диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Летят щепки...

http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=470&ELEMENT_ID=7491

Вадим Розанов


Немного о себе. Москвич, 62 года, в прошлом - дипломат, 20 лет проработал за границей, в 2008 -16 гг. - заместитель руководителя секретариата Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации. Семь лет назад овдовел, детей нет, новые отношения не сложились, жил вдвоем с собакой. Православный. В последней загранкомандировке в Финляндии занимался открытием православных храмов. С Патриархом знаком двадцать лет. Последние годы по мере возможности помогал одному из подмосковных храмов.

Итак, 2014-й год. Декабрь. Погода в Москве паршивая. Мокрый снег, ветер. Выйдя из церковной лавки Алексеевского монастыря, я увидел девушку с пачкой листовок. К этому моменту я уже несколько раз участвовал в сборах средств для Донбасса, и сейчас, накануне Рождества Христова, как раз думал о том, кто нуждается в помощи и кому я могу помочь. Большинству фондов и политических инициатив доверял я слабо, а это было, как будто, то, что надо - мерзнувшая на ветру девчонка на мошенницу ну никак не походила. Листовка в карман, затем телефонный звонок, интеллигентный женский голос, приехал волонтер за пожертвованием - так и началось мое знакомство с Надеждой. Кто мог тогда знать, что через полгода мы поженимся, а девчонка под снегом станет и моей дочерью.

Надежда. Москвичка. Закончила МГУ. Кандидат географический наук. Автор десятков книг, статей и стихов. При этом совсем не белоручка, приходилось зарабатывать на хлеб и руками. Сильный, твердый характер, очень целеустремленная. Два неудачных брака, замечательная дочь Маша 25 лет. Очень энергичный, ищущий и целеустремленный человек, к материальному благополучию подчеркнуто равнодушна. Гораздо важнее для нее всегда была духовная сфера, глубоко воцерковленный человек. В группу Попова, которую СМИ с подачи журналистов называют "сектой Бога Кузи", попала после личной драмы в 2008 году. Вероятно, это - общий путь, который прошли участницы группы. Во всяком случае, кроме Нади я знаю жизненные истории двух ее подруг: всю жизнь в постоянном духовном поиске, а когда случилась личная трагедия, то попытка найти помощь в церкви закончилась неудачей.

Весной 2014 года Надя вместе с двумя подругами создают волонтерскую группу, и начинают собирать помощь Донбассу. Всего за год до ареста в сентябре 15 года они отправили туда более 110 тонн. Для страны, Москвы это немного, для трех совсем не богатых немолодых женщин - огромное достижение. В материалах Нади - не все забрали при обыске - мы нашли более 10 видеосюжетов о доставке помощи в больницы, детские учреждения, храмы Донбасса. Надо слышать, как их благодарят врачи, матери грудных детей, ополченцы. А Надя каждый раз в ответ: эту помощь прислали православные Москвы и России, благодарность должна быть адресована им. И это были не пустые слова. Ей было важно помочь, а признание, благодарности, слава - не ради этого она все это затеяла.

Помощь шла не только мирному населению. Среди получателей - батальон "Восток", тот самый, который отстоял Саур-Могилу, и управление спецопераций Донецкой прокуратуры.

К началу 2015 года собирать помощь стало труднее. С различными фондами женщины связываться не хотели и тогда Надя с подругой обратились с письмом к Патриарху. Они просили дать благословение на работу по сбору помощи и подключить их к церковным структурам, работающим в этой области.

Ответ превзошел все ожидания. В начале февраля 2015 года Первый викарий Патриарха, митрополит Арсений циркуляром по всем храмам центрального викариатства Москвы ославил их как "сектанток" и указал: кто хочет направлять в Донбасс помощь - делайте это через специальную комиссию, возглавляемую епископом Пантелеймоном. А уж владыка Пантелеймон разослал всем архиереям Донецка и Луганска личные письма с предупреждением о каких-то сборщиках гуманитарной помощи, которые состоят в сектах и псевдорелигиозных организациях. К счастью, Церковь - это не только владыки Арсений и Пантелеймон. Напрямую шла помощь из приходов, монастырей.

Однажды уже после ареста мы нашли репортаж о том, как Надя с подругой передают в Луганский храм церковную утварь, включая купель. Выяснилось, это у них был такой совместный проект с о. Владимиром Вигилянским, настоятелем храма при МГУ.

После истории с церковным циркуляром Надя с подругой уехали - думаю, что и от отчаяния - в Донбасс. Третья подруга осталась в Москве, координировала отправку туда помощи, а уехавшие распределяли ее и одновременно работали в пресс-службе донецкой прокуратуры.

Там-то в Донбассе я опять нашел Надю, завязалась переписка, в конце мая она приехала в Москву и вскоре мы поженились. Далеко непросто двум немолодым людям начать новую совместную жизнь, но нам это удавалось. Правда душа ее постоянно рвалась туда, в Донбасс, откуда шли просьбы о помощи. Помимо сбора помощи, а последняя партия ушла в составе колонны МЧС, на "белых грузовиках", Надя подготовила две аналитические записки о ситуации с российской гуманитарной помощью: по государственной и церковной линии. В основном, речь там шла о колоссальных проблемах распределения помощи, ее эффективного использования. "Церковная" записка ушла Патриарху через о. Всеволода Чаплина. С "государственной" я ознакомил двух заместителей Председателя Правительства и отдельные ее положения были использованы при принятии правительственных решений.

Ровно через два месяца после нашей свадьбы 11 сентября 2015 года к Наде пришли с обыском. Это была та самая громкая череда обысков в квартирах сторонников Попова, о которых с торжеством вещало телевидение. Надя в этот день была у меня, поэтому под удар попала ее подруга. Квартиру перевернули, забрали ее компьютер и мой ноут, у подруги украли смартфон, а когда она стала возмущаться - оперативники-мужчины еще и обыскали ее, а Надя недосчиталась позже четырех ювелирных украшений. С деньгами вышло смешно. На фоне миллионов, показанных по телевидению, найденные 70 тысяч рублей - треть моей зарплаты - выглядели не очень убедительно. Да и к тому же деньги какие-то странные: три тысячи в бумажке с надписью "для Страстного монастыря", еще 20 тысяч - "для о. Феофана" (донецкий монах, сторонник ополчения, был в начале 2015 года арестован ВСУ, прошел арест и пытки, освобожден по обмену и переехал в Россию. Надя помогала ему с лечением и устройством в Москве. Сейчас служит в Подмосковье).

К этому моменту я уже знал о ее знакомстве с Поповым. Не могу сказать, чтобы мне это нравилось, но я много раз сталкивался в жизни с тем, что глубоко верящие люди часто не могут удержаться в своих духовных поисках в рамках регулярного православия. Потому так популярны среди верующих различные старцы и провидцы. Людям хочется верить, что и на их жизненном пути будут свои Матроны Московские и Иоанны Кронштадские. Не вижу в этом ничего плохого. Уж в чем в чем, а в вопросах веры пытаться построить всех в линейку и требовать ответы хором - верный способ отбить желание даже близко подходить к церкви. К Богу у каждого своя дорога, а правильная или нет - он и рассудит. Меня духовные занятия Попова не интересовали, и мы с Надей договорились, что каждый, как говорится, в этом вопросе останется при своем.

После обыска прошла неделя. В четверг 16 сентября Надя была у себя дома - надо было разбирать квартиру после обыска - и утром вышла купить сливки к кофе. Прямо у подъезда ее ждали, вежливо пригласили проехать дать показания в качестве свидетеля и - как была в спортивном костюме - увезли в УВД по Центральному округу. Там днем на время вроде бы даже отпустили в буфет попить кофе, а затем позвонила подруга и сказала: "Надюшу арестовали, к ней едет адвокат".

Я бросил работу и поехал в УВД. Тогда же впервые от журналистов я услышал фамилию г-жи Францевой - злого демона всей этой истории. В ее трактовке "сектанты" обирали людей, отбирали у них жилье, избивали несогласных, пробивались во власть (по этой категории проходил и наш брак). Подошедший адвокат оперировал уже статьями Уголовного кодекса. Все это было абсолютно дико. Пожалуй, это самое подходящее слово. Сначала Наде предъявили обвинение по ч. 4 ст. 159 ("мошенничество"), затем к ней добавилась и ч. 3 ст. 239 ("Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан"). Кроме нее под арестом оказались Попов, между прочим, практически слепой человек, инвалид 2-й группы и две ее подруги - 54 и 64 лет.

На следующий день был суд по избранию меры пресечения и арест на первые два месяца. Просчитано все было классически. В четверг - арест, в пятницу - суд, первую передачу в СИЗО вы, если повезет, сможете передать в понедельник-вторник. Человек проводит несколько дней, как говорится, в чем взяли. Глядишь, начнет говорить то, что нужно от него следствию. Сломается. Именно это - главный инструмент следствия. Надя не сломалась и держится уже второй год.

Первую ночь после ареста Нади я провел за чтением арестного дела. Фактически из субстантивных материалов "дело" содержало три допроса: бывшего мужа Нади, ее матери и г-жи Францевой. Вкратце суть информации из допросов: лет 8 назад Надя увлеклась учением Попова. Она явно не принадлежала к числу самых приближенных к Попову лиц, но как исключительно активный и деятельный человек, прекрасный организатор участвовала в различных акциях группы. Помимо духовной составляющей деятельности (лекции, беседы, молитвы) большое внимание группой уделялось сбору денег - как личных пожертвований членов, так и на православных выставках-ярмарках. Кроме этого, в каком-то количестве реализовывались брошюры и дискеты с лекциями Попова, его картины. По поводу личных взносов г-жа Францева утверждала, что Надя отдала Попову 1,5 млн рублей личных средств, вырученных за продажу дачи.

Читая это "дело" я недоумевал, как можно на основе всей этого арестовывать человека. Обвинение гласило, что у шести человек, ранее входивших в группу Попова, было якобы обманом на религиозные нужды выманено около 6 млн. рублей (фактически речь шла о пожертвованиях), и это расценивается как мошенничество. При этом не было приведено ни одного факта, эпизода, доказательства. В деле даже не было ни одной конкретной даты! Явно обходился вопрос, с какой целью, для чего, собирались эти средства. Ранее несколько раз в жизни мне приходилось фактически решать судьбу человека (за границей руководителю диппредставительства иногда приходится сразу быть и адвокатом, и прокурором, и судьей). Так вот, приди ко мне кто-нибудь с такими доказательствами, я бы просто выгнал обвинителя. А здесь арест... За что и почему?

Практически сразу стало ясно, что в МВД дело на особом контроле, и там намерены придерживаться самой жесткой линии. При этом в одной из лучших адвокатских контор Москвы, прочитав дело, мне выдали блестящую формулировку: единственным доказательством вины Вашей жены является факт ее ареста! Правда, браться за дело не стали. Сначала я думал, что из-за сомнений в моей кредитоспособности, потом понял - они просто узнали, с каких верхов дана команда об аресте.

Ощущение полного безумия происходящего усилилось после беседы со следователем УВД по ЦАО примерно через неделю после ареста. Не буду называть его фамилию, он уже уволился, похоже, все же решил не мараться. Так вот, ведя беседу под надзором забывшего представиться "старшего товарища" он приготовил мне два "сюрприза": деньги от продажи дачи Надя отдала Попову и, вообще, она могла заменить его на посту главы секты! Но если даже первое правда, то в чем криминал? По поводу "ротации" на посту главы секты я порекомендовал ему таких глупостей больше никому не говорить - смеяться будут умные люди.

Однако, намного позднее эту же глупость повторил одному из моих знакомых Главный Следственный Начальник (академик). Тут уж, видно, ничего не сделаешь, это они так роли расписали: Попов - глава секты, но ему нужен и зам!

А вот "старший товарищ" в том разговоре проявил себя как настоящий боец. В трудную минуту он пришел на помощь следователю и пообещал мне, что все, кто выходит в своих религиозных верованиях за рамки традиционных конфессий, будет получать в дальнейшем срок по 239 статье. Как-то я раньше иначе понимал свободу религиозных убеждений в соответствии с Конституцией. В целом же эта беседа, и особенно мой рассказ о работе Нади по Донбассу, следствию явно не понравился. В профилактических целях меня решили хорошенько припугнуть. Подключили тяжелую артиллерию. В детали вдаваться не буду - грифы не позволяют, но один из друзей позднее прямо сказал мне:
- Не понимаю, как тебе удалось удержаться.
Сейчас, похоже, все же пора разобраться, что же представляла из себя "группа Попова". И здесь есть ряд очевидных вопросов.
- Во что верили Попов и те, кого он увлек своими идеями?
- Для чего они собирали деньги?
- Из-за чего вообще поднят такой шум, если в эту группу входило всего около 50 человек, в основном женщин, 2/3 из них старше 50 лет ("секта бабушек")?

В принципе, такие вопросы должны были бы поставить многочисленные журналисты и "эксперты", комментировавшие это дело. Но они этого, естественно не делали, поскольку ответы сильно подпортили бы стройный образ "тоталитарной секты Бога Кузи".

Итак, ответы.

Конечно же, они христиане. И не только потому, что регулярно ходят в церковь, причащаются. Взять хотя бы одну из основных идей Попова: вслед за Ветхим и Новым Заветами Господь посылает людям Новейший Завет и делает его, Попова, своим новым апостолом и носителем знаний, в которых нуждается современное человечество. Многое в церковной жизни вызывало у них критику, они искали свои ответы на вечные вопросы бытия. Там собрались в основном женщины с высшим образованием, а многие и не с одним. Это дамы с пытливым умом и научным подходом, а не деревенские старушки.

Деньги, действительно, зло. Не было бы у них денег (в 2014 г. при обыске изъяли более 215 млн. руб, в 2015 г. - 45 млн. руб. с чем-то) и взять бы их было не за что. Но деньги собирают обычно с какой-то целью. Кто недвижимость покупает, кто ценности, кто автомобили. Кто-то просто счета накачивает. Но здесь ничего подобного нет. Не то, что квартиры, машины подержанной никто не купил!

Итак, зачем, очень религиозные люди собирают большие деньги, если они не используют их себе во благо? Еще не поняли? Храм. А скорее даже, монастырь. Уж слишком напоминает их жизнь подготовку к будущему монашеству: не курят, не пьют, умеренны в еде, не красятся, не носят украшений, соблюдают православные праздники и посты. Но почему же не начинали строить или покупать, денег-то, вроде, достаточно? А вы когда-нибудь занимались строительством/созданием храмов? Знаете с чего начать надо? У меня подобный опыт есть, поясняю. С благословения правящего архиерея. И вот он, замкнутый круг: группа не вычеркнула себя из церкви, но получить благословение на строительство храма не может. Да и вообще, они хотят не отделять себя от православия, а прийти в него со своими идеями, получить признание и учения, и сана Попова (участники группы убеждены, что его тайно постриг в монахи митрополит Питирим, а затем он стал и епископом - история слишком запутанная, комментировать не буду).

Кстати, к вопросу о деньгах. А все ли деньги принадлежали группе? Вообще-то хозяйка квартиры г-жа Ф-на с самого начала заявила, что основная сумма, 215 млн. руб., принадлежит ее бывшему мужу, г-ну Ц., который передал ей их на хранение и этот факт подтвердил. И она сразу же попросила их вернуть. И здесь начинается совершенно невероятная история. Сначала полиция как вещдок деньги возвращать отказалась. Но г-н Ц. обратился в суд, сослался на условия договора с г-жой Ф-й. (вот даже как) и потребовал взыскать указанные арестованные средства. Летом 2016 года суд его иск удовлетворил, и деньги ему были переданы! Это совершенно невероятно - арестованные по такому делу в качестве вещественных доказательств деньги передаются заявителю. Но все же это случилось. Правда, в МВД вскоре опомнились и обратились в суд с просьбой отменить решение о передаче Ц. арестованных средств. И суд свое первое решение отменил! А денег-то уже нет. И тогда арестовали имущество Ц. (квартиру, несколько машин, счета в банках). И сразу возникают версии: решение о выдаче денег Ц. кто-то принимал не просто так, и вообще весь наезд на "страшных сектантов" имел целью присвоение их средств.

Так чьи же они, эти 215 млн. рублей? Есть два варианта. Если деньги все же принадлежат г-ну Ц., то налицо факт клеветы, группе Попова приписали факт преступного владения крупной суммой. Но еще хуже, если эти деньги принадлежат группе. Тогда ее мошеннически обобрали на особо крупную сумму, причем с участием суда и полиции. Читатель вправе выбирать тот вариант, который ему кажется более правдоподобным.

За что же на них так наехали? И вот здесь вспоминается дело 2014 года, когда г-жа Францева написала на своих бывших подруг заявление за якобы случившийся факт избиения резиновым тапочком (!) Шума было много, 215 млн. рублей во время обыска изъяли, а суд кончился большим пшиком - мировой судья обвинения не поддержал, а в возбуждении уголовного дела было отказано. Вот после этого-то основное и началось. За перо взялся Патриарх и настойчиво поставил вопрос о "запрете деятельности указанной религиозной группы в судебном порядке" (из письма Министру юстиции).

Осенью 2015 года я еще этого письма не видел, но по мере того, как я вгрызался в эту историю логика подсказывала, что ответ на вопрос, кто и зачем всю эту похабщину затеял, - главный. Практически сразу после ареста в разговорах возникали намеки на особую роль Патриарха в этом деле. Один из моих друзей - председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Протоирей Всеволод Чаплин - подтвердил, что Патриарх действительно обращался в отношении Попова, но речь шла о том, что он и его люди якобы собирали себе деньги под предлогом помощи храмам и монастырям.

Примерно в это же время появился и первый проброс на тему, а не хочет ли Надя отречься от Попова и перейти в стан его обличителей? Очень меня это резануло. Не люблю предателей. А уж в вопросе веры тем более. Вообще-то история христианства с нечто подобного и начиналась, и имя Иуды стало понятием нарицательным. Или для них, действительно, цель оправдывает средства? За минувший год я не раз во время судов по продлению ареста смотрел на трех арестованных немолодых, измученных женщин в клетке и думал о том, что кем бы там ни был Попов, но они демонстрируют нам пример верности, мужества, товарищества. Интересно как бы повели себя упомянутые архиереи, если бы перед ними встал подобный выбор?

Не скрою, сразу же после ареста Нади у меня возникло желание написать Патриарху. Мы были знакомы еще со времен, когда он возглавлял ОВЦС. Почти 20 лет назад в Осло вместе крестили ребенка. Лет пятнадцать назад он бывал в финских городах Турку и Пори в храмах, в открытии которых я принимал участие. Нам случалось тогда общаться и неформально. Друзья, правда, передали мне совет одного из самых уважаемых деятелей церкви воздержаться от такого обращения - как бы хуже не сделать - но мне было очень трудно в это поверить. Тот Кирилл, которого я знал и помнил, каким я его раньше видел и понимал, не мог послать женщин в тюрьму, даже в интересах церкви. И я решил все же обратиться к нему, тем более, что в ноябре 2015 года появилось и мнение Генпрокуратуры, фактически не признающей вины Нади. Одним словом, в январе 2016 года письмо было готово и отправлено. В принципе там было написано то, что вы, читатель, уже знаете.

Патриарх, судя по всему, письмо прочитал и поручил епископу (теперь уже архиепископу) Солнечногорскому Сергию встретиться со мной. Разговор был тяжелый, картинка нарисовалась следующая. Церковь крайне раздражала деятельность группы Попова на православных выставках. Кто-то где-то нашел выброшенные записки, куда-то не пустили пришедших с проверкой священников. Особенно не давали покоя деньги - мол, не все собранное передавалось в храмы и монастыри, что-то оседало у "сектантов". Но главное даже не в этом.

- Мы живем в сложные времена, надо объединять народ! - патетически провозгласил епископ. Вот он ответ на главный вопрос и этот ответ меня потряс! Показательный процесс против невиновных!

- Ну а уж кому Патриарх по этому поводу звонил, я не знаю, - многозначительно добавил он. Правда, мое письмо, да и сама ситуация - в тюрьме с его подачи сидят три, мягко скажем, немолодые женщины - душевного комфорта ему, судя по всему, не прибавляли и он аккуратно завел разговор о том, а как же теперь быть, где найти взаимоприемлемый выход? И я с ужасом понял, что для этого архиерея самое главное - не потерять лицо, не уронить авторитет Патриарха позвонив еще раз по тому же номеру с покаянием: мол, не разобрались, перебор вышел, отпустите. А вот на женщин в СИЗО ему... Не хотелось в такое верить, все же священник, монах. Впереди был Великий пост, Прощеное Воскресенье, и я предложил епископу подумать об акции публичного милосердия.

С тем и расстались. Епископ, которому идея понравилась, обещал поговорить о ней с Патриархом во время визита в Латинскую Америку, а я остался с упованием и надеждой. И совершенно напрасно. По возвращении из поездки епископ стал от меня прятаться, а помощница Патриарха, монахиня Варвара прямо мне заявила, что помочь вам ничем не можем, а если будут журналисты допекать, все на следствие валите, главное, чтобы Патриарха не упоминали!

Вот это мне понравилось. Все неважно: несправедливость, женщины в тюрьме сидят, жизни у людей поломаны. Главное - облачение не замарать. Не скрою, за все эти месяцы я пережил серьезный ценностный кризис. Я очень уважал Кирилла, не раз видел его в деле, восхищался его ораторским искусством, признавал авторитет других деятелей церкви и защищал ее от различных нападок. Но всю Страстную седьмицу 2016 года я слушал его проникновенные и очень правильные речи и проповеди о милосердии и единении, а Надя и ее подруги оставались сидеть в тюрьме. Бог судья ему, его митрополитам и епископам. Как авторитеты для меня они больше не существуют, их словам я не верю. Слова все правильные, но судят по делам. К Богу их дела отношения не имеют. Правильные, богоугодные дела в Церкви, как правило, делаются простыми приходскими священниками. Таких я тоже знаю, уважаю и Церковь для меня - они. И не надо про оскорбления чувств верующих. Это я - верующий, и я глубоко оскоблен в своих чувствах.

А слова епископа Сергия про сложные времена и необходимость объединять народ я много раз потом повторял самым различным людям. И наблюдал, как меняются их лица. Это ведь про то, что люди - прах, что цель оправдывает средства, а с возрастом - мои знакомые, как правило, уже давно перевалили за половину жизни - начинаешь хорошо понимать, что есть вещи, которые не стоит делать ни при каких обстоятельствах. С таким грузом к Богу не ходят.

Не знаю, что будет дальше, но прибегнув к помощи карательного аппарата власти в борьбе с Поповым и его группой, Патриархия, может быть, и добились того, чего хотела, но в моральном плане она потерпела полное поражение. Сажать за мысли и веру - последнее дело. Признавать свои ошибки, конечно, трудно, но усугублять их - еще большая ошибка. Они могли раньше не знать, чем обернулась на практике просьба приструнить Попова, но, прочитав мое письмо, узнали об этом. Оправданий больше нет. Есть политиканство, жестокость и безразличие к судьбам людей, тех самых, кого Господь завещал любить как своих ближних. Так что не вам учить нас этой любви.

Итак, речь идет не о справедливом наказании виновных, а об инициированной церковью акции борьбы с православным инакомыслием. Очень боюсь, что это - не разовая акция, а начало кампании, показательный процесс.

Обращаясь к Патриарху, я опирался на однозначную позицию Прокуратуры, потребовавшей изменения меры пресечения для Надежды. В этом деле есть юридическая тонкость. Статья 159 УК "Мошенничество" применяется очень широко и активно. Тем более, часть 4, "особо крупный размер" (более 1 млн рублей) предусматривает наказание до 10 лет, а значит позволяет арестовать подозреваемого. Однако в деле должен быть умысел, причем умысел корыстный. Ну, должен подозреваемый какую-то пользу извлечь из средств, которые получил в результате мошенничества! А иначе это - не мошенничество. В деле "группы Попова" никаких признаков корыстного умысла и приобретенной выгоды нет. И следствию это с самого начала было прекрасно известно, но перед ним стояла задача арестовать обвиняемых, и поэтому всплыла эта статья.

С этим я и обратился в Генеральную прокуратуру осенью 2015 года. Дело разбирали скрупулезно, целых два месяца. И пришли к выводу, что в "материалах уголовного дела достаточных доказательств, подтверждающих участие Розановой Н.А. в хищении денежных средств, не содержится", и "дальнейшее содержание Розановой Н.А. под стражей не основано на законе" (из требования зампрокурора Москвы).

Прокуратура последовательно придерживается этого мнения с ноября 2015 года и уже 5 раз в судах отказывалась поддержать требование следствия о продлении срока ареста Нади.

Традиционно в нашем представлении прокурор может все. Может посадить, а может и отпустить. Прокурор - это как бы абсолютная власть над следствием, символ справедливости. Так было, но так не есть сейчас. По оценкам работников прокуратуры, сейчас к их мнению прислушиваются примерно в половине случаев, потому что мнение это стало необязательным.

К этому надо добавить и то малоизвестное обстоятельство, что суды при рассмотрении арестных дел фактически дело не изучают, не взвешивают доказательства "за" и "против". Это, в общем-то, и не суд в классическом понимании, а процедура проверки личных данных и набора документов в папке судебного дела.

Такое сочетание дает следствию огромные возможности для произвола в ходе расследования, максимально облегчает его работу.

Спросите: зачем это сделано? А вы почитайте материалы, которые пишут следователи МВД (с другими, слава Богу, дела не имел). Элементарные грамматические и синтаксические ошибки почти в каждой фразе, бредовые пассажи, отсутствие логики, странные фантазии. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемой Надежды, например, ее обвиняют в обучении других членов группы правилам конспирации, путем присвоения всем псевдонимов. А что тогда у нас РПЦ с ее монахами и архиереями, включая Кирилла? У них там значит все построено на конспирации? А как вам фраза "нанесли материальный ущерб нравственности граждан" (оттуда же)?

Читая материалы следствия, я часто задавался вопросом, что мне все это напоминает? Любовь к истории подсказала ответ. "Дело Попова" нарисовано по тем же схемам, что и "московские процессы" 30-х годов прошлого века. Криминализация повседневности, произвольное заполнение ролевых клеточек участников заговора - извините, оговорился, - секты, признание обвиняемых виновными априори, полный отрыв обвинения от реальности (три женщины от 50 до 64 лет - организованная преступная группа?), чистый заказ. Замените слово "секта" на "заговор" и вы уже там.

В чем же конкретно обвиняют "сектантов"?

Во-первых, обвинения касаются тех средств, которые сдавали бывшие участники группы (пожертвования). Всего претензий у 15 "потерпевших" к концу следствия набралось миллионов на семь. Сразу надо заметить, все разговоры о каких-то квартирах, которые якобы продавались или переписывались на Попова - ложь. Ни одного объекта недвижимости в деле нет. Ну а пожертвования - это дело такое. Хочу - сдаю, хочу - нет. Законом это не запрещено и сдача денежных средств в общий бюджет противозаконным действием не является. А вот на что ни законодательство, ни судебная практика пока не дают однозначный ответ, так это вопрос, как быть с такими случаями, когда люди в силу религиозных убеждений жертвовали деньги в какую-то религиозную организацию, а потом разочаровались и вышли из нее. То есть если разонравился вам священник, что, можно требовать вклады обратно? Или еще лучше, жуликом его объявить? Как-то не принято раньше было так поступать. Вообще-то, речь идет о даре. Подарил - и забудь. Доказательств насилия (утюги, паяльники) нет, психологическое воздействие - дело темное. А в православном храме его разве нет? Или туда денег не носят? И не боятся деятели из патриархии, что вслед за Поповым и к ним могут предъявить такие же обвинения? По той же самой статье, в особо крупном размере и с требованием ареста? Я, например, за последние шесть лет передал церкви около 2-х млн. рублей. Как раз на часть 4 статьи 159 Уголовного кодекса и тянет.

В любом уголовном деле главное - эпизод. То есть такого-то числа, там-то, в присутствии таких-то лиц, таким-то способом было совершено то-то. А здесь нет ни одного эпизода передачи денег. Наш адвокат Ю.А. Струлистов с опытом работы с 1974 года по этому поводу сказал: не думал, что доживу до времени, когда уголовные дела не будут иметь эпизодов.

Во-вторых, следствие вторым планом постоянно утверждает, что группа Попова собирала средства на православных выставках-ярмарках от имени и по договоренности с настоятелями храмов и монастырей для их нужд, но деньги эти по назначению не направлялись. Действительно, деньги собирали. В деле есть целый том рапортов священников, обычно из провинции, о том, что договоренности с москвичками были, благословления давались и пожертвования получались. Ни один не отказался! Суммы разные, где больше, где меньше. Теперь давайте вспомним, что упомянутые выставки - вполне официальные мероприятия, которые и проводились с целью сбора средств, продажи утвари, литературы, религиозных услуг. "Сектанты" за аренду стендов платили и занимались именно вышеупомянутой деятельностью. И в чем криминал?

И последнее. Самое, пожалуй, сложное. Все "потерпевшие" говорят о физическом насилии в форме избиений. Но это уже не 159, а 239 стастья УК, там срок наказания такой, что арестовывать по ней нельзя. Правда, история с тапком снижает градус, но все же. Даже, если поделить все их слова пополам, а потом еще раз пополам, осадок остается. Попробую разобраться. Самобичевание и вериги в нашей религиозной практике как-то вышли из моды, но надо помнить, что православие вообще очень требовательно к верующим, задает им жесткие нормы поведения, питания и молитвы. Врачи-диетологи традиционно делятся на приверженцев и противников поста, смотреть на участников крестных ходов под палящим солнцем иногда просто жутко, да и просто службу отстоять непросто. Вера, особенно православная, требует от человека преодоления себя. А формы такого преодоления - наверно, все же личное дело каждого. Если кто-то видит именно в получении ударов (Тапком! Без реального вреда для здоровья!) особый религиозный подвиг, может не стоит ему это запрещать. А то что-нибудь еще похуже придумает. Если же брать формальное описание ситуации. Скажите, а заставлять пожилого человека босиком ходить по углю и спать на нем, это как, не издевательство? С точки зрения закона - точно, издевательство. А вообще-то это - эпизод из фильма "Остров". По мне так шедевр. Кто себе какую планку задал, пусть с тем и живет. Главное, чтобы занимался этим человек добровольно, без принуждения.

К идее пожаловаться на полицейский произвол я пришел довольно скоро, и к руководителям Администрации Президента обращался четыре раза. Причем в большинстве случаев - к людям, с которыми был много лет знаком. Не буду называть фамилии. Реакция варьировалась от честного высказывания: "мне стыдно смотреть Вам в глаза", до действительно потрясшей меня, произнесенной сквозь зубы одним из руководителей Администрации фразы:

- Это же Кирилл, с ним даже ... связываться не будет (фамилию поставьте сами).

Практически открытым текстом мне было сказано, что в отношении группы Попова есть установка (это теперь так называется), а, следовательно, легальные методы защиты работать не будут.

В принципе все так и происходит. Состава преступления нет или он в высшей степени сомнителен. Следствие и ознакомление с материалами дела безобразно затянуты (к началу марта жена и ее подруги проведут в СИЗО уже 18 месяцев, а следователи намерены "продлеваться"). Изъятые деньги пропали. Следователь в суде искусственно увеличивает число потерпевших в три раза и т.д. и т.п.

Продержав в СИЗО обвиняемых почти год, в начале августа 2016 года следствие сообщило о завершении предварительного расследования и предъявило арестованным обвинение. Правда, его текст взяли и подменили, но это мелочи на фоне содержания.

Текст фактически представляет из себя мантру с многократным повторением одной и той же мысли: Попов создал преступные учение и организацию. Обычно такие выводы делает суд, но здесь даже фактов и доказательств этой мысли не приводится. Складывается впечатление, что следствие взяло на себя роль инквизиции, рассматривая все это дело с позиций нетерпимого к инакомыслию воинствующего православия. "Преступные" - просто потому, что создал сам! Любопытны определения, применяемые в отношении учения Попова, - "надуманное", "вымышленное". А имеется ли хотя бы у одного религиозного движения строго научное обоснование и научные же доказательства его правильности?


Главным инструментом противозаконной деятельности Надежды следствие считает "психологическое воздействие и давление, насилие над волей", однако в ее психологической экспертизе никаких особых качеств гипнотизера или экстрасенса не отмечено. По времени это "насилие над волей", по версии следствия, продолжалось в отдельных случаях до 6 лет (!) Поверить в такое трудно, особенно с учетом того, что речь идет о нормальной, открытой жизни. Вы вообще можете представить себе длящееся годами "насилие над волей" в условиях современного общества? Тем более невероятно выглядит это "насилие над волей", что в экспертизе учения Попова содержится мнение об использовании типовых методических приемов, применяемых культовыми организациями в своей деятельности, т.е. таких, которыми владеет и применяет их каждый батюшка.

Надежда обвиняется в совершении трех уголовных преступлений: одного по ст. 239 и двух по ст. 159 УК РФ. Два обвинения по ст. 159 следствие "нарисовало" следующим образом: сначала речь идет о группе потерпевших, у которых якобы были похищены денежные средства под предлогом отправления религиозных обрядов, приобретения религиозной атрибутики, молебнов, литературы и предметов культа (всего на 5 млн. руб.), а затем - о похищении денежных средств под предлогом строительства православного храма (2 млн. 385 тыс. руб.). Вероятно, оно намерено доказать, что религиозные обряды должны проводиться по какой-то утвержденной законом схеме, а Попов от нее отошел. Формулировка "постройка несуществующего православного храма" лишена внутренней логики, поскольку если храм существует, то его не надо строить, а если на его постройку собираются деньги, то он заведомо не существует.

Складывается впечатление, что следствие считает заведомо преступным любое новое религиозное строительство (создание новых религиозных учений) и критику в адрес РПЦ, во всяком случае, именно так - с обвинительным уклоном - они описывают создание Поповым его религиозной группы и критические высказывания в адрес РПЦ.


ПРОДОЛЖЕНИЕ В КОММЕНТАРИЯХ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 176 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →