диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Московский Патриарх призвал применить силу к сепаратистам

ПРИЗЫВ К РЕШИТЕЛЬНЫМ ДЕЙСТВИЯМ

Москва 19 декабря.

Парламентский корреспондент ТАСС передает из Кремля:

Группа видных деятелей науки и культуры, а также руководителей ряда крупных предприятий обратилась к Президенту СССР М. С. Горбачеву с призывом «ввести чрезвычайное положение и президентское правление в зонах крупных конфликтов», если конституционные формы воздействия на сепаратистов и криминальные силы окажутся неэффективными.

Среди 50 с лишним человек, подписавших этот документ - министр культуры СССР Н. Н. Губенко, Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй, лауреат Нобелевской премии академик Н. Г. Басов, вице-президент Академии наук СССР К. В. Фролов, писатель Юрий Бондарев и другие.
В обращении к главе государства, которое распространено сегодня на Съезде народных депутатов СССР, говорится, что перестройка «тонет в разрушительной тьме».

«Нам угрожает гибельная диктатура лиц, беспощадных в своем стремлении владеть территорией, ресурсами, интеллектуальным богатством и рабочей силой страны, имя которой СССР», — заявляют авторы обращения.

«Мы предлагаем осуществить немедленные меры против сепаратизма, подрывной антигосударственной деятельности, подстрекательства, межнациональных распрей, воспользовавшись для этого законом, данными вам полномочиями и решимостью государственных структур выполнять волю народа и Вашу волю как Президента».
Авторы обращения уверены, что решительные действия Президента поддержит весь народ. «Вас поддержат лидеры мировой политики, которым уже не страшен СССР — тоталитарная сверхдержава, но страшны осколки колосса, в своем крушении дестабилизирующего мировой порядок».

Известия 20 декабря 1990


Это было Письмо 53-х нар. депутатов СССР:
"С надеждой и верой: К президенту Союза Советских Социалистических республик товарищу Горбачёву М. С.".

Лен КАРПИНСКИЙ,
политический обозреватель «МН»
"Уважаемый Михаил Сергеевич! Мы обращаемся к Вам с надеждой и верой»,— именно этими словами начинается так называемое «Письмо пятидесяти трех», направленное во время заседаний IV Съезда народных депутатов СССР президенту.

Чего же ждут от президента авторы этого не очень известного, но очень воинственного послания? Представьте, спасения «общественного строя, выстраданного в предельных тратах и жертвах, пронесенного сквозь невиданные катаклизмы последних семидесяти лет».

Но зачем, спрашивается, спасать строй, на создание которого, по справедливому выражению авторов письма, «ушел весь потенциал народной жизни»? Объяснять это они, разумеется, не собираются. Вообще, кроме звонких фраз, в этом сочинении ничего не содержится, если не считать одного: требования к президенту действовать «со всей решимостью», используя все данные ему полномочий. А «если конституционные формы воздействия окажутся неэффективными,— уточняет свою мечту пятидесятитрехголовый коллектив авторов,— предлагаем ввести чрезвычайное положение и президентское правление в зонах крупных конфликтов». Вот откровенная точка, ради которой , несомненно, писалась вся бумага.

Не обязательно прояснять, что делать (даже лучше не прояснять, чтобы развязать руки начальству). Намеренная неопределенность, невразумительность формулировок, стало быть, выполняет вполне определенную, заранее рассчитанную задачу: под видом «воли народа и воли президента» — так пишут авторы письма — спровоцировать и обосновать военно-административный произвол как якобы единственно возможный способ стабилизации положения в стране и, следовательно, заданную ей на будущее форму правления.

При этом инициаторов данной затеи не смущает то несомненное, многократно проверенное историей обстоятельство, что диктатура есть тот же хаос, только насаждаемый сверху самой властью. Или нам мало уроков прошлого, когда хаос массовых репрессий против «антисоциалистических пластов» (тогда они. как известно, назывались «врагами народа») быстро становился неуправляемым, приобретая характер настоящего социального помешательства? Попытка наведения дисциплины и порядка с позиции силы — это, повторяю, хаос, помноженный на уже существующий хаос, эскалация хаоса. Ибо что такое насилие, как не произвол, и что такое произвол, как не хаос политический, нагроможденный на хаос экономический, вызванный бойкотом рынка со стороны тех же властей? Всем, кто, ошалев от невзгод, уповает сегодня на «сильную руку» диктатора, следовало бы осознать подобное «соотношение» экономики и политики.
Но кто они, решившие толкать президента к очевидной пропасти? Весьма солидные люди, целое созвездие как крупных имен, так и крупных казенных величин. Тут генеральные и просто директора предприятий (в основном из оборонного комплекса), генералы — армейские и милицейские, иные писатели и главные редакторы некоторых журналов, немало академиков, есть, разумеется, и рабочие. В числе «пятидесяти трех» оказались даже патриарх всея Руси и министр культуры СССР — видимо, столпы народной духовности без чрезвычайных мер тоже скучают.
Не верится, чтобы такие люди рискнули пойти напролом, не надеясь задеть живые струны в душе самого президента. Нет, пошли потому, что были уверены в созвучии своих требований думам и делам самого президента. «Рискнули», так как увидели шанс попасть в струю и вмастить. И это самое тревожное из всех политических обстоятельств. Соблазн надавить на президента с «нужной стороны» налицо.
С понятием центра связано нечто твердое, определенная несущая конструкция, которая остается устойчивой при всех колебаниях флангов. Но мы попали в ситуацию, когда наиболее шатким, наиболее податливым к смещениям стал именно президентский центр. При такой зыбкости официального центра именно реваншистские силы из блока партийного, хозяйственного и военного аппаратов получают наибольшие возможности воздействовать на президентскую власть, становясь ее фактическим центром.
Кругом все чаще поговаривают, будто Горбачев стремится к диктатуре. Я сомневаюсь, чтобы лично Горбачев был пригоден на роль диктатора: не потянет, не то мировоззрение и не тот характер. Но именно те его качества, которые ему лично не дадут сыграть в нашем затянувшемся спектакле эту роль, позволяют использовать фигуру президента для того, чтобы попытаться протащить диктатуру. Диктатуру не Горбачева, а посредством Горбачева. Ему кажется, что он ловко управляет политическим процессом, между тем кто-то другой в этом процессе манипулирует им самим. Здесь мы наблюдаем типичную реакцию человека, стоящего на промежуточных позициях в условиях переходного времени. Когда само общество уже в пути, этот человек всегда на перепутье, возведенном в ранг особой позиции.


***
Публикация письма в оппозиционной Горбачеву "Литературной России" сопровождалось факсимильными подписями авторов. Так получилось, что я не заметил там подписи патриарха. И вот при очередной встрече с ним я говорю, что реакция на это письмо - резкая и негативная. И предлагаю дезавуировать сообщение о подписи патриарха. Святейший охотно соглашается: «Да я его не подписывал. Это мне министр культуры СССР Юрий Соломин позвонил, и попросил разрешения на мою подпись. Но само письмо я не читал…».
Я радостно рассказываю об этом на ближайшей пресс-конференции... А потом еще раз вглядываюсь в полосу газеты – и все же нахожу там хорошо знакомый росчерк патриаршей руки…

С той поры вопрос о том, могут ли святейшие патриархи врать, для меня закрыт.

***
Если у кого есть полный текст того письма, пришлите!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments