October 26th, 2010

Ченстоховская икона - воплощенный экуменизм

К сожалению, остается совсем не выясненной история почитания на Руси богородичной иконы, перенесенной затем в Ченстохову. Древние русские святцы и месяцесловы не упоминают о ней. В печатных же месяцесловах XIX века день ее почитания — 6 марта, тогда как по католическим календарям — 27 августа. Празднование 6 марта, скорее всего, установлено как книжная догадка. Именно под этим числом в месяцесловах значится обретение императрицей Еленой креста в Иерусалиме, с чем легенда связывает и находку нашей иконы. Установление определенного дня празднования иконы произошло, видимо, в связи с тем, что в 1813 году после взятия русскими войсками Ченстоховы в Казанском соборе в Петербурге была поставлена копия иконы.Collapse )

Апокалипсис - книга о Христе, а не об антихристе

Очень необычное толкование Апокалипсиса находится в книге: митр. Иерофей Влахос. Господские праздники. Симферополь, 2002.

В ней разбираются те места книги Откровения, где говорится об Агнце. Зато антихрист упоминается вскользь. И это очень церковная перспектива чтения.

Кстати, цитата:


Св. Арефа подчеркивает различие между рогами зверя и рогами Агнца; они лишь кажутся агнчими, «поскольку он старается казаться снисходительным, чтобы обольщать людей», по той причине и существует «подобие между рогами, то есть славой» (с. 454).

Внук преп. Серафима Саровского

Продолжаю перебор книг, купленых вчера у букиниста.

"В ночь на 8-е число скончался в новой монастырской больнице курский мещанин Иван Михайлов, старичок лет 80-ти служивший у Антимоновых по торговой части. С поступления его 23 ноября в больницу страдавший глухотой, водянкой и одышкой, затруднявшей его дыхание.
По сложенным всегда, трем перстам правой его руки, узнали от него, что он по наставлению родного (по отцу) деда своего, Старца о. Серафима Саровского, проходит молитву Иисусову. Он пользовался советами и наставлениями Старца, хаживал к Отцу Серафиму в Пустыньку. Однажды застал у него медведя, которого кормил Старец, и испугался такого неожиданного гостя. Старец сказал ему: "Не бойся, он ничего тебе не сделает, это мой послушник", и, погладивши медведя по хребту, сказал зверю: "Ну, ступай ты в свое место". Медведь удалился.
Дедушка Отец Серафим так учил своего внука молитве Иисусовой, вместо четок, которые ему, как мирянину не всегда удобно иметь при себе, то чтобы приучить себя к молитвенной памяти, иметь всегда сложенными три перста правой руки, и тем напоминать себе о Иисусовой молитве.
Иван Михайлович так приобучил себя к этому, что впоследствии, от навыка пальцы его как бы сами собой складывались и напоминали ему наставление дедушкино".


(Летопись скита Оптиной пустыни. Избранные страницы 1845-1882. По плану монаха Варсонофия Плиханкова //Православие и русская народная культура. Научный сборник. вып.1. М., Институт антропологии и этнологии РАН, 1994, сс.158-159)

запись декабря 1876 года


Летопись недавно вышла двухтомным полным изданием. Данный текст в нем есть (т.2 с. 51). Но, увы, и это издание слепое, без научных комментариев.


http://www.patriarchia.ru/db/text/423168.html
Летопись в двух томах, изданная по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, освещает историю Иоанно-Предтеченского скита Свято-Введенской Оптиной пустыни с самого его основания в 1821 году и до закрытия в 1920-е годы. В настоящее издание включены все известные на сегодняшний день отдельные части летописи, а описание событий тех лет, в которые летопись отсутствовала, составлено по имеющимся в наши дни источникам и доведено до 2006 года.

Книга снабжена примечаниями, иллюстрациями и биографическим указателем. Составление и подбор многочисленных фотографий осуществил монах Марк (Хомич). Летопись публикуется впервые по рукописям РГБ.

Том 1 содержит историю Оптинского скита за 1821-1873 годы, том 2 — за 1873-2006 годы и краткий биографический указатель.

В опубликованном в первом томе обращении Святейшего Патриарха Алексия к читателям книги, в частности, говорится: «Полагаю, что читатели найдут в книге много интересного и поучительного, а, кроме того, для некоторых из них данное издание вполне может стать дверью к пониманию феномена православного монашества, и продемонстрировать его поистине неоценимое влияние на общий дух и развитие нашей национальной культуры и цивилизации».

Летопись скита во имя святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, находящегося при Козельской Введенской Оптиной пустыни. В 2 т. Т. 1. — М., 2008. — 704 с.: илл. Т. 2. — М., 2008. — 672 с.: илл. Тираж 5 тыс.

Наставник миссионеров

Игумен Назарий по поручению Синода избрал иноков для миссии на Аляске. Среди них был преп. Герман.Затем был сомолитвеником преп. Серафима в Саровской пустыни.

Душеполезные наставления валаамскаго игумена отца Назария (ск. 1809) монахиням

Нам ли унывать, все радоваться надо: мы наипаче всех Ангелов и Серафимов! Они чем любовь к Богу докажут? Ни у них страстей, ни грехов. Враг — плоть и мир, их не борют. А мы для любезнаго нашего Батюшки со страстями и плотию и врагом боремся, воюем, да не горюем, то-то любо-то!


Кто эту тройку не знает, не умеет разве ездить на ней. А то размычет плот-то мир и дьявол, со врагом-то браться — было бы куда убраться; под крепкую стену смирения, вопия сей ирмос: "Трнстаты крепки Рождейся от Девы" (ирмос четвертого гласа, Песнь первая, осмогласника).

Три страсти крепкия — причастия души. Взойдит-ка в сие: яростное, похотное и словесное. Яростное должны мы употребить — гневаться на бесов, на свою плоть, на свои страсти. А мы употребляем на ближняго, да на Бога ропщем, а ропщай, творит дерзновение. Неблагодарный горше разбойника, нет на земле тяжелее неблагодарнаго человека! Похотная часть — любительная, должна быть первою к Богу всею кротостию и всем помышлением; а нас занимают сласти, страсти, всякия прихоти. А уж словесная часть — самовластная, Богоподобная, — [ей и места нет;] ум в голове, любовь [и злоба] в сердце. А сия часть словесная — [самовольная,] высокая, не должна возвышаться и утешаться величеством оныя, низко врагу покоряться или какою страстию порабощаться, — гордиться над бесами. А у нас заняла эту часть высокая гордость, презрение, зазрение ближняго и уничижение, зависть; [доподлинно жалости достойно. Браздами и уздою челюсти их востягнеши. (Пс. 31)]



[Скорбь бывает] смотрительная, наказательная и от бесов смирительная. Когда не покорится человек и не смирится, то промысл или наказание Божие предаст3 его бесам на мучение. [Как хорошенько покатают его, тогда яко золото в горниле искусится.]


Есть путь просвещающий, и очищающий, и с самим Богом соединяющий. Просвещающий — когда сам человек ищет, смиряется, отсекает свою волю — просвещает его Господь. Очищающий — скорби, болезни, напасти, [кнуты,] ссылки, — сии все мученики в очищающем пути. А соединяющий — сии все совершенно святии еще здесь, соединяются умною молитвою. ''Помолятся духом, помолятся и умом. (1 Кор. 14, 15)

[Любезнейший мой Батюшка Апостол Павел!] Взойдите-ка в его слова: Хощу рещи пять слов умом моим, нежели тысячу языком. (1 Кор. 14, 19) Изобразить не могу, сколько мы счастливы, что сии пять слов удостоиваемся говорить, что за радость! Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешнаго! Вообразите! Господи! Кого я называю? Создателя, Творца своего! Его вся Силы Небесный трепещут, Иисус Сын Божий ради меня кровь свою излил, спасти меня на землю сошел Христе! Послушлив был даже до смерти, смерти же крестныя. Помилуй мя грешную, прости за Себя, виноватую во всем!" — и сим отражаешь всякие помыслы'. Бий ратника именем Иисуса!


(Иоанн Лествичннк) Прилог, сочетание, сосложение, пленение. Сперва придет прилог, малый помысел, яко младенец. Он только тебя безпокоит, а повредить не может. Как станешь с ним разглагольствовать — сие сочетание уже юноша, может тебя и ударить. А как согласишься с ним — сие сосложение уже муж, может и убить тебя до смерти. А там пленение, страсть!... Как кастрюль-то кипит на огне, то ничто в нее горячую может попасть, а как остынет, и мухи, и тараканы, и всякой гад навалится. Так и наше сердце, аще горит к Богу от страсти и помыслов чисто, [как любезный мой Батюшка] Царь Давид говорит: "Не вознесеся сердце мое, ниже вознесостася очи мои, ниже ходих в великих, ниже в дивних, паче мене, но смиренномудроствовах вознесох душу мою, яко отдаенное на матерь свою, таки воздаси на душу мою" (Пс. 130). Взойдит-ка-те, каковы сии слова, что изобразить не могу. Говорит: "Господи, велик я был пророк, и дивен я был Царь, ниже превознеелся," и не запялся сим, ум и сердце насаждал мне.



Господи! Чтоб я так был, как дитя к матери своей: при наказании не оскорблялся и при награждении не возвышался. Бога ради, старайтесь и обучайтесь, пустынныя горлички. Пустыня что значит? Молитвою поста, а постом молитвы и труда не теряй! Блажен садяй сады в душе своей. (Григорий Синаит) Коль добро, коль красно, но еже жити братии вкупе. (Пс. 132) Я не знаю, как вы, я так чувствую себя,'что пред всеми я должен быть во всем виноват. Можно ли после сего на кого оскорбиться? И ежели трех или четырех очень любишь, какая это малость, безделица! Лучше всех в свете (любить). У меня любезная простота, всем сердечные ворота отверсты, и хотя мне кто не рад, да я всем очень рад.


Монах — значит единен. Инок — иное одеяние, и нрав, и обычай, иное житие. Чернец — черное платье, траур по душе, день и ночь должны плакать.


Я три года не знал скорби, и столь навык к посту неизглаголаннаго удручении плоти, что думал, в том добродетель, как пришли ко мне три сестрицы: уныние, тоска, печаль. ''Тут не знал, как их угостить. Стал изнемогать, потом научился, говорю: Гостейки мои дорогия, милости прошу, я вас угощу. Вот зажгу свечку, сем помолимся, сем поплачем, [сем повопим,] и завопим, [как по мертвым на могилах вопят:]" Боже, милостив буди мне грешнику! Создавый мя Господи! помилуй! Без числа согреших, Господи, прости мя! Как воззрю к Твоей благости, кое положу начало исповедания? Владычице Богородице,


помяни раба Твоего!" Гостьи мои бежать!... Говорю: "Матушки, погостите!" Нет, уж и не догонишь! А когда придет вам горящий дух молиться много, то немного помолитесь, и четки от себя отложите, а когда [тягость и] ленность, тогда доподлинно полезно помолиться до поту. А как к Матери (игумений) за чем итти — помолитесь: "Господи, благослови меня итти к матушке, научи меня, чтобы меня грешную выслушала", и скажи Матушке: "Вот я чего желаю, но делай по своей воле, а не по моей!" А то вы все своими силами делаете.


Вот я ехал к вам, совсем было утонул, но стал тонуть-то, ум и сердце собрал воедино: "О Сладчайший, Дражайший, Любезнейший Господи! Коли хочешь, спасай меня, а не хочешь, пойдем ко дну, а я с Тобой не разстанусь. Потом в пропасть, было разбился, да щастие еще, как я полетел, успел налету сказать: "О Господи!" Ну уж эдакое имя помянувши, чему тут и быть! Не как в пропасть, а как на мягкой постельке очутился.


Бедненькия мои мученицы без вериг от чего мучатся? От того, что не имеют чистой, откровенной совести, или все оправдание горлобесовское. Уже Мать (игумения) хотя и не правду говорит, (говори): "Виновата, обезумилась!" Кланяйся ниже, а сие паче тысячи поклонов пред Богом.


Аще тоска придет, аки, бы Бог оставил, читайте псалом "Живый в помощи Вышняго" (Пс. 90). [Ежели придет помысл, что хороши и молоды пошли в Монастырь, да как вам худым и быть? Где живете! Кому служите! А как умрете, кавалерши будете, вы фрейлины Царя Небесного!] Как Сладчайший [Любезный Батюшка]3 в Горнем Иерусалиме поведет вас к Отцу Небесному: "Отче Небесный, вот плод Моего страдания". Любезныя мои кавалерши,] там-то то нам будет праздник! Есть что у любезнаго Батюшки попить, поесть, погулять-то! А вы все слова мои пишите на скрыжалех сердца в незабвенную память. Вышних ищите, идеже есть Христос. Горняя мудрствуйте, а не земная делайте, дондеже день есть, да тьма вас не постигнет. Боголюбивому человеку ничто же потребно есть, кроме Бога, аще приобрящет, довлеет ему. Один святой вечно плакал: "Поздно, поздно я Тебя, Красота моя, спознал, Покой Ты мои, Покой Небесный! Где Тебя найти? Только в Кресте да в Христе!"


(Публ. в : Православие и русская народная культура. Научный сборник. вып.1. М., Институту антропологии и этнологии РАН, 1994, сс.187-189).