диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Архиерейский паноптикум-2. О Власти с Большой Буквы.

Aвтобиография митрополита Пантелеймона (Рожновского), 1867-1950


В 1921 году из приходов Минской Епархии, оказавшихся на территории Польской Республики, была образована Пинско-Новогрудская Епархия и Святейшим Патриархом Тихоном я был назначен правящим ее. За непризнание автокефалии Православной Церкви в Польше, я был интернирован в монастырь, где пробыл все время до прихода Советской Власти [переправлено из: власти], при чем Святейшим Патриархом Тихоном был возведен в сан Архиепископа. После разгрома Польши в 1939м году и перехода части ее территории вод управление Советской Власти, я, находясь тогда в Жировицком монастыре, восприял управление Гродненской Епархией и почти всей Виленской Епархией, оказавшихся без Епископов. Сообщив о себе Местоблюстителю митрополиту Сергию, я, первоначально, на короткое время был назначен Экзархом Западной Белоруссии и Украины, впоследствии же возведен в сан Митрополита.

В 1941-м году немцы окупировали Белоруссию и открылась граница Восточной Белоруссии - Минск, Смоленск, Витебск, Могилев и т. д. Там кроме меня и моего Викария Венедикта Бобковского2 [вставлено над строкой: Епископа Брестского] не оказалось ни одного Епископа. Между тем в Восточную Белоруссию нахлынула масса ксендзов и бабтиских проповедников. Для противодействия им было предложено приграничному духовенству проявлять наибольшую активность в деле духовного окормления соседних восточных приходов, не имевших священников. По этой же причине была разрешена и поездка в Минск Иеромонаху Владимиру Финьковскому - настоятелю прихода Брестской области, приехавшему в Жировицы на автомобиле с немецкими чинами. Но Владимир Финьковский, сблизившись в Минске с военным начальством, возомнил себя самостоятельным администратором, оторвался от Епархиального Управления [вставлено поверх строки: и начал назначать священников на приходы.] Для ликвидации Финьковщины в Минск пришлось отправиться моему Викарию [вставлено поверх строки: Брестскому] Епископу Венедикту, который, воспользовавшись приездом в Минск гражданских властей, вошел с ними в соглашение, при чем Генеральный Коммиссар потребовал, чтобы Церковное Управление Белоруссии находилось в Минске и не имело никакой связи ни с Москвой (Патриархией), ни с Берлином (тамошним Митрополитом Серафимом), ни с Варшавой (Митрополитом Дионисием) и чтобы Православная Церковь в Белоруссии именовалась и была национальной и автокефальной. При этом указывалось, что и на Украине существует Автокефальная Церковь.

В уклончивом ответе на это требование, обходя вопрос об автокефалии, мною указывалось на обязательность для Православной Церкви быть в единении с прочими православными церквами и о моем согласии работать в желаемом для немецких властей направлении.

Еще до образования Центральной Рады, мне было приказано Генеральным Коммиссариатом передать все Церковное Управление хиротонисованному мною во Епископа филофею Нарко, после же нескольких месяцев я был вывезен из Минска политической полицией в маленькую деревушку Ляды, где был разоренный храм и каменный корпус, занятый школой, - остаток прежде бывшего монастыря. Здесь я пробыл почти пол года при очень тяжелых материальных условиях и, после непродолжительного пребывания в Минске, был вывезен в Вилейку, где меня поместили вблизи политической полиции, на положении арестованного и заставили ежедневно являться в политическую полицию для регистрации. Находясь при таких безвыходных условиях, я вынужден был идти на уступки и постепенно соглашаться с некоторыми требованиями Немецких Властей.


Еще до образования Центральной Рады, мне было приказано Генеральным Коммиссариатом передать все Церковное Управление хиротонисованному мною во Епископа филофею Нарко6, после же нескольких месяцев я был вывезен из Минска политической полицией в маленькую деревушку Ляды, где был разоренный храм и каменный корпус, занятый школой, - остаток прежде бывшего монастыря. Здесь я пробыл почти пол года при очень тяжелых материальных условиях и, после непродолжительного пребывания в Минске, был вывезен в Вилейку, где меня

[лист 2 об.]

поместили вблизи политической полиции, на положении арестованного и заставили ежедневно являться в политическую полицию для регистрации. Находясь при таких безвыходных условиях, я вынужден был идти на уступки и постепенно соглашаться с некоторыми требованиями Немецких Властей.

1. Во первых, пришлось переселиться в Минск - в этот кипящий котел, полный всяких интриг, предательств и насилий.

2. В Минске поминание за богослужениями Местоблюстителя Митрополита Сергия вызвало сильное раздражение Немецких Властей и [вписано над строкой: их прислужников, а также] неудовольствие шовинистично настроенных личностей, вследствие чего пришлось прекратить это поминание.


полностью тут


http://rocor.de/vestnik/2012/5/avtobiografiya-mitropolita-pantelejmona-rozhnovskogo_p2.html

А вот еще интересная судьба:

Епископ Павел (Мелетьев) - 1880-1962. Монашеский постриг в Соловецком монастыре. Иеродиакон (1908). Иеромонах (1910). Миссионер. С 1920 г. повторно арестовывался советскими властями. 1925 освобожден и проповедовал в Москве, Калуге и Серпухове. В 1931 г. арестован, осужден на семь лет. В 1937 г. освобожден из лагеря. Скитался и летом 1941 г. оказался в Белоруссии. В 1943 г. хиротонисан во епископа Рославльского. Эвакуирован 1944. Летом 1946 перешел в Католическую Церковь. С 1948 в Бельгии. В 1962 был сбит насмерть автомобилем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments