диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Вчера на Эхо: запрет на иеговистов

О. Журавлева― Еще одна тема, связанная с религиями и чувствами других верующих. Минюст требует конфисковать имущество «Свидетелей Иеговы». Ранее представители организации заявляли, что имущество, которое просит взыскать Минюст, управленческому центру не принадлежит, так как им владеют иностранные организации «Свидетелей Иеговы», расположенные в других странах. Испании, Швеции, Норвегии, Австрии. И вообще этот процесс над «Свидетелями Иеговы» он о чем говорит? Это чей интерес?
А. Кураев― Как всегда интерес спецслужб. Это история с синими китами почему-то она на очень странное время выпала. Как раз вовремя, чтобы в очередной раз испугать людей и тем самым послужить оправданию волны запретов. Так что еще большой вопрос, кому выгодна эта кампания, кто ее организовал, и кто вместе с этими синими китами плавает. Это непростой вопрос. Что касается иеговистов. Да, это секта. Она мне крайне несимпатична. Я никогда не отказывал себе в удовольствии поспорить с иеговистами. Мое любимое блюдо – мелко шинкованный сектант. Это все так. И при этом именно потому, что это любимое блюдо, я хотел бы, чтобы их поголовье более-менее сохранялось. Потому что если их всех съедят, то что же мне останется?! Удовольствия не будет. Владимир Соловьев когда-то говорил, что самое бесправное сословие в Российской империи это духовенство. Потому что они лишены обычного естественного человеческого права – права на полемику. С ними спорить никому нельзя. Так вот мы стремительно идем к этому состоянию. Меня это совсем не радует. Потому что я еще и философ, для меня полемика это естественная стихия. Я даже с вами спорю. Даже находясь у вас в гостях. Что касается «Свидетелей Иеговы», это малоприятные товарищи, это правда. Малообразованные. Это тоже правда. И в то же время есть вещи, за которые их нельзя не уважать. В частности их упертый пацифизм. Он, может быть, и дает какие-то политические выгоды каким-то американским империалистам и так далее, но те иеговисты, которые шли в нацистские лагеря и сталинские за свою веру, я думаю, никаких политических выгод с этого не имели. Они как толстовцы, страдали за свои убеждения. Можно ли считать пацифизм экстремистским убеждением? Можно. Во Вселенной под номером «1984» возможно все. И, конечно, министерство любви, в интересах министерства нападения может наказывать и за этот страшный экстремизм. Но тогда странно, а чего так выборочно? Давайте и молокан заодно пересажаем. И еще кого-то, кто пацифистские убеждения высказывает.
Что им инкриминируется еще. То, что они действительно считают другие христианские конфессии и религии путями погибели и изобретениями сатаны. Есть такое дело. Но надо сказать, что весьма и весьма многие уважаемые исторические религии, в общем, считали совсем недавно даже официально, а на уровне приходских проповедников считают до сих пор точно так же. Вот об этом забывать не стоит. В конце концов, любого православного батюшку можно арестовать, потому что в неделю торжества православия в начале великого поста он произносит проповедь на тему о том, что все ереси это путь к погибели и только в православии есть спасение. Что называется, по должности произносит такую проповедь.
О. Журавлева― В том числе о католиках и евангелистах.
А. Кураев― Вообще все ересь и погибель. Поэтому можно арестовать кого угодно, включая патриарха Кирилла, у него тоже такие словеса иногда мелькали. Не буду, правда, утверждать, что это его убеждения искренние, но по долгу службы и ему бывает нужно так говорить. Я уж не говорю о том, как долго придется править всевозможные богослужебные книги. А порой и священные писания для того, чтобы оттуда удалить пежоративные высказывания в адрес иноверцев. Поэтому здесь опять же удивляешься, а чего так выборочно, только иеговистам это не позволено, а остальным позволено. Странно.
Следующее обвинение в их адрес это то, что они запрещают своим адептам некоторые медицинские процедуры. Переливание крови. Это серьезно, но здесь опять есть проблемка. Эта проблемка называется внутренний конфликт двух законов. Закон о свободе совести, который говорит о том, что если религиозная организация понуждает своих адептов к отказу от медицинской помощи по религиозным соображениям, то прокуратура может самовозбудиться. Даже без каких-то просьб со стороны пострадавших. А местные органы власти могут принять решение о снятии с юридической регистрации. Такая норма в нашем законе есть. Но есть и другой закон - об основах здравоохранения. Где сказано, что у пациента есть право выбора. И право сказать «нет» хирургу. Или какому бы то ни было врачу. Это право я считаю принципиально важным. Для всех людей. Потому что в современном мире, как и в античности, снова границы медицины и магии довольно стремительно размываются. Вот где-то кабинет приемный экстрасенса в больнице открылся. Или же какой-то центр традиционной медицины. При муниципальной больнице. Или напротив нетрадиционной медицины. Тут и гомеопатия, тут тебе какой-то там метод Фолля, ничем от магии не отличающийся. А тут тебе по гороскопу будут прием таблеток прописывать. И так далее. То есть надо сказать, что в современном мире, к сожалению, тоже это размыто. Я помню, однажды я лежал в военном госпитале и меня на полном серьезе врач (!) убеждал, что надо носить красную ниточку на руке. Это будет спасать от болезней.
О. Журавлева― Наконец-то вы это произнесли в эфире. И теперь это пойдет в массы.
А. Кураев― Если врач меня посылает к такому специалисту, а я отказываюсь, он меня спрашивает: почему. Я говорю: знаете, православные не верят в такую магию, кабалистику, шаманство и не пользуются этим. Они спрашивают: это ваше личное мнение или всей вашей конфессии. Подтверждаю: это солидарное мнение всей нашей церкви. И вот уже основание для полного запрета всей церкви. Поэтому не рой другому яму.
О. Журавлева― Ну а все-таки, если совсем по здравому смыслу и по-человечески, если представитель необязательно…
А. Кураев― Здравому смыслу отказано во въездной визе в нашу страну.
О. Журавлева― Но в вас-то он пока живет.
А. Кураев― А я контрабандно его провожу.
О. Журавлева― Хорошо, ваш контрабандный здравый смысл что говорит. Если действительно родители отказываются отправлять своего ребенка на срочную операцию или переливание крови по религиозным соображениям. Следует на них давить, чтобы спасти жизнь ребенка?
А. Кураев― Следует, во-первых, законодательно защитить права врачей на проведение такой операции без согласия родителей. Может быть, об этом стоит подумать. Чтобы у врача и больницы была бы юридическая неприкосновенность против исков со стороны религиозной организации. Или самих родителей. Не родителей наказывать, а защитить группу населения. Вот и все.
О. Журавлева― Еще что касается все-таки про имущество, дележ религиозного имущества. В последнее время, вот у «свидетелей» оказывается надо конфисковать имущество. Он с чем связан. Имущество закончилось в стране? Или какой-то передел собственности новый.
А. Кураев― Не знаю, это не внутреннее дело иеговистов. Они же не между собой ругаются по этому поводу. Государство у них хочет чего-то отнять. Притом надо заметить, что в отличие от мусульман, от иудеев, буддистов или христиан, все имущество, которое есть у иеговистов построено на их деньги так или иначе. То есть никаких исторических памятников им не передавали. Никакой реституции не было. Конечно, можно ставить вопрос о том, насколько корректен был сбор этих жертв и пожертвований с людей, потому что там есть такой момент манипуляции, когда адептов заставляют брать журнал «Дилетант», ой, простите, «Сторожевая башня» на реализацию. По пачке два раза в месяц. И затем за свои деньги ты выкупаешь, а затем сможешь ты кому-то продать или нет, это твои личные вопросы. Это конечно не очень хорошая форма слияния религии и бизнеса, не очень честная. Так что здесь могли бы быть эти вопросы. Но кажется, их как раз не ставят.
Tags: Секты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →