диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Худшая проповедь патриарха Кирилла

тут: http://www.patriarchia.ru/db/text/5085483.html

«В услышанных нами замечательных словах апостола — Мы имеем добрую совесть, ЧТОБЫ во всем поступать честно (см. Евр. 13:18) — соединились два наиважнейших понятия: совесть и честность. Причем совесть выступает как причина, а честность — как следствие».
Наверно, у нас с Патриархом разные Библии.
В моей сказано «мы имеем добрую совесть, ПОТОМУ ЧТО во всем желаем вести себя честно».

То есть если строить тут причинно-следственные отношения, то они оказываются ровно противоположными. «Моя совесть спокойна, потому что помыслы мои были чисты».

Редакторы патриаршей проповеди заметили эту разницу и потому поставили аккуратное «см.», то есть предупредили, что это непрямая цитата. Проблема в том, что именно на искаженном библейском тексте строится дальнейшая проповедь патриарха.

По патриарху «апостол Павел учит нас: честность там, где чистая совесть».
Но в греческом оригинале вообще не просматривается никаких причинно-следственных связок или условий. Букв.: «Мы добрую совесть имеем, желающе во всем вести себя хорошо».
И это не «учение», а оправдание, апология Павла.

Далее Патриарх от честности «переходит» к «чести».
«Если открыть знаменитый толковый словарь Даля, то для слов «честность» или «честь» мы найдем следующее определение: честь — это чистая совесть, это достоинство».

Даль-Далем, но в тексте апостола нет ничего про чью-то "честь". Там стоит простое греческое слово калос - "добро, хорошо". Что и передает слав. перевод: "добре хотяще жити". То есть автор Послания к евреям просто сказал: "Мы хотели как лучше...".

«Понятие «достоинство человеческой личности» является краеугольным в современном нерелигиозном философском взгляде на жизнь. Именно из понимания человеческого достоинства проистекает теория прав человека. Каждый человек обладает достоинством, а вместе с тем и правами. Но в светском взгляде на человеческое достоинство нет ничего, что связывало бы достоинство или честь с совестью».
Хм, а словарь Даля это не светский источник?
Но дело не в этом. Патриаршая риторика предполагает, будто концепция прав человека говорит о самооценке человека. На самом деле она говорит лишь о том, как государство должно смотреть на человека. Или, шире, - как любой «я» должен смотреть на любого «он».
Один из первых текстов идеологии прав человека – это американский Билль о правах. В нем, например, сказано: «В мирное время ни один солдат не должен помещаться на постой в какой либо дом без согласия его владельца; во время же войны это допускается только в порядке, установленном законом».
Предлагает ли Патриарх при «уплотнениях» руководствоваться какими-то этическими или церковными критериями? К хорошим и благочестивым прихожанам – не подселяем, а к тем, кто пропустил прошлый молебен – селим солдат? Грешники не должны быть в «защищенном состоянии» от произвола государства или толпы?
И как этот патриарший тезис совместить с осуждением абортов? Если права не присущи человеческому индивиду «от природы», вне зависимости от его «заслуг» - то какие могут быть права у эмбриона или младенца? Может, и права на жизнь у них нет?

Презумпция прав и достоинства каждого человека независимо от его заслуг, состояния банковских счетов и совести, вполне согласуется с христианской этикой: служи любому самарянину независимо от его «статусов» и подавай милостыню всякому просящему без сканирования его совести.

Патриаршая концепция близка к тому, что называется «меритократией»: права человека определяются его заслугами. Отслужил в армии – можешь жениться, строить дом, поступать в университет или на госслужбу (что-то такое, кажется, есть в современном Израиле)… За какие заслуги он сам в 28 лет стал ректором Духовной Академии, правда, неизвестно.

(Если бы он был просто усердным студентом, то не стал бы говорить:

«А что же тогда Бог Дух Святой? Это Божественная энергия, пред-вечно исходящая от Бога Отца. Ибо не было такого времени, когда эта энергия не исходила бы, и не будет такого времени, когда она перестанет исходить. Исхождение Духа Святого не истощает природы Отца и Его личности, как не истощает Его личности и Его природы предвечное, вневременное рождение Сына. Бог всецело присутствует в Своей энергии, которую Он передает всему творению — окружающему миру. Эта Божественная энергия не является частицей Бога Отца, но включает в себя всю Божественную жизнь, всю Божественную природу".
Энергии исходит от природы, а не от ипостаси. Исхождение безличностных энергий (благодати) от Божественной природы не то же самое, что исхождение ипостаси Духа от ипостаси Отца. Всецело Бог передает себя не творению, а только не-тварным Духу и Сыну. Подробнее https://diak-kuraev.livejournal.com/1270490.html)

Итак, митрополит пишет:



Но и модель меритократии не предполагает сканирование чужой совести. Громкие и доблестные подвиги можно совершать с нечистыми помыслами. Некоторые наши монахи усыновляют толпы детей ради привлечения толпы спонсоров (лишь один из украинских олигархов дает еп. Лонгину Жару 200 000 евро ежемесячно; даже 300 детей вряд ли могут проесть такую сумму).

Поэтому юридические модели акты и теории и не обращаются к «совести», к сокровенному. Они исходят из простого фиксирования «человеческого статуса». «Аще и вмале похож на человека» - считаем человеком с присущими ему правами. Право знает лишь одно исключение: один дурацкий закон, принятый опять же по патриаршей инициативе (это я про «оскорбление религиозных чувств»).

А сможет ли святейший ритор повторить сказанное им, но в отрицательной форме: «Не каждый человек обладает человеческим достоинством!». А еще лучше так: «Христос и евангельское учение не за каждым человеком признают человеческое достоинство, но только за людьми с чистой совестью!». И сделать практический вывод: прежде чем служить «ближнему», надо потребовать, чтобы он принес справку от епархиального духовника, что его совесть чиста, и канонических препятствий к честнОму обхождению с ним не имеется. Ибо нельзя же служить тому, что низко, неблагородно и бесчестно.
Мне все же всегда казалось, что с христианской точки зрения каждый человек – это принц, пусть украденный, переодетый, воспитанный разбойниками и даже забывший о своем изначальном благородстве. Собственно, поэтому и надо кланяться всякому встречному и кадить любому захожанину.


«Другими словами, не существует никакой внутренней связи между нравственной природой, нравственным законом и достоинством человека, а потому нет и никакой ответственности. Достоинство человеку присуще автоматически, а значит, ему автоматически присущи и все права. Каким бы человек ни был, хорошим или плохим, он находится в защищенном состоянии, потому что от него ничего не требуется, он по природе своей обладает и достоинством, и правами».

Интересно, а какой именно из вариантов «концепции прав человека» не предполагает никакой человеческой ответственности? Где патриарх такую концепцию слышал или читал?
Аналогичный вопрос – в какой именно из современных этических и юридических теорий утверждается, что «от человека ничего не требуется». Факт лишь в том, что для признания за человеком его фундаментальных прав от него и в самом деле не требуется никаких заслуг. Как ничего не требуется от младенца для его защиты.
Хотя, я полагаю, можно найти какого-то блогера, радикально отрицающего любые человеческие обязанности по отношению к обществу и ближним. Но если таковой и найдется - это будет маргинал, вряд ли заслуживающий постоянного обличения с патриаршей кафедры. Максимально близка к этому – идеология чайлд-фри. Неужто в день святого Николая именно с ними решил вести полемику Святейший Патриарх?

«Наверное, на том, что достоинство и права человека отрываются от его нравственной природы и нравственной ответственности, и основывается главное заблуждение современной цивилизации. Предполагается, что каждый, обладая правами и достоинством, совсем не ответственен перед своей совестью. Понятие совести вообще не существует».

Кем именно из создателей и лидеров современной цивилизации предполагал, что человек «совсем не ответственен перед своей совестью»?
И, кстати, не патриарх ли Кирилл гасил последние проблески совести в Калашникове?
«Моя душевная боль нестерпима, один и тот же неразрешимый вопрос: коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть и я, Михайло Калашников, девяноста три года от роду, сын крестьянки, христианин и православный по вере своей, повинен в смерти людей, пусть даже врага?» — спрашивал Калашников у патриарха за полгода до смерти https://iz.ru/news/563827.
«С болью в сердце вы пишете о том, что созданное вами некогда в благих целях оружие сегодня далеко не всегда используется для сохранения мира. Но важно понимать, что ответственность за это лежит не на изобретателе, а на тех злонамеренных людях, которые достижения технического прогресса обращают во вред ближним», - успокаивает Калашникова предстоятель Русской православной церкви. https://russian.rt.com/article/21225

Патриарх возмущается: «Понятие совести вообще не существует». Ну да, этого понятия не найти в концепции «Москва – третий Рим». Оно отсутствует в канонах Трулльского собора. Не нашел я слова «совесть» в Уставе РПЦ.
И в Конституции РФ слово «совесть» встречается лишь однажды. Причем не как обязанность граждан жить с чистой совестью, а как гарантия даже тем, у кого совесть лукава: «Каждому гарантируется свобода совести».
«Каждому», Ваше Святейшество! Будете настаивать на пересмотре Конституции?

И вновь скажу: правовые акты только вот этой нормой и должны ограничивать упоминание о совести.
А вот этические концепции, конечно, много говорят о внутреннем нравственном чувстве, о совести. Но тогда опять вопрос - в какой из современных западных этических концепций отсутствует упоминание о совести и не говорится о нравственных и социальных обязательствах человека?
Кроме того, в истории России правозащитники, отстаивающие либеральные права человека, веками ощущали эту свою борьбу именно как свою гражданскую обязанность и служение ближним. За что и встарь и ныне расплачиваются вполне реальными и болезненными ущемлениями своих собственных прав. А порой за отстаивание «нашей и вашей свободы» они платили «самой страшной, самой твердой в мире валютой!» (Галич. Баллада о Вечном огне).

И что же получается? А получается то, что мы сейчас видим: когда люди, устремляясь к достижению благ этого мира, попирают свое нравственное достоинство.

Это только сейчас такое "получается"? А, например, благочестивейшие жители Византии не устремлялись к достижению благ этого мира? Не попирали свое и чужое нравственное достоинство? По каким критериям и по какой статистике современное европейское общество объявляется наихудшим в истории с точки зрения этики? Ах да, там холодно: маловато костерков для еретиков и гомосексуалистов...

Ну, а про то, что чистая совесть лишь у того, у кого короткая память, уж вообще умолчу.

Как полагаете, что скажет типовой духовник типовому прихожанину, если тот на исповеди скажет «моя совесть чиста», «я имею добрую совесть, чтобы во всем поступать честно»? Он скажет - «да ты в прелести!».

А раз в прелести вся патриаршая паства, то у нее и не может быть никакого достоинства, чести и никаких прав. Паства же…
Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

А теперь приведу эти мысли патриарха вместе:

«теория прав человека. Каждый человек обладает достоинством, а вместе с тем и правами. Но в светском взгляде на человеческое достоинство нет ничего, что связывало бы достоинство или честь с совестью. Другими словами, не существует никакой внутренней связи между нравственной природой, нравственным законом и достоинством человека, а потому нет и никакой ответственности. Достоинство человеку присуще автоматически, а значит, ему автоматически присущи и все права. Каким бы человек ни был, хорошим или плохим, он находится в защищенном состоянии, потому что от него ничего не требуется, он по природе своей обладает и достоинством, и правами. А вот апостол Павел учит нас другому: честность там, где чистая совесть. И удивительно, что и Даль в своем толковом словаре связывает эти понятия, почти повторяя апостола Павла: не могут быть честь и достоинство без чистой совести».
То есть патриарх полагает, будто тут он преподносит не свою сиюминутную и довольно своекорыстную политико-пропагандистскую конструкцию, а учение апостола Павла. Это, оказывается, апостол Павел учит «другому», чем теория прав человека. То есть апостолу Павлу приписываются следующие тезисы:
«плохого» человека закон защищать не должен
«плохие» люди не обладают правами
«плохие» люди лишены человеческого достоинства.

К русскому миру послания апостола Павла чтение…
Не-аминь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 163 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →