диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Кто украл Рождество?

прот. Андрей Лоргус
12 сентября


Как это произошло?
Пока мы учились по ксерокопиям, а потом в семинариях, алтарничали, чистили снег, служили утро - вечер без выходных, крестили и причащали, объезжали все московские и подмосковные кладбища, крематории, больницы, интернаты, дома для престарелых, читали добротолюбие, спорили о границах Церкви, искали ответы, создавали приходские общины, строили, освящали, искали деньги, упрашивали певчих и выпрашивали благословение у священноначалия; уставали, валились с ног, унывали и отчаивались, надеялись праздновали и ждали, ждали и ждали ...
Пока мы все это ...

Пришли ряженные завучи и парторги, бывшие трактористы и начальники, мальчики, испорченные мамашами, пришли крикливые, больные, истеричные, маниакальные и фанатики, пришли гапоны и распутины, пришли безумные и одичалые, пришли искалеченные и злобные ...
Пришли кричать и кривляться, крушить и ломать, поучать и ненавидеть.

Пришли от нашего имени, в наших приходах. Пришли соблазнять наши общины и наших друзей и соседей, наших братьев и сестер?
Пришли говорить от нашего имени, нашими словами. Пришли "проповедывать" нашими книгами и нашими иконами!
Пришли разрушать, то что не строили, и совращать тех, кого не любили!

А где мы были? Как это произошло?

https://www.facebook.com/andrey.lorgus/posts/1377919482327148?pnref=story.unseen-section

Публикую как еще одно свидетельство о том, что"церковь стала другой".
Но отец Андрей еще "в штате". Он может возмущаться лишь "активистами" (что тоже требует мужества).

Однако ответ на вопрос "Кто украл Рождество?" много печальнее. Ибо этот ответ будет вовсе не про ряженых и недоучившихся неофитов. Прежде всего он про тех, кто не "пришел", а уже был в церкви. И кого мы считали своим, тоже-любящим-митрополита-Антония.

А ведь есть и еще один напрашивающийся ответ: "все украдено до нас". А нам, поколению из-комсомольских университетских неофитов, просто не удалось отогреть этот симулякр своим романтическим дыханием.

Еще в XIII веке парижский епископ Гийом д'Овернь говорил о том, что одичание Церкви стало таково, что всякий, узревший его, повергается в оцепенение и ужас: “То уже не невеста, то чудовище, ужасающе безобразное и свирепое”.

И эти его слова вовсе не оспаривая цитировал кардинал Ратцингер: "Столетия церковной истории до того полны всяческой слабости и несостоятельности, что нам вполне понятны и мрачные видения Данте, видевшего блудницу Вавилонскую восседавшею в колеснице Церкви, и пугающие слова епископа парижского Гийома д'Овернь...".

А еще есть ответ метафизический:

Зная медные трубы, мы в них не трубим.
Мы не любим подобных себе, не любим
тех, кто сделан был из другого теста.
Нам не нравится время, но чаще - место.

Мы не видим всходов из наших пашен.
Нам судья противен, защитник страшен.
Не рассудок наш, а глаза ослабли,
чтоб искать отличье орла от цапли.

Мы боимся смерти, посмертной казни.
Нам знаком при жизни предмет боязни:
пустота вероятней и хуже ада.
Мы не знаем, кому нам сказать: "не надо".

Наши жизни, как строчки, достигли точки.
В изголовьи дочки в ночной сорочке
или сына в майке не встать нам снами.
Наша тень длиннее, чем ночь пред нами.

То не колокол бьет над угрюмым вечем!
Мы уходим во тьму, где светить нам нечем.
Мы спускаем флаги и жжем бумаги.
Дайте нам припасть напоследок к фляге.

Почему все так вышло?
И будет ложью
на характер свалить
или Волю Божью.

Разве должно было быть иначе?
Мы платили за всех, и не нужно сдачи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →