диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Торжество политической интриги

"Лидеры иконопочитателей проводили очень мудрую тактику: они легко давали отпущение грехов мирянам, но епископов, священников и диаконов принимали обратно лишь в качестве мирян"

Афиногенов Д. Е. Что погубило императора Льва Армянина? // Мир Александра Каждана Спб., 2003, с. 214.

Речь идет о приеме чиновников из иконоборческой ереси при смене режима.

***
Эта тактика была противоположна той, что на Седьмом Вселенском Соборе предложил св. Тарасий, патриарх Константинопольский: принять клириков, принявших священный сан из рук иконоборческих епископов (и самих этих епископов) в сущем сане – через покаяние.

Через несколько десятилетий иконоборческая волна поднялась вновь (хотя и в гораздо менее резкой форме). Вновь в течение нескольких десятилетий в Константинополе правили императоры и патриархи, чьи взгляды были в стороне от православия.

Когда же православие было восстановлено, то св. Мефодий, став Патриархом Константинопольским, лишил сана более 20 000 клириков, которые были в общении с предыдущим иконоборческим патриархом
(см. Житие Св. Мефодия. Цит. по: Афиногенов Д. Е. Константинопольский патриархат и иконоборческий кризис в Византии (784-847). М., 1997, с. 89).

Свои действия св. Мефодий (сам рукоположенный во пресвитера в Римской Церкви, незатронутой иконоборчеством) объяснял так:

«Священников и левитов, поставленных Тарасием и Никифором, блаженными и православными отцами и братьями нашими, но уклонившихся от истины и сошедших с прямого пути, если они покаются всей душой, и осудят себя за неразумие, и в сожалении покажут всеми помыслами достойное покаяние, и отвергнут и анафематствуют начальников ереси, и объявят, что впредь будут хранить православие до смерти — следует принять их и вернуть в принадлежащий им сан. Но вот ныне, когда исполнилось три года, мы так и не узнали ни у одного из них никакого плода покаяния, проявляющегося в виде каких-то смиренных речей и суровости жизни или добровольного уединения, — ибо никто из них совершенно не пожелал отбросить и отложить спесь, которой они не к добру научились у тех безбожных еретиков, никто не сосредоточился на самом себе, как исполненный стыда, не стоял вдали от святого места, над которым надругался, опасаясь даже с одной стороны взглянуть на божественную святыню, едва открывая глаза и тут же снова закрывая их, словно олицетворяя мытаря и научаясь от него, чтобы получить от человеколюбивого Бога подобное тому оправдание. Но всякий из них, не моргнув глазом, взирает на опозоренные из-за них храмы и без смущения — на любого из нас, кто попадется навстречу, и смотрят вперед грозно, словно вышестоящий, а встретившегося по-бычьи меряет с головы до пят и снова от ног до макушки косым взглядом и горящими зрачками, и если сам заговаривает или отвечает в разговоре, слово его жесткое и язвящее. Итак, из-за этого мы не предпочли ни первого по рукоположению последнему, ни последнего первому»
(Св. Мефодия, патриарха Константинопольского, послание патриарху Иерусалимскому о низложении отступивших священников. // Афиногенов сс. 180-181).

Как видим, лишены были сана не только все те клирики, что были посвящены за предыдущие 18 лет, но и те, кто были посвящены ранее, но не разорвали церковного общения с иконоборчествующими властями.

Впрочем, следующий константинопольский патриарх – св. Игнатий (это тот св. Игнатий, у которого потом очень не сложились отношения со св. Фотием) - через полтора года восстановил низложенных Мефодием клириков (Афиногенов с. 109)…

Еще более характерно то, что Церковь практически предала забвению этот поступок св. Мефодия. В учебниках церковной истории и в его нынешнем Житии умалчивается об этом его совершенно уникальном для церковной истории решении (более всего поражает в нем то, что решительно осудив клириков, которые хотя бы просто находились в церковном общении с патриархами-иконоборцами, св. Мефодий преподал письменное прощение душе умершего к этому времени императора-иконоборца Феофила).

Более того – в книге Лебедева утверждается: «Мефодий, ведя борьбу с остатками иконоборчества, достаточно строго относился к тем из духовенства, кто продолжал упорно держаться иконоборческих идей: такие упорные лишались своих кафедр. Но эта строгость не переходила должных границ; если кто-либо из духовенства и был виновен в присоединении к партии иконоборческой, однако же в настоящее время исповедовал себя православным, такового он наставлял на путь истинный и не лишал занимаемого им места. Меры патриарха были вполне благоразумны, но не все в среде духовенства смотрели на них одобрительно» (Лебедев А. П. История разделения церквей в IX, X, и XI веках. Спб., 1999, с. 18).

Ссылку Лебедев дает только на «Житие Игнатия», то есть следующего после Мефодия патриарха, который как раз отменил репрессивные меры Мефодия. Автору жития, Никите Пафлагону, жившему в начале 10 века, могло казаться уместным сгладить противоречия в деятельности двух святых патриархов.

https://diak-kuraev.livejournal.com/602297.html

О политическом контексте тут
https://diak-kuraev.livejournal.com/761263.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →