?

Log in

No account? Create an account

February 1st, 2011

МОСКВА, 1 февраля. /ИТАР-ТАСС/. При патриархе Кирилле, вступившем на патриарший престол два года назад, Русская православная церковь, в первую очередь, занялась проблемой своего внутреннего управления. "Прежде, чем браться за активное решение острых внешних общественных вопросов, ожидать плодов своего влияния на общество, Церковь начала с себя", - так оценил в интервью ИТАР-ТАСС итог двух лет правления патриарха Кирилла известный публицист протодьякон Андрей Кураев.

"При патриархе Кирилле начинается не простой процесс кристаллизации церковной жизни; сделать так, чтобы церковная жизнь была управляема, прозрачна для всех - суть последних внутрицерковных перемен", - считает Андрей Кураев.

"В течение многих столетий Церковь была лишена самоуправления. В царской России основные вопросы за нее решал обер-прокурор Святейшего Синода. И как часть государственного аппарата, Церковь за себя не очень отвечала. В советские времена, хотя государство было антицерковным, тем не менее, оно отделило себя от Церкви, но не Церковь от себя. И поэтому советские структуры, явные и тайные, так же били по рукам за любую церковную деятельность", - напомнил профессор-богослов особенности жизни Русской православной церкви.

"90-е и 2000-е годы правления патриарха Алексия - годы свободного развития, со всей той двусмысленностью, которая связана со словом свобода, и в общественном развитии, в политическом, и в религиозном в том числе, - заметил Кураев, - И поэтому происходило очень много добрых, хороших вещей. Но и какие-то тени также начинали скапливаться. И они далеко не все хотели хорониться по углам - в лице того же пресловутого епископа Диомида - и очень прямо пробовали выйти к центру".

Нынешние церковно-административные изменения направлены, по выражению Кураева, на то, "чтобы патриарх, почти что в режиме он-лайн, понимал, что происходит в епархиях, в монастырях и приходах". Это касается самых разных аспектов, начиная с церковных финансов. "Чтобы не было никаких серых или черных касс, чтобы все было внятно. И чтобы именно на богослужения или на благотворительность тратились церковные средства, которые поступают от прихожан, благотворителей или через какие-то гранты".

"Сейчас задача патриарха - создать эту церковную бюрократию, но именно в хорошем смысле; чтобы был ясен механизм принятия решения, контроль над их исполнением", - сказал Кураев. Это, заметил он, затрагивает привычки, "когда какой-нибудь епископ получает епархию и ведёт себя как феодальный князек. И, по сути, он ни перед кем не подотчетен, считая себя главой самостоятельной церкви".

"Перемены, произошедшие за последние два года во внутрицерковной жизни, для людей нецерковных, и даже просто прихожан, незаметны. Но они всё-таки очень значимы для самой Церкви", - подчеркнул Андрей Кураев.

Восприятие Церкви в обществе, по его наблюдению, вряд ли меняется за такие небольшие сроки. Но, в то же время, очевидно, что "патриарх стал восприниматься как живая и самостоятельная личность, как живой, думающий собеседник".

http://www.itartass-sib.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=27490-37.html


Фото А. Ивашова (Таганрог)
Хотя Гиббон (т. 6. С. 295) убежден, что двух некрещеных братьев св. Владимира крестили посмертно, выкопав из могил, это всего лишь неверная интерпретация летописного сообщения:

"В 1044 г. при князе Ярославе Мудром «выгребоша два князя, Ярополка и Ольга, сына Святославля, и крестиша кости ею, и положиша я в церкви святыя Богородицы» (Повесть временных лет). Обряд уже сам по себе интересный для характеристики древнерусской литургики и раннехристианского сознания, особенно в сопоставлении с известием о перезахоронении в храме в Еллинге Харальдом Синезубым своего отца Горма Старого в 80 гг. X в. Однако нам представляется, что адекватно понять это сообщение можно только в контексте византийского погребального обряда, перенесенного на Русь, в свете которого нужно признать, что оба князя были крещенными христианами. Греческий обряд посмертной эксгумации предполагал омовение останков родостамной перед перенесением к новому месту погребения. Это омовение должно было быть передано в летописном тексте именно как «крещение», которым в славянском литургическом обиходе обозначалось и само baptismo - погружение. Таким образом, летописную статью 1044 г. следует понимать не как указание на то, что над мертвыми костями было совершено Таинство крещения, а что остатки были омыты перед их перенесением в соответствии с греческим ритуалом".

(Мусин А.Е. Древняя Русь и античный мир: становление Церкви // Древнерусская культура в мировом контексте: археология и междисциплинарные исследования. Материалы конференции. Москва. 19-21 ноября 1997г. М., 1999).

Практика омовения мощей русскими была описана даже в 17 веке Павлом Алеппским (в великую пятницу омывали мощи и этой водой потом отирали иконы).

Latest Month

Powered by LiveJournal.com