?

Log in

No account? Create an account

July 28th, 2009

Сегодняшний миф, кочующий из одного церковного издания в другое, звучит так:

«Стояла зима 1941 г. Немцы рвались к Москве. Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран друг и молитвенник за нее из братской Церкви – Митрополит гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриархат). Он решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Каждое утро владыке приносили сводки с фронта о числе убитых и о том, куда дошел враг. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа Российского. Если все, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет. «Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда, – сдавать нельзя. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Когда война окончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена".
Владыка связался с представителями Русской Церкви, с советским правительством и передал им все, что было определено. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы, переданные митрополитом Илией в Москву. Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить все, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение… 20 000 храмов Русской Православной Церкви было открыто в то время. Вся Россия молилась тогда! Молился даже Иосиф Сталин (об этом есть свидетельства). Тогда же были открыты духовные семинарии, академии, возобновлена Троице-Сергиева Лавра, Киево-Печерская Лавра и многие монастыри. Было решено перенести мощи святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси в Богоявленский собор.
В 1947 г. Сталин исполнил свое обещание и в октябре пригласил митрополита Илию в Россию. Он побоялся не исполнить указания Божией Матери, ибо все пророчества, переданные владыкой Ливана, сбылись. Перед приездом гостя Сталин вызвал владыку Алексия, ставшего тогда уже Патриархом, и спросил: "Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?». Святейший предложил подарить митрополиту Ливанскому икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными каменьями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры изготовили панагию и крест. Тогда же Правительство наградило его Сталинской премией за помощь нашей стране во время Великой Отечественной войны.
От премии владыка отказался, сказав, что монаху деньги не нужны: "Пусть они пойдут на нужды вашей страны. Мы сами решили передать вашей стране 200 000 долларов для помощи детям-сиротам, у которых родители погибли на войне", – сказал митрополит Илия... Всего несколько лет назад отошел митрополит Илия Ливанский ко Господу в возрасте 97 лет. В некрологе "Журнала Московской Патриархии" было сказано, что Блаженнейший Патриарх Антиохии и всего Востока Илия IV был другом и молитвенником нашей Родины» Из неоднократно переиздававшейся статьи «Чудеса иконы Казанской Божией Матери
».
(См., например: Россия перед вторым пришествием. т. 2. М., 1998, сс. 269-274. и http://www.tropinka.orthodoxy.ru/ikonosta/bogorodi/kazanska.htm).

Увы, все это неправда. Collapse )

Патриарх о Голодоморе

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после возложения цветов к мемориалу жертвам массового голода

http://www.patriarchia.ru/db/text/705092.html

Благодарю Вас, господин Президент, за добрые слова в мой адрес.

Мне хотелось бы особенно ясно сказать сейчас всем, у кого, может быть, возникают сомнения по поводу правомерности моего присутствия на этом месте: мы вспоминаем жертв голода — того самого голода 1932-1933 годов, который лично ко мне имел самое непосредственное отношение.

Я сегодня рассказал господину Президенту о том, что мой дед — исповедник, около тридцати лет просидевший в тюрьмах и лагерях только за то, что он боролся за сохранение веры Православной, — был в это страшное время арестован. И когда его забирали — а дело было в Поволжье — то бабушка обратилась к нему и сказала: «На кого же ты нас оставляешь? Ты видишь, что голод идет, мы же все погибнем!». Тогда дед сказал: «Я иду страдать за Христа — волос не упадет с вашей головы». И вот когда в доме не осталось ни одного грамма муки, бабушка испекла вечером для семерых детей лепешечки, раздала им и сказала: «Дети, у нас нет ничего, что мы завтра сможем покушать. Мы завтра начнем умирать». А ночью произошло то, что я как верующий человек называю чудом. Раздался стук в окно, и услышала моя бабушка голос: «Хозяйка, выходи, принимай товар». Вышла — никого, а рядом с дверью стоит большой мешок муки. Этот мешок муки спас мою семью и дал возможность родиться мне.

Я позволил себе рассказать эту историю потому, что голод — страшный голод, порожденный совершенно конкретными политическими причинами и усугубленный еще и природными катаклизмами, — привел к тому, что огромное число людей погибло в Украине, в Поволжье, в Северном Кавказе, на Южном Урале, в Западной Сибири, в Казахстане. Это общая беда всего нашего народа, который в то время жил в одной стране. Поэтому нет ничего удивительного, что мы молимся о безвинных жертвах, мы вспоминаем тех, кто погиб.

Вспоминая их, мы молимся одновременно, чтобы никогда ничего подобного больше не произошло, а также чтобы никогда такого рода события в нашей истории не полагались в качестве некой преграды для братского общения, чтобы никогда из этих трагических обстоятельств нашей истории не проистекала братоненавистническая историософия. Мы должны вместе молиться и работать для того, чтобы мир стал лучше, чтобы народам нашим лучше жилось, чтобы никогда безвинные жертвы не уходили к Богу в мирное время.

Я хотел бы с удовлетворением оценить этот первый, еще не закончившийся день пребывания здесь, на Киевских холмах, в столице Украины. Я имел уже возможность соприкоснуться с нашим верующим народом, как в Лавре, так и на улицах Киева, беседовать с людьми, председательствовать на первом в истории заседании Священного Синода Русской Церкви в Киево-Печерской Лавре, иметь беседу с господином Президентом. Мы обсуждали религиозную ситуацию здесь, в Украине. Конечно, разделение Православия является большим вызовом и большой проблемой.

Сегодня мы чествуем, и завтра будем особо праздновать память святого равноапостольного Владимира, князя и просветителя, который великим деянием — Крещением Руси — содействовал тому, чтобы была основана наша Поместная Церковь, которая существует тысячу лет.

Эта Церковь, господин Президент, существует. Есть Поместная Церковь в Украине!

Если бы ее не было, не было бы сегодня Украины. Но на теле этой Церкви образовались раны, и раны надо уврачевывать — молитвой, осмыслением того, что со всеми нами произошло и происходит.

Но самое главное — исцеление придет тогда, когда мы сумеем в сознании своем сопрягать очень важные истины. Первая истина — в том, что паствой церковной являются все крещеные православные люди. Вне зависимости от их политической ориентации, от их симпатий или антипатий, от их понимания истории — это все паства единой Поместной Церкви. Если мы не будем проецировать на церковную жизнь наши политические предпочтения, то освободим нашу дискуссию от того фона, который сегодня так отягощает размышления о будущем Православия в Украине.

Я верю в то, что так и будет. Я верю, что размышления о Православии в Украине должны сопровождаться молитвой, духовным подвигом и что по милости Божией, по молитвам Киево-Печерских преподобных — мы в двух шагах от их мощей — будут преодолены разделения, и народ, вне зависимости от своих политических предпочтений, симпатий или антипатий, будет питаться от единого духовного источника — от Православной Церкви, основа которой была положена святым равноапостольным князем Владимиром.

Я благодарю вас, господин Президент, за то что Вы подчеркнули духовный, пастырский характер моего визита. Патриарх Московский и всея Руси живет в Российской Федерации, в городе Москве. Но это Патриарх Московский и всея Руси. И скажу больше, при образовании Московского Патриархата в Томосе, который был подписан Константинопольским Патриархом и который был принят потом всеми Восточными Патриархами, было сказано: Патриарх Московский, всея Руси и всех Северных стран. И до упразднения Патриаршества при Петре Первом так и подписывались Московские Патриархи.

В этом нет никакого империализма, никакого господства одних над другими, но есть ясная православная экклезиология: Патриарх — это отец для всех. Вне зависимости от того, какого цвета паспорт в кармане, вне зависимости от того, в каком мы государстве живем, — он отец всех тех, кто принадлежит к Православной Церкви, входящей в единую юрисдикцию, возглавляемую Патриархом.

Я как Патриарх приложу все силы к тому, чтобы по милости Божией преодолелись разделения. Господь нам укажет пути, я верю в Его водительство. В отличие от светских политиков, я не склонен к тому, чтобы делать некие конкретные прогнозы. Нужно отдать свое сердце и свой ум Господу. И пусть сила Святого Духа ведет нас по правильному пути. Сопрягая молитву с трудами и, что самое главное, с честным, открытым и ясным подходом к тем проблемам, которые существуют в Украине, думаю, с Божией помощью мы все вместе сможем преодолеть существующие преграды.

Пользуясь случаем, я хотел бы пожелать народу Украины мира, процветания, благополучия. Дай Бог всем вам многая лета, силы, крепости и помощи Божией в вашей жизни. Храни вас Господь!
Отнюдь не покаяние и не отчаяние руководило Сталиным при организации встречи с митрополитами в сентябре 43 года, а необходимость взять под контроль церковную жизнь на освобождаемых территориях Советского Союза: в оккупированных немцами областях люди сами открывали храмы – и оккупанты им в этом не препятствовали . Общеизвестны явления массовых крещений в храмах, открытых на оккупированных территориях. Во время таких крестин в станице Кущевской Кубанской области игумену Георгию на вопрос «Куда вы так спешите?» давали весьма характерный ответ: «Каждый день дорог, батюшка, может раньше, чем прибудет постоянный священник, опять наши придут и опять конец церкви...» (Русское возрождение. Париж. 1982. № 18, сс. 113-117).
Существуют архивные документы, свидетельствующие, что осенью 1942 года разрабатывались планы проведения Поместного Собора в Ростове-на-Дону или Ставрополе с целью избрания Патриархом митрополита Берлинского и Германского Серафима (Лядэ) - немца по национальности, находившегося в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви и тесно сотрудничавшего с некоторыми ведомствами нацистской Германии.

Высшее политическое и военное руководство СССР и лично Сталин внимательно следили за настроением населения на оккупированных территориях. По линии военной разведки и НКВД, а также от руководителей партизанского движения они постоянно получали сообщения о том, что германская военная и гражданская администрации способствуют открытию православных храмов и деятельности духовенства среди населения. В Политическое управление Северо-Западного фронта постоянно приходили шифровки, в которых этой проблеме уделялось большое внимание. Вот как в одной из них оценивалась немецкая религиозная политика в 1942 году: "Немецкое командование широко использует в своих целях Церковь. Ряд церквей, особенно в Дновском районе (Псковской области), восстановлены и в них проходит богослужение… Особенно большая служба была в городе Дно в июле с крестным ходом по случаю годовщины оккупации города… На этом сборище присутствовали представители германского командования" (Смирнов В. А. Операция «Послушники». Советская разведка и Русская Церковь в годы войны // НГ-Религии 18 мая 2005.) .

И уж тем более был значим религиозный фактор на Украине. Осенью 1943 года Красная Армия вышла к границам Украины. Предыдущие два года показали, что далеко не все украинцы стремятся к вхождению в Советский Союз. Им, конечно, и немцы не любы, но и москали и «жидокомиссары» – не милы. Было очевидно, что украинская партизанщина может повернуться и против красных (как это уже бывало в годы Гражданской войны). Чтобы националистическое движение не приняло религиозные черты, Сталину было важно взять под свой контроль возродившуюся религиозную жизнь в районах оккупации. А для этого необходима была структура, лояльная, проверенная и находящаяся в Москве.

4 сентября 1943 г. на ближней даче в Кунцеве Сталин собрал совещание, в котором участвовали Г. М. Маленков и Л. П. Берия. На совещании присутствовал полковник НКГБ Г. Г. Карпов. Перед этим он служил в штабе партизанских отрядов на Украине, так что он был в курсе происходящего за линией фронта церковного возрождения. Вот в этом кругу и было решено провести встречу Сталина с митрополитами. Тут же из кабинета Сталина полковник Г. Г. Карпов позвонил митрополиту Сергию.

Дополнительную срочность подобной встречи диктовала близость приезда официальной английской делегации в Москву. В составе делегации ожидался и архиепископ Кентерберийский (англиканская Церковь является государственной церковью Великобритании) - и нужно было найти для него партнера с надлежащим официальным статусом . Генерал КГБ Судоплатов говорит, что «неофициальные зондажные просьбы Рузвельта улучшить политическое и правовое положение Православной Церкви, переданные через Гарримана Сталину, очевидно, убедили его пойти навстречу союзникам и вести по отношению к Церкви менее жесткую политику. Сталин сделал неожиданный шаг: разрешил провести выборы Патриарха Русской Православной Церкви» (Судоплатов П. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. М., 1997, с. 191).

Красная армия шла в Европу. На пороге новых стран надо было снизить вероятность сопротивления местного населения. Поэтому коммунизм должен был обрести более человечное лицо.
Так что отнюдь не «молитвенный ресурс» Русской Церкви интересовал Сталина, а ее дипломатические и пастырско-патриотические возможности. Поэтому на встрече Сталина с митрополитом Сергием вечером 5 сентября 1943 года были министр иностранных дел – Молотов, и специалист по оккупированным немцами территориям – Карпов.

Сталин умен. Прагматичен. Циничен. Его решение использовать Церковь вместо ее окончательного уничтожения ничего общего не имеет с христианским пониманием покаяния.
Предыдущий состав утверждался заседанием Синода от 24.12.2004 журнал 109

Выбыли:
• Архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий, Ректор Тобольской Духовной Семинарии;
• Архиепископ Львовский и Галицкий Августин, Председатель Богословской комиссии Украинской Православной Церкви; (по должности вместо него еп Антоний)
• Архиепископ Тихвинский Константин, Ректор Санкт-Петербургский Духовных Академии и Семинарии; (по должности вместо него еп. Амвросий)
• Епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий.
• Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев), доцент Санкт-Петербургской Духовной Академии;
• Архимандрит Иоанн (Экономцев), Председатель Отдела по религиозному образованию и катехизации; (но его преемник по должности еп. Меркурий не вошел)
• Протоиерей Николай Забуга, Ректор Киевских Духовных Академии и Семинарии;
• Игумен Андроник (Трубачев), доцент Московской Духовной Академии;
• Протоиерей Леонид Грилихес, заведующий кафедрой библеистики Московской Духовной Академии;
• Священник Александр Болонников, секретарь ученого совета Минской Духовной Академии; (вместо него ректор МинДА архим Иоасаф)
• Диакон Николай Лосский, профессор Свято-Сергиевского Богословского института;
• А.В.Данилов, заведующий кафедрой религиоведения Богословского факультета Минского Государственного Университета;
• Б.А.Нелюбов, профессор Московской Духовной Академии.



"Новички":

Архиепископ Бориспольский Антоний, председатель Богословско-канонической комиссии Украинской Православной Церкви, ректор Киевской Духовной академии;
Епископ Гатчинский Амвросий, ректор Санкт-Петербургской Духовной академии;
Епископ Бобруйский и Быховский Серафим, первый проректор института теологии Белорусского государственного университета;
Архимандрит Иоасаф (Морза), ректор Минской Духовной академии;
Архимандрит Кирилл (Говорун), председатель Отдела внешних церковных связей Украинской Православной Церкви;
Протоиерей Кирилл Копейкин, доцент, секретарь Ученого совета Санкт-Петербургской Духовной академии;
Протоиерей Андрей Новиков, клирик Одесской епархии;
Протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела Русской Православной Церкви по взаимоотношениям Церкви и общества; (но он был в составе Комиссии с 1998 по 2004)
Иеромонах Савва (Тутунов), секретарь Управления делами Московской Патриархии, преподаватель Московской Духовной академии;
Священник Димитрий Юревич, проректор Санкт-Петербургской Духовной академии;
Священник Михаил Желтов, заведующий кафедрой литургики, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, доцент Московской Духовной академии;
Священник Владимир Хулап, преподаватель Санкт-Петербургской Духовной академии;
Бурега Владимир Викторович, преподаватель Киевской Духовной академии;
Зубов Андрей Борисович, профессор, заведующий кафедрой истории религий Российского православного института святого Иоанна Богослова;
Козырев Алексей Павлович, заместитель декана философского факультета Московского государственного университета
Легойда Владимир Романович, председатель Синодального информационного отдела Русской Православной Церкви;
Малер Аркадий Маркович, председатель Византийского клуба «Катехон» при Институте философии Российской академии наук;
Малков Петр Юрьевич, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета;
Фокин Алексей Русланович, главный редактор Центра библейского-патрологических исследований Синодального отдела по делам молодежи, старший научный сотрудник Института философии Российской академии наук;
Хоружий Сергей Сергеевич, директор Института синергийной антропологии

Tags:

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com