диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

А где фото и видео?

В 1992 году киевский митрополит Филарет был смещен и осужден. В вину ему было вменено -цитирую "Заявление епископата Украинской Православной Церкви" -:

"Митрополит Филарет своей личной жизнью вносит соблазн в среду верующих, а также дает повод для поношения и хулы на Православную Церковь со стороны внешнего мира, за что, согласно 3-му правилу Первого Вселенского Собора и 5-му правилу Пятого-Шестого (Трулльского) Собора, подлежит строжайшему каноническому наказанию, ибо, как говорит Священное Писание, горе тому человеку, чрез которого соблазн приходит (Мф. 18, 7)".

(ЖМП 1992, № 8. Офиц. часть с. 8).


Упомянутое правило гласит:

"Никто из священного чина, который не имеет при себе живущих лиц неподозрительных, означенных в правиле (3 пр. 1 Всел. Соб.), да не возьмет к себе женщины, или рабыни, этим сохраняя себя от нарекания. Если же кто-либо определенное нами преступит: да будет извержен. Сие же самое да соблюдают и скопцы, предохраняя себя от порицания. А преступающие, если будут из клира, да будут извержены, если же мирские, да будут отлучены".


Комментарий:
Правило, на которое ссылается настоящее правило, есть 3 пр. 1 Всел. Собора. Повторяя предписания того правила относительно лиц в священном сане, настоящее правило добавляет к ним и мирян, указывая, что делать это надо, "предохраняя себя от порицания." Т.об. это правило учит нас, что надо избегать того, что может вызвать соблазн и грех осуждения у ближних.

***
То есть ФАКТОМ, достаточным для смещения клирика (в том числе митрополита) является наличие СЛУХА и ПОДОЗРЕНИЙ.

Но когда я говорю о факте брожения слухов вокруг некоторых геирархов, мне кричат : "А где видео?".

Напомню также:

Карфагенский поместный собор 401 года постановил своим 79 (в Кормчей - 80м) правилом:

Определено и сие: когда на состоящих в клире бывает донос, и объявляются некоторые обвинения: тогда, частью для отклонения нарекания на церковь, частью ради достоинства клира, по каковым причинам и оказывается им снисхождение, частью для избежания гордаго злорадования еретиков и язычников, аще желают, как и должно, защищали свое дело и попещися о доказательствах своея невинности, да учинят сие в течение года, в котором должны быти вне общения. Аще же в течении года вознерадят очистити свое дело: то после сего никакой глас от них да не приемлется".

То есть обвиненный клирик автоматом запрещается в служении на год, однако при этом ему дается право на защиту.


Каждый клирик, говорит блаж. Августин, должен иметь всегда перед глазами две вещи: совесть и доброе имя (conscientia et fama); для нас самих достаточно совести, а ради других нам необходимо доброе имя: "совесть для тебя, а доброе имя ради ближнего твоего" (conscientia tibi, fama proximo tuo)
[Sermo I de vita et moribus cler. [Migne, s.1., t.39, p.2, col.1569; Ср. Augustini ер.(65) ad Xantippura episcopum [Migne, s.1., t.33, col.234 и сл.].


Так как каждый клирик должен пользоваться добрым именем, то правило, изданное по этому поводу, предписывает следующее: если на клириков, вследствие каких-либо преступлений, публично подана жалоба (δια τινά εγκλήματα έλεγχθέντας) или в обществе пронесся слух, что они совершили какие-либо преступления, то, ради своего доброго имени и авторитета церкви, они должны употребить все усилия, чтобы в течение года оправдать себя перед церковным судом и вместе с тем показать перед общественным мнением свою невинность. Если же они не успеют сделать этого в течение означенного времени, то теряют право на оправдание и предаются суду. А то обстоятельство, что, как постановляет правило, такие клирики в течение года должны находиться вне общения, бывает, как говорит в толковании данного правила Зонара, не потому, что на основании поданной жалобы доказана их виновность (так как в таком случае они были бы низвергнуты), но единственно потому, что они довели людей до сомнения относительно того, что ими совершено преступление (Афинская Синтагма, III,502).

О репутации патриарха или Береги честь смолоду
КОСМА II АТТИК, патриарх Константинопольский (кон. апр. 1146 — 26 февр. 1147).

До избрания на Патриарший престол был диаконом в составе клира Великой церкви; известен образованностью и аскетической жизнью.

Возведен на престол после отречения патриарха Михаила II Куркуаса с одобрения имп. Мануила I Комнина. Вместе с тем многие кпльские церковные чины выступали против Космы, т. к. в предыдущие годы он был уличен в том, что поддерживал контакты с неким монахом Нифоном, осужденным за богомильство в 1144 г.

В начале 1147 г. Косма выступил с обвинением в ереси в адрес клирика Льва Иканата, который был близок ко двору влиятельного севастократора Исаака Комнина, брата императора. В ответ партия противников Космы дала ход делу о связях патриарха с Нифоном, и вскоре имп. Мануил потребовал созыва Собора для суда над Космой.

В феврале 1147 г. Кпльский Собор провел допрос Космы и его обвинителей.

Влияния ереси на богословские взгляды Космы участниками Собора не было выявлено. Тем не менее Косму низложили, поскольку это скандальное дело негативно повлияло на репутацию патриарха.


Православная Энциклопедия. т.38. М., 2015, с. 222.

***
Версия Правэнциклопедии заставляет тревожиться за друга Джуны...

***
Более старый вариант:

"Историк Никита Хониат повествует: «Косьма был до того сострадателен к людям, что и верхнюю и нижнюю одежду со своего тела, и льняное покрывало со своей головы отдавал бедным и не только сам раздавал свое имущество, но и других побуждал помогать нуждающимся». Но этим и ограничивались достоинства патриарха. Едва ли он имел хоть какое‑нибудь образование.

Кроме того, Косьма не имел никакого понятия об осторожности и благоразумии, качествах, необходимых в его положении, так что в короткое свое патриаршествование сумел сильно себя скомпрометировать в глазах византийского общества. На свое несчастье, Косьма вошел в тесные, самые дружественные связи с одним монахом, по имени Нифонт, сближение с которым сделало патриарха притчей во языцех и разрешилось низвержением патриарха с кафедры.

В правление Косьмина предшественника, патриарха Михаила, открылось, что Нифонт был приверженец богомильской ереси: подобно другим представителям богомильства этого времени, он отвергал таинство Евхаристии, почитание Св. Креста и икон, порицал употребление в пищу мяса, молока и вина, утверждал, что только в монашестве Можно найти спасение, допускал, что женщины–диакониссы имеют право принимать деятельное участие в богослужении, например, читать Евангелие и пр. За все это Нифонт и другие богомилы подвергнуты осуждению на соборе при патриархе Михаиле. Нифонт был лишен бороды, простиравшейся у него до земли, и заключен в так называемую патриаршью тюрьму.

Лишь только Косьма взошел на патриаршью кафедру Константинополя, он отворил двери темницы, где заключен был осужденный собором монах. Новый патриарх объявил соборное осуждение, произнесенное на Нифонта, незаконным и несправедливым. Нифонт свободно начал появляться на улицах столицы, собирал вокруг себя множество народа на площадях, ничего не хотел делать, кроме распространения своего учения. Сам патриарх души не чаял в Нифонте: он поселил его на патриаршем подворье, сажал его с собой за стол, вел с ним бесконечные беседы. Словом, по замечанию Киннама, «Косьма чуть не боготворил расстригу». Понятно, что такое поведение патриарха производило скандал. Осужденный еретик оказывается вдруг самым близким человеком к патриарху! Многие доброжелатели Косьмы приходили к нему с тем, чтобы убедить его отказаться от связей с Нифонтом. Они говорили патриарху: «Что это значит, святейший пастырь, что ты вверился волку? Разве не знаешь, что за это нехорошо посматривает на тебя паства? Расторгни гибельную связь». Но Косьма ни на что не обращал внимания. Он пренебрегал укоризнами, не хотел покидать Нифонта, что ни вышло бы из этого. Вскоре скандал разросся до грандиозных размеров. Чтобы положить конец народному говору, император Мануил приказал схватить и снова заключить Нифонта в тюрьму. Патриарх так был поражен этим, что в первую минуту беспрекословно повиновался царю. Но когда стражники увели Нифонта, Косьма почувствовал себя глубоко потрясенным разлукой со своим другом. Он устремился вслед за арестованным и не помня себя хотел отнять его силой у конвойных.

Понятно, что победа осталась не на стороне патриарха… Тогда Косьма пошел по стопам Нифонта и вызвался лучше разделить с ним темничное заключение, чем лишиться сообщества своего друга. Историк замечает, что эта выходка патриарха «произвела в Церкви волнение». Это и понятно. Но на этом не кончилась история Косьмы. Для прекращения церковных смут император Мануил собрал собор в Константинополе, на котором присутствовал и Косьма. Император обратился к членам собора, епископам, с вопросом: как они смотрят на Нифонта? Ответ получился единодушный: все они объявили его нечестивцем. Тогда Мануил обратился с тем же вопросом к самому патриарху: «А ты, владыко, как думаешь об этом человеке?». Косьма в ответ произнес длинное похвальное слово Нифонту, открыто называл его мужем неподражаемо добродетельным. Выслушав эту речь, собор вскричал: «Косьма недостоин оставаться патриархом!». Мануил согласился с этим, патриарх был низвержен. Оставляя залу соборных заседаний, патриарх бросил порицание на собравшихся: он назвал себя Лотом, которому пришлось жить среди Содома…

Лебедев. Исторические очерки состояния Византийско-восточной церкви от конца XI до середины XV века.



***
Именно эта замятня в кпльском патриархате позволила поставить Климента Смолятича киевским митрополитом без согласования с Кплем. Это сомнительное поставление Климента делало его малоавторитетным пастырем в глазах многих киевлян. И это не позволило ему остановить расправу киевлян над князем Игорем Ольговичем (http://www.pravenc.ru/text/293519.html)...
Tags: Геепископы, Каноны, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →