January 26th, 2010

Иитервью Российской газете об учебнике

Кто-то там наверху любит меня

диакон Андрей Кураев о том, почему трудно писать учебник о вере

Российская газета 26 января 2010 Елена Яковлева

Известный богослов, диакон Андрей Кураев, за довольно короткий срок написал учебник по основам православной культуры, который уже рекомендован как основной. О том, как искался ключ к предмету, чем доволен и недоволен сам автор, наш разговор с ним.



Российская газета/ Сколько времени вы писали учебник, отец. Андрей?

 Диакон Андрей Кураев/  Патриарх сказал мне "надо" в конце марта. Я решил, что в сентябре устроюсь на работу в какую-нибудь школу рядом с домом. Буду общаться с детишками, вчитываться в другие учебники, копить материал.  И при этом искать специалистов, с которыми я был бы созвучен... А эксперимент, думал я, пока пойдет по какой-то из наспех доработанных уже существующих программ.
Но уже в августе Святейший Патриарх сказал: учебник должен быть новый. Ибо какой смысл обкатывать в эксперименте то, что дальше не пойдет?


РГ/ Как вы для себя определяли, что такое православная культура?

Кураев/ Английский социолог Бронислав Малиновский считает, что культура - это те наши поступки и действия, которые не могут объяснены, исходя из анатомии и физиологии человека.
Основы культуры – это мир ценностей, с оглядкой на которые и совершаются собственно человеческие поступки. Значит, основа, фундамент православной культуры – это христианская вера, Евангелие, представление о добре и зле, характерное для православия. Основы – это корни, а не вершины. Поэтому можно говорить об основах православной культуры, не говоря о вершинной точке развития нашей культуры - о дивных рублевских иконах. Но нельзя говорить об основах православной культуры, не сказав о заповедях блаженств или о мотивах принятия монашества. Впрочем, и вершиной православной культуры являются не иконы Андрея Рублева, а сам Андрей Рублев.Collapse )

The New Times Проблемы с этикой

Проблемы с этикой.
От работы над созданием нового государственного учебника «Основы религиозных культур и светской этики» отказались ведущие светские ученые. Они заявили о попытке ввести в школы религиозную пропаганду.

Что происходит — разбирался The New Times

Учебник — один из главных проектов патриарха Кирилла. После многолетних споров о допустимости преподавания православия в школах, казалось, был найден компромиссный вариант. На встрече с представителями духовенства 21 июля 2009 года Дмитрий Медведев заявил о старте образовательного эксперимента. Уже этой весной, начиная с последней четверти, четвероклассники девятнадцати российских регионов будут учить новый предмет — «Основы религиозных культур и светской этики». Курс делится на шесть частей, он должен рассказать школьникам о четырех наиболее распространенных в России религиях: православии, исламе, буддизме и иудаизме. Содержит он и две светские части: история религиозных культур и светская этика. Родители школьников должны выбрать из этого богатства один раздел, по которому ребенок будет заниматься полгода — последнюю четверть 4-го класса и первую четверть 5-го. Такую концепцию курса в Минобрнауки сформировали в сентябре 2009 года. Директор министерского департамента государственной политики в области образования Игорь Реморенко тогда отмечал, что «все модули нового курса будут носить абсолютно светский, культурологический характер: преподавание будет вестись обычными учителями по светским учебным пособиям».

Легенды и анекдоты
Но вскоре выяснилось, что писать три религиозные части пособия (кроме текста об исламе, его готовит педагог Диляра Латышина) поручили представителям конфессий, а не ученым-религиоведам. «На кафедру по поводу учебника даже не обращались», — удивляется завкафедрой религиоведения философского факультета МГУ Игорь Яблоков. Православный раздел подготовил протодиакон Андрей Кураев, буддийский — Бабу-Лама, а иудаистский — помощник Берл Лазара Андрей Глоцер. Collapse )