не передадим».
Д.Пещикова― Ну, у Полтавченко, кажется, никаких вопросов-то особо и нет.
А.Кураев― Но оказалось, что в Петербурге живет не только Полтавченко. Не все жители Петербурга носят фамилию, оканчивающуюся на «-ко».
Д.Пещикова― Но мы сталкивались с похожей историей, когда фамилия Кадырова всплывала. Тоже были недовольные. И что? Кого-то послушали?
А.Кураев― А это всё кумулятивный эффект. Сказался эффект и от доски Маннергейма, и от моста Кадырова. Губернатор тщательно подпиливал сук, на котором сидит. А сидит-то он на этом суку не один, а вместе с правящей партией нашего президента, и поэтому, кремлевская реакция может оказаться не в его пользу.
Д.Пещикова― То есть считаете, стул покачивается под ним активно?
А.Кураев― Нам же говорят «Не надо раскачивать лодку». Говорят уже не первый год. А здесь вдруг такое… Причем, цирк в том, что инициатором раскачивания лодки выступила стабильно-скрепляющая Патриархия. А сегодня она же обвиняет: «Те, кто против нашей инициативы, те и раскачивают». Ну, это очень странная ситуация.
Д.Пещикова― Ну, опять же, как-то сомнительно полагать, что Полтавченко за такое благое начинание может поплатиться. Он же, как говорится, как лучше хотел.
А.Кураев― Мы видим некий новый тренд на смену губернаторских элит. С другой стороны, не очень понятно, насколько он сам держится за этот пост и куда он оттуда уйдет. Главное – как в Кремле просчитают электоральное эхо инициатив Полтавченко.
Д.Пещикова― А если не самый лучший результат, тогда уже вопросов возникает много?
А.Кураев― Если секретные аппаратные социологи скажут, что «Вы знаете, нам представляется, что процент будет ниже, чем на прошлых выборах», то тогда могут последовать досрочные выборы губернатора.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments