диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Еще о жертвах аннексии

Статья 45 Гаагской конвенция о соблюдении законов и обычаев ведения войны на суше от 18 октября 1907 г. гласит:

"Воспрещается принуждать население занятой области к присяге на верность неприятельской Державе".

Однако Германия ряд захваченных территорий со значительной долей немецкого населения объявила территорией Рейха и поэтому местных жителей призывала в свою армию

О судьбах французов из Эльзаса-Лотарингии речь шла тут
http://diak-kuraev.livejournal.com/1518884.html

После свержения Муссолини Германия перешла к открытой оккупации северной Италии, а "Южный Тироль" (Больцано) напрямую рассматривался как часть Германии. (см. http://www.e-reading.club/chapter.php/1002759/47/Rut_Frayger_-_Vervolf._Oskolki_korichnevoy_imperii.html)


(В 1919 году Южный Тироль по Сен-Жерменскому мирному договору был присоединён к Италии. До этого он входил в состав Австрии. В итальянском Тироле на тот момент 86 % местных жителей говорили на немецком языке.

24 апреля 1921 года итальянскими фашистами было совершено нападение на праздничный парад в столице провинции. Далее, в ходе антигерманской кампании, были переименованы на итальянский лад все населённые пункты Южного Тироля, за исключением Ланы. В 1927 году в Италии был принят закон, согласно которому внутри страны признавались лишь итальянские дипломы. В июне 1939 года Германия и Италия подписали договор, согласно которому немецкоязычные жители Южного Тироля должны были сделать выбор: либо переселиться в Рейх не позднее конца 1942 года, либо остаться и ассимилироваться с итальянской культурой. В результате после 78 тысяч жителей покинули регион.

1 сентября 1942 года германским генеральным комиссаром Крыма — Таврии (со штаб-квартирой в Мелитополе) стал Альфред Фрауэнфельд. Ещё до своего назначения на эту должность, летом 1942 года Фрауэнфельд выступил с меморандумом о целесообразности переселения южно-тирольских немцев в Крым. 10 июля 1942 года Генрих Гиммлер написал Фрауэнфельду письмо, в котором он благодарил его за меморандум и сообщал, что он говорил об этой идее с Гитлером. По словам Гиммлера, ни Гитлер, ни он сам не имеют ничего против переселения южно-тирольских немцев в Крым, хотя этот план может быть реализован только после окончания войны[3]. На одном из совещаний Гитлер сказал:
«Я думаю, что это великолепная идея. Кроме того, я также считаю, что Крым и климатически, и географически подходит тирольцам, а по сравнению с их родиной он — действительно земля, где текут реки с молоком и мёдом. Их переселение в Крым не вызвало бы ни физических, ни психологических трудностей").


Так вот, в 1944-м Больцано тоже прошла германская мобилизация.

4 октября 1944 года 34-летий Йозеф Майр-Нуссер находился в казарме СС, куда был призван несмотря на то, что имел итальянское гражданство.
Вместе с восьмью десятками южнотирольских однополчан он должен был произнести предписанную присягу абсолютной и слепой верности: «Даю тебе, Адольф Гитлер, фюрер и канцлер Рейха, клятву верности и отваги. Торжественно обещаю послушание тебе и поставленному тобой начальству вплоть до смерти. Бог мне в помощь».

Достаточно было поднять руку для нацистского приветствия и приоткрыть рот, даже не произнося ни звука, чтобы избежать всех проблем. Йозеф был простым солдатом, как и множество других; скорее всего, он никогда бы не получил никаких важных поручений в те судорожные последние месяцы Второй Мировой войны. Однако, он поднял свой сильный, ясный голос: «Господин майор, я не могу клясться Адольфу Гитлеру во имя Бога, потому что я верующий католик».

27 сентября 1944 года, за неделю до того, как он отказался присягать Гитлеру, Йозеф в письме жене из Кёнитцкой казармы рассказывал ей о своих ощущениях и сообщал о своем решении: «Больше всего меня мучает мысль о том, что мое свидетельство в решающий момент может спровоцировать временные страдания тебе, моя верная спутница. Необходимость такого свидетельства несомненна, два мира столкнулись между собою. Мои начальники с предельной ясностью показали, что они отвергают и ненавидят то, что для нас, католиков, священно и неприкосновенно. Молись обо мне, Хильдегард, чтобы в час испытания я действовал без страха и без промедления в соответствии с тем, что мне диктует Бог и моя совесть».

Вечером 4 октября Майр-Нуссер был арестован как враг немецкого народа; его временно помещают в камеру бывшего сумасшедшего дома в Кёнитце.

Йозеф упоминал о подвиге священномученика Максимилиана, о котором читал - этот римский солдат был убит в 295 году в Африке, после вынесения приговора. На поле боя он отказался клясться в верности императору. «Я - христианин, -- сказал он, -- и не могу убивать». Хильдегард также расскажет впоследствии, что она читала в тот период «Письма из тюрьмы» святого Томаса Мора, обезглавленного в 1535 году за то, что он пожелал остаться верным Богу, а не Генриху VIII. Хильдегард цитировала текст, как нельзя лучше передающий ситуацию ее мужа: «Я более чем уверен: если бы я присягнул на верность, я бы нанес смертельный удар своей совести, прекрасно зная, что никогда не смог бы заставить ее думать по-другому».

В январе 1945-го Йозеф был осужден трибуналом СС. Приговор не подлежал отмене, но вместо немедленного расстрела его отправляют в концлагерь Бухенвальд. 24 февраля 1945 года умер в лагере Дахау.

18 марта 2017 г. Кардинал Анжело Амато, префект Конгрегации канонизации святых, возглавил канонизационную Мессу, в ходе которой блаженным Католической Церкви был объявлен Йозеф Майр-Нуссер
Tags: Война и сказки, Жития
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 116 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →