диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Совесть по ту линию фронта

Венгерские солдаты в 1942 году воевали на Дону на стороне гитлеровцев.

Парни из Эстергомской Первой бронетанковой дивизии на танках «Шкода» Т-38, лётчики, пехотинцы.
Посёлки Урыв и Коротояк, ожесточённые бои, полный разгром. Неофициальный приказ Ватутина: «Венгров в плен не брать». Более 30 тысяч мадьяр, навсегда оставшихся в донских степях.

Среди погибших — лётчик Иштван Хорти, сын Регента страны Миклоша Хорти. Среди выживших — танкист Ференц Косоруш.

Спустя два года полковник Косоруш, получив разрешение от регента Хорти, поднимет на рассвете свою дивизию, и его танки пойдут на Будапешт. Спасать уцелевших евреев.

Понимаете, да?

Регулярная воинская часть страны-участницы Оси, союзницы Гитлера, недавно оккупированной немцами, силой оружия остановила депортацию евреев в Освенцим…

Давайте разбираться, пожалуй. Выстраивать хронологию событий. Не то сказанное выше покажется слишком невероятным.

В январе 1942 года Ванзейской конференцией было одобрено принятое в политических верхах Рейха «окончательное решение еврейского вопроса» и составлен график выполнения этого решения. Конференция была чисто технической, деловой, по-немецки скрупулёзной. В реализации принятой программы значительную роль отводили местным властям тех стран, откуда евреи должны были депортироваться к местам их уничтожения. При этом, даже союзникам не сообщалась истинная цель депортаций, формально речь шла о трудовом использовании людских ресурсов.

К концу 1943 года, в целом, программа была выполнена. Большая часть евреев Восточной Европы и значительная часть евреев Европы Западной были уничтожены.

Нацистам мешали лишь две страны Восточной Европы, срывавшие так тщательно прорисованные графики: Болгария и Венгрия.

О Болгарии пусть пишет другой. Я — о Венгрии.

К марту 1944 года в Венгрии погибло около 63 тысяч евреев — расстрел в Каменец-Подольске, резня в Нови-Сад, принудительный набор еврейских мужчин в трудовые батальоны (без оружия и с лопатами на Восточный фронт — копать окопы и проходить минные поля, своими телами их разминируя) и тому подобное.

В результате принятых антиеврейских законов несколько сот тысяч человек потеряли собственность, рабочие места, средства к существованию. Уничижительная и грубая антисемитская риторика переполняла речи лидеров Венгрии, включая самого Регента Миклоша Хорти.

Однако к марту 1944 года 92% венгерских евреев было живо. Более того, через границу просачивались беженцы, и их принимали.

Что вызывало живейшую неприязнь Гитлера и нескрываемое его раздражение.
Из письма Риббентропа венгерскому руководству: «Немцы больше не могут позволить Венгрии остаться оазисом убежища, и они надеются, что премьер поймет абсолютную логичность их требований».

19 марта 1944 г. Гитлер приказывает начать вторжение немецких войск в Венгрию «с целью установления дружественного Германии правительства». Хорти вынужден подчиниться, на пост премьера назначен Дёме Стояи, бывший посол Венгрии в Германии и активный сторонник выполнения всех требований Гитлера.

Немедленно, буквально назавтра, в Будапешт приезжает Адольф Эйхман. В здании Большой Синагоги он встречается с членами будапештского юденрата. Пытается их успокоить, говорит, что вместо депортации есть возможность совершить сделку «товары в обмен на кровь»: союзники выкупят венгерских евреев за грузовики, сто евреев за один грузовик.

Немцам не нужны волнения. Немцам нужно, чтобы 200-тысячная будапештская еврейская община тихо ждала своей очереди, веря в скорое избавление.

Тем временем, тот же Эйхман с активным и радостным участием венгерской жандармерии и полиции начинает подготовку к депортации евреев Венгрии. Не он один, впрочем. В Освенциме тоже готовятся…

С 1940 по 1945 было совершено более 800 попыток побега из Освенцима. Некоторые из них удались.
В апреле 1944 г. из лагеря смерти сумели выбраться двое словацких евреев из рабочей команды — их имена Рудольф Врба (19 лет) и Альфред Ветцлер (26 лет). Парням удалось найти надёжное убежище в Словакии, и там они написали тридцатистраничный подробный отчёт. Без эмоций. Только сухие описания и факты.


В марте 1944 года в Освенциме началось оживлённое строительство. Расширялись «производственные мощности». Нацисты готовились к невиданному наплыву «контингента», который надо было переработать в кратчайшие сроки. Строилась новая, особенно длинная железнодорожная платформа. Немцы называли эту платформу «венгерским салями». Подпольный комитет Освенцима решил предупредить евреев Венгрии о том, что им грозит. И Врбе и Ветцелю помогли бежать…

Отчёт добрался до Венгрии и попал в руки лидеров еврейской общины тогда же, в апреле 1944 года. Но… руководители общины скрыли его. Видите ли, они боялись спровоцировать немцев и помешать реализации программы «товары в обмен на кровь». А один из самых влиятельных членов юденрата Рудольф Кастнер как раз в эти дни готовил «поезд спасения» для 1700 богатых будапештских евреев, и отчаянно торговался с нацистами за сумму выкупа.

Пятнадцатого мая, после двухмесячной подготовки, немцами из команды Эйхмана и сотрудничавшими с ними венгерскими организациями под руководством двух заместителей министра внутренних дел — Ласло Эндре и Ласло Баки — была начата депортация евреев.
Пока — из провинции. Будапешт не трогали.

Венгерская аристократия никогда не была филосемитской. И, наверное, в спокойное время каждый за бокалом вина или палинки не раз прохаживался по поводу «засилья евреев» в экономике страны. Но они жили с евреями бок о бок тысячелетиями. Вели вместе дела. Их предки защищали евреев от дикой жестокости крестоносцев. И, видите ли, для этих людей никогда не было пустым словом понятие «честь нации и страны».

Поэтому среди верхушки венгерской аристократии возникло — не слишком большое — общество «Венгерское братство». В него входили отпрыски лучших, знаменитейших родов. Католики и протестанты. Вдова Иштвана Хорти Илона. Сын Регента Миклош Хорти-младший даже создал подпольную канцелярию по координации действий и связывался с советским командованием. Целью «Венгерского братства» было спасение евреев.

Вот что пишет Илона: «После немецкого вторжения, когда в конце апреля или начале мая начались депортации, была образована небольшая группа «конспираторов», обменивающихся новостями, и я была в их числе. Мы собирались в разных местах…, но чаще всего в моей квартире во Дворце. Нашей целью было использование полученной информации для помощи людям, когда это было возможно, а также предоставить Регенту информацию о вещах, о которых он иначе не мог бы узнать… Я буду говорить только о тех событиях, которые я твердо помню и которые записаны кодом в моем дневнике».

Тем временем, отчёт Врбы и Ветцеля становится достоянием гласности среди союзников. К Хорти обращаются Римский Папа, король Швеции, президент Рузвельт. Второго июля по Будапешту американцы наносят первый авиаудар, и все связывают это с обращением Рузвельта.

Третьего июля Илоне, вдове Иштвана Хорти, христианский священник передаёт отчёт Врбы и Ветцеля. Прочитав, она бежит к свёкру. Поздним вечером 3 июля Хорти впервые читает отчёт. Он в шоке.

Начальник его охраны генерал-лейтенант Карой Лазар мечется, пытаясь найти хоть кого-то, верного присяге и готового исполнить приказ Регента. Все отводят глаза.

Ночь на 5 июля: полковники Толдеши и Пакши-Киш, назначенные непосредственно руководить депортацией, селятся в гостинице «Паннония» совсем рядом с еврейским кварталом. Их по очереди отвозят к Лазару, он беседует с обоими с глазу на глаз. Полковники отчитываются в полученных приказах — да, через день назначена акция.

Лазар мчится в Эстергом. Разговаривает с командиром Первой танковой дивизии Ференцем Косорушем. Он уже даже ничего не просит. Просто рассказывает.

В ночь с 5 на 6 июля танки Косоруша входят в Будапешт.

Танкисты окружают Будайскую крепость, и полковник просит срочной аудиенции у Хорти. Регент принимает Косоруша, излагающего свой план действий. И Хорти окончательно решает применить регулярные войска против собственного правительства, чтобы не дать депортировать 200 тысяч будапештских евреев.

Почему? Почему, спрашивается, представитель трансильванского дворянского рода кадровый офицер-танкист Ференц Косоруш пошёл на это рискованное предприятие? Ради чего?

Я искала ответ в венгерских, американских и русских источниках, и не находила. Нашла — в воспоминаниях жены Косоруша.

Нет, полковник не слишком любил евреев. Но вот какое дело: оказывается, ещё больше он не любил, когда нарушают конституцию. Когда граждан его страны — любых граждан! — беззаконно везут на убой. Это не могла позволить ему стерпеть честь офицера и гражданина. Чёрт подери, оказывается, есть на свете люди, для которых это не просто громкие слова, но руководство к действиям. Решительным и скорым. И мне плевать, трижды чёрт подери, на то, любил ли моих соплеменников полковник Ференц Косоруш, когда он пошёл спасать их.

Косоруш перекрывает все дороги. Ласло Баки и Ласло Эндре вышвырнуты из столицы. Все жандармские участки окружены, жандармам предписано оставаться в казармах и не высовываться. Ошеломлённые немцы, не понимая, что происходит, не вмешиваются. Депортация остановлена. Премьера Стояи сменяет другой, гораздо более достойный, человек.

Да, спустя три с половиной месяца Хорти вынуждают уйти в отставку, и к власти приходит салашистский режим. Начинаются зверские убийства евреев Будапешта: бронзовые ботинки и туфельки на берегу Дуная — страшное напоминание об этом.

Всего три с половиной месяца выиграли для евреев доблестный полковник, старый Регент и аристократы из «Венгерского братства», выловленные потом гестапо и отправленные в Маутхаузен.
Как говорил Вознесенский: «Авантюра не удалась. За попытку — спасибо».
Так?

Не так.

Потому что 9 июля 1944 года в Будапешт приезжают Рауль Валленберг, Карл Лутц, представители других держав, Красного Креста. Они начинают выдавать евреям дипломатические паспорта, и регент Хорти делает всё возможное, чтобы по этим паспортам те смогли покинуть страну. Около 120 тысяч обречённых будапештских евреев уцелели.

Как говорил уроженец Будапешта американский сенатор Том Лантос — а он знал, что говорил — если бы не танки Ференца Косоруша, Валленбергу и другим просто некого было бы спасать…

http://www.shakshuka.ru/konstituziya/4065

Источник, не в лучшую сторону переработанный указанным юзером:
http://www.berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer7/ERabinovich1.php

"В 1942 г. старый Хорти решил, что ему нужен вице-регент, и несмотря на возражения, что это похоже на создание династии, сумел убедить Парламент назначить Стефана на эту должность. К этому времени сыну вице-регента и Илоны был год. А в 1942 г. вице-регент поехал на Курский фронт в качестве боевого пилота. Отец, было, возражал, но сын ответил: «Что, отец, ты хочешь, чтобы люди говорили, что ты сделал меня вице-регентом, чтобы уберечь от войны?» Аргумент непробиваемый – вопросы чести для этой семьи стоят очень высоко.

Он видит, как обращаются в венгерской армии с еврейскими солдатами, и пишет отцу:

«Ещё одна печальная тема: еврейские части – 20 или 30 тысяч человек… находятся на милости садистских страстей во всех отношениях… Как такое может происходить в 20-м веке? Это происходит у нас, и мы дорого за это заплатим. Может быть, можно взять их для работы дома? Иначе к весне немногие останутся в живых».

Сотрудничали ли сионисты с нацистами?.. Мы наталкиваемся на страшную деталь, от чтения которой волосы встают дыбом: Еврейский совет Будапешта и Рудольф Кастнер скрывали документ и от евреев, и от Хорти. Это подробно рассказано в статье[xxi] о Еврейском совете Будапешта. Судя по всему, «Отчет Врбы — Ветцлера» стал известен Кастнеру и сионистским лидерам не позднее мая…» Далее у меня шла цитата из вопроса адвоката Кастнеру-свидетелю в 1948 г. во время суда над Вассенмайером, который прамо спросил, почему «Отчет Врбы — Ветцлера» был доставлен Регенту так поздно. Ответ Кастнера совершенно неудовлетворителен (цитируется по Брэму):

«Мы, конечно, должны были это сделать, и мы сделали. Но вы должны представить себе ситуацию в Венгрии немедленно после немецкой оккупации. Было состояние террора. Многие друзья и знакомые, через которых мы могли бы информировать Регента Хорти, уже были отправлены. Другие боялись контакта с нами. Потребовалось некоторе время, пока мы сумели найти людей и возможность информировать Хорти».

Это неправда: никто ещё не был депортирован из Будапешта в июне, семья Хорти и сам Регент из кожи лезли вон, чтобы сделать себя доступными для информации, что доказывается историей с поездом, немедленно остановленным Адмиралом. Я думаю, что я должен отказаться от положительного мнения о Кастнере, и у меня возникла мысль, которую я просто боюсь положить на бумагу: современное неприятие Хорти еврейским руководством, которое сидит в кресле Еврейского совета 1944 г. – результат желания свалить вину того совета на Хорти."

***
полковник Koszorús Ferenc (Debrecen, 1899. február 3. – Arlington, Virginia, 1974. március 8.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →