диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Кто читал Библию?

Очень часто рассуждения о культурной жизни ограничиваются фактом написания и издания некоей книги. Вопрос о ее тираже, о степени ее доступности и о круге ее читателей ставится нечасто.

Любой рассказ об истории древнерусской книжности упоминает о макарьевских Великих Четьих Минеях. Но сколько у них было копий и сколько читателей? До нас дошли только три экземпляра: Софийский список (из Новгорода; в нем только 7 месяцев из 12), Успенский (из Успенского собора Московского Кремля) и Царский (в нем недостает двух месяцев). При этом все три списка не идентичны по содержанию, ибо один после другого (Софийский-Успенский-Царский). Это рукописи, а не типографское издание.

Ровно в эти же годы, в 1453 году в Нюрнберге выходит книга Коперника «О вращении небесных сфер. Ее тираж – 400 экземпляров (кстати, книга расходилась плохо, и второе издание последовало лишь в 1566 году в Базеле).

Так кто из имевших эти раритетные Минеи прочел 27 000 страниц? Какой к ним был режим доступа? Мог ли кто-то, кроме трех хозяев (царя-митрополита-архиепископа) работать с ними?

В конце 17 века Димитрий Ростовский, приступив в Киеве к написанию своих Житий, умолял московского патриарха прислать ему макариевские Минеи (то есть по всей Малороссии не было ни одного экземпляра).
Кстати, Великие Четьи Минеи до сих пор не переизданы...

А вот славянская Библия:

"Общедоступной не была ни первая напечатанная Острожская Библия 1581 г., ни Первопечатная Московская 1663 г. Даже долгожданное издание 1751 г. не смогло решить проблему очевидной нехватки экземпляров Свящ. Писания. Их дефицит ощущался даже в системе духовного образования. Так, церковный историк XIX в. П.В. Знаменский отмечал: “Вместо славянской Библии в семинариях употреблялась более доступная, хотя тоже довольно редкая латинская Вульгата; пользование ею было тем удобнее, что и лекции, и оккупации [учебные занятия] по богословию были на латинском же языке. Славянская Библия была большой редкостью, почти недоступной для частных лиц и духовенства, слишком дорогой и для семинарской библиотеки даже после издания ее в 1751 г. Неудивительно, что изучения Свящ. Писания вовсе не было не только в семинариях, но даже и в академиях. Между духовенством о чтении Свящ. Писания и речи не было. Издание 1751 г., как известно, в первый раз только познакомило с Библией русскую публику, но число экземпляров, выпущенных в свет, было слишком не достаточно для удовлетворения потребностям не только народа, но и служителей Церкви, кроме того, каждый экземпляр стоил 5 р., большой тогда суммы денег”. Ненормальность подобного положения устранялась крайне медленно, в чем удостоверяет сообщение Знаменского о ситуации с экземплярами Свящ. Писания в духовных учебных заведениях в 1818 г.: “…в богословском классе [высший класс] Казанской Академии ни у одного студента не было Библии, да и казенная имелась только одна”. Это свидетельствует о том, что “техническую” проблему доступности славянской Библии тиражи второй половины XVIII–начала XIX в. решить не смогли. Библия оставалась на периферии религиозной жизни вплоть до XIX столетия. От нее оказались дистанцированными и клир, и общество.

Тихомиров Б.А. К истории отечественной Библии. – М., 2006, с. 4.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 197 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →