диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Преподобный Серафим: от жития к биографии



игумен Петр Мещеринов:

Вышла книга Валентина Степашкина "Серафим Саровский". Написана она, на мой взгляд, не очень хорошим языком; но автор не литератор, и главное в книге не это. Главное — что автор является учёным, исследователем, и что он строит жизнеописание своего героя и разбор его наследия на основании архивных документов, с которыми он работал. (Жалко, что Валентин Степашкин занимался только документами, связанными с преп. Серафимом Саровским. Если бы он "брал шире", то не допустил бы грубого "ляпа" в своей книге — он упоминает про нынешние "нетленные мощи" преп. Александра Свирского как про подлинное чудо Божие, в то время как эти "мощи" — фальшивка.) Автор очень почитает преподобного, поэтому он редко делает какие-либо определённые выводы, а просто приводит то, что соответствует документам (впрочем, — что относится к недостаткам книги, — обильно разбавляя их пространными экскурсами во второстепенные вещи). Но от выводов никуда не деться, потому что из документов видно следующее:
1. Колокольни не было.
2. Камня не было.
3. Кормления медведя не было.
4. Разбойников не было.
5. Беседы с Мотовиловым не было...
Ну и так далее. Думаю, что сказанного уже достаточно. Мотовилов разобран по косточкам — психически нездоровый человек, всё, что с ним связано, не заслуживает доверия. Про "заместительную смерть" Елены Мантуровой и вовсе не сказано ни слова — и в самом деле, совестно такое приводить в жизнеописании, основанном на документах. Общение батюшки Серафима с дивеевскими сёстрами (по некоторым свидетельством последних) приведено, но оговорено, что старец, конечно, такого не мог говорить (ибо если это правда, то это чистое хлыстовство, в котором обвиняют преп. Серафима старообрядцы, — добавлю я уже от себя). В итоге преп. Серафим предстаёт пред нами как человек-загадка. Достоверно можно о нём сказать очень немногое, всё остальное — фантазии разной степени вероятности.

Говорил я об этом с одной моей доброй знакомой. Она сказала: "ну да, конечно, но простой народ-то во всё это верит... что же сделаешь. Пусть, вреда-то нет". И многие так считают — но я с этим решительно не согласен. Вред есть — он заключается в том, что в церковную жизнь вносится ложь, что таким образом и формируется "православная субкультура", которая порой прямо противоположна истинному христианству. И это не шутка, не частное дело — в Курске стоит памятный знак: "на этом месте упал с колокольни...", камень вделывается в иконы и возится как святыня по городам и весям... Что это, если не дезориентация, не подмена Евангелия Христова "бабьими баснями" (1 Тим. 4, 7)? И ведь долг церковного пастырства — отстаивать правду, а не потакать кликушеству полуязыческого народа; но, увы, похоже, осознание этого современными пастырями — дело будущего, и скорее всего не совсем близкого...

Очень полезная книга (несмотря на указанные недостатки), и я её всячески рекомендую

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1612438265498618&set=a.111116205630839.16589.100001973797716&type=3&theater

см. также
http://pravsarov.su/content/news/6436/6437/6499.html


***

О медведе:

необходимо рассказать об известном событии, произошедшем на Дальней пустыни. Там существовал пчельник, который привлекал к себе медведей, обитавших в окрестных лесах. Известно несколько воспоминаний о кормлении отцом Серафимом медведя. Самое интересное принадлежит иеромонаху Иоасафу. В его «Сказании» присутствует «Рассказ старицы Дивеевской обители Матроны Плещеевой», повествующий о кормлении старцем медведя.

Насколько же это описание соответствует действительности?

Во-первых, Матрона была слишком юной, когда отец Серафим жил на Дальней пустынке.
Во-вторых, в Отделе рукописей РГБ, в фонде митрополита Филарета, обнаружено дело под названием «Выписка из книги о жизни и подвигах Серафима Саровскаго 1849 г. (рассказ монахини, как она выдумала чудо Серафима Саровского)»: «В книге Сказание о жизни и подвигах Старца Серафима (по изданию 1849 года на странице 142 и по изданию 1856-го на странице 118) помещен рассказ старицы Дивеевской обители Матроны Плещеевой о том, якобы она, бывши у отца Серафима, видела, как он кормил медведя и как по благословению старца и она кормила того медведя, но сей рассказ вымышлен иеромонахом Иоасафом, как объявила сама Плещеева перед смертью.
Долго страдая от водяной болезни, она привела себе на память забытый ею грех и в сознании, что Господь не посылает ей смерть, ожидая ее раскаяния во лжи, призывает к себе начальницу Екатерину Васильевну Ладыженскую и монастырского духовника, священника Василия Садовского и при них объявляет, что она научена Иоасафом и согласилась принять на себя и, в случае посещения обители членами Царской Фамилии, рассказать, якобы видела она, как батюшка отец Серафим кормил медведя и как сама она кормила, чего вовсе не видала...
Сделав это признание, Матрона вскоре скончалась».

Приведенный документ не является официальной бумагой с подписями и печатями, но тем не менее в событиях, именах и фамилиях противоречий нет.

Вот что говорит игумен Саровской пустыни Исайя (Путилов) в письме от 7 декабря 1849 года иеромонаху Авелю (Ванюкову): «О медведе: У Старца Серафима в Пустыне был подле кельи пчельник, и несколько пеньков пчел. Обыкновенно осенью медведи ходят у нас по лесу, вот пришол было к пчельнику, у Старца хотел верно пообедать и начал ломать забор. — Старец ощутил гостя, постучал по забору, кинув укруг хлеба и медведь ушел»157.

Иоасаф (Толстошеев) в своей книге, конечно, очень красочно описал случай с медведем, но это вымысел автора, основанный на истинном событии.

Но в книге Иосафа можно найти и явно фантастические истории. Например, рассказ «О кроте», в котором автор якобы застал старца Серафима посреди картофельных гряд у Дальней пустыни, сокрушающегося над четырьмя-пятью картофелинами, попорченными кротом. Пустынник «с непостижимо сладкою скорбию повторял; вот-вот, видишь, никак им нет дороги чужие труды снедать!

Мне было удивительно и приятно смотреть на его детский ропот. Тогда как он обыкновенно не отгонял от себя ни одного насекомого, во время трудов своих, и не только давал им насыщаться своею кровью, но еще в это время в восторге духа, пел свои любимые священные антифоны...».
вот тут происходит самое необычное: между гряд появляется крот, который становится жертвой хищной птицы. «Долго слышался писк попавшегося крота, пока они совершенно не скрылись из виду.

Трудно передать, с каким детским довольством смотрел отец Серафим на все происходившее. — О, о! Вот так-то, так-то чужие труды снедать! — повторял он»158.
Читая эти строки, даже представить невозможно, что отец Серафим мог радоваться гибели безобидной
твари.

сс. 173-175
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 211 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →