July 13th, 2011

Маленькая модель большой катастрофы

Муниципальная газетка московского района Тропарево-Никулино сообщает:

Население района - 103 600 человек
Дети в возрасте до 18 лет - 14 700 человек
Пенсионеры - 25 800 человек (28 процентов населения)
Трудоспособное население - 63 100 человек


****

Это и есть перевернутая демографическая пирамида: стариков в два раза больше чем детей (это при том, что возраст статистического детства продлен до 18 лет).

И это один из самых престижных районов Москвы.
Полагаю, впрочем, что эта статистика делается по данным прописки. Мигранты, снимающие квартиры, вряд ли учтены ею. А их прирост вряд ли утешает малодетных стареющих москвичей.


"Москва имеет наиболее низкую в России рождаемость после Санкт-Петербурга. Эти два города являются «черными демографическими дырами». Все, кто сюда приезжает жить, имеют меньше детей, чем их земляки в провинции. Скученность населения, стрессовый образ жизни, более циничные взгляды в целом. Коэффициент рождаемости по Москве – менее одного ребенка на одну женщину. В целом по России, с конца 90-х – от 1,2 до 1,5.

Около 50% детей в Москве рождается у мигрантов. Если их вычесть – мы смогли бы конкурировать по низкой рождаемости с такими городами, как Макао и Гонконг.

Что особенно опасно: Москва является культурным, деловым и жизненным ориентиром для всей остальной России. Все нормы во многом завязаны на Москву. Остальной народ смотрит, сколько детей имеют московские знаменитости, как часто они разводятся, как относятся к своим родителям. Москва демонстрирует очень негативные поведенческие модели.

По своему типу Москва антисемейна. Эти высотные и многоэтажные дома с бетонными дворами и площадками, с отсутствием условий для досуга с детьми – все это очень сильно корректирует репродуктивные планы даже у «своих», московских семей. Потребность в детях немножко выше реальной рождаемости: средняя российская семья хочет около двух детей. Но это программа-максимум, в которую жизнь вносит хорошо известные нам коррективы".


(интервью «Росбалту» директора Института демографических исследований Игоря Белобородова). http://www.rosbalt.ru/moscow/2011/06/06/856220.html

Собор УПЦ глазами очевидца

Киев, Июль 12
РИА «Новый Регион» публикует рассказ одного из участников Собора, пожелавшего не называть своего имени, о том, в какой обстановке проходило заседание, закрытое от прессы.
...8 июля в Киево-Печерской Лавре прошел Собор Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата), в состав которого входили архиереи, духовенство и миряне. Этот Собор, ставивший целью продемонстрировать единство рядов УПЦ, стал одним из самых спорных в новейшей церковной истории.
Для начала краткая предыстория.
Перед началом Собора был опубликован проект его Определения, в котором, в частности, говорилось о немедленном, без одобрения Патриарха Московского и всея Руси, вступлении в силу Устава УПЦ, утверждались без разбора и даже перечисления все решения прошлых Соборов епископов и Священного Синода УПЦ, в том числе и спорные документы, принятые в обстоятельствах политического давления.
От членов будущего Собора потребовали единодушно поддержать его предполагаемые решения. Пресс-секретарь Предстоятеля УПЦ протоиерей Георгий Коваленко в предсоборном интервью прямо заявил, что Собор собирается не для дискуссии (!). К сожалению, в ходе подготовки к Собору и в процессе его проведения были заметны и иные проявления административного ресурса.
На состоявшемся утром 8 июля Соборе епископов УПЦ было принято решение отложить одобрение разработанного в 2007 году Устава об управлении УПЦ, который в ряде своих пунктов не соотнесен с Уставом Русской Православной Церкви. А ведь этот общий документ Московского Патриархата был принят в 2000 году при участии всех украинских архиереев, а в 2009 году – одобрен с некоторыми дополнениями участниками Поместного Собора Русской Православной Церкви, среди которых также было множество епископов, священников, монахов и мирян Украины. Поэтому епископы УПЦ, учитывая поступившие в адрес Собора критические замечания, решили создать особую комиссию по доработке и согласованию Устава, поставив во главе ее митрополита Донецкого Илариона.
Звучали, например, такие замечания: Устав образца 2007 г. ничего не говорит о получении святого мира от Патриарха, о необходимости Патриаршего одобрения Устава УПЦ, в ряде формулировок выходит за пределы Томоса Патриарха Алексия II. Поэтому ожидалось, что на Соборе УПЦ не будет обсуждаться касающийся этого устава пункт 6 проекта Определения Собора УПЦ, где, между прочим, говорилось, что Устав входит в силу сразу по утверждении Собором, без всякого упоминания одобрения Патриархом Московским.
Кроме того, на Соборе епископов состоялась дискуссия о внесении поправок в пункт 5 проекта Определения Собора УПЦ. И подавляющее большинство епископов (все кроме одного) проголосовали за то, чтобы не одобрять все без разбора решения Соборов епископов и заседаний Священного Синода УПЦ с 1992 г. до сего дня, но признать утерявшими силу два послания Синода УПЦ от 1993 и 2006 гг, принятые под давлением режимов Кравчука и Ющенко, и содержащие фразу, которую трудно понимать иначе, как выражение намерения в будущем прийти к автокефалии.
После Собора епископов у всех было абсолютное ощущение того, что канонический порядок соблюден.
Но вдруг произошло нечто совершенно неожиданное, что заставило вспомнить об Украинских Соборах начала 1990-х, проводившихся Филаретом Денисенко. Последний, кстати, накануне направил послание Собору, в котором фактически пытался убеждать его участников, что для них самым лучшим будет пойти по пути разрыва с Москвой – то есть повторить путь анафематствованного раскольника двадцатилетней давности.
Что же произошло? Лица, ответственные за подготовку документов Собора УПЦ, решили просто проигнорировать решения прошедшего два часа назад Собора епископов УПЦ.
Тут сыграла свою роль и неразбериха перед Собором, вызванная молниеносностью его созыва, выбором делегатов от ряда епархий на собраниях благочинных, а не на Епархиальных собраниях, от которых повестка дня Собора была сокрыта, т. к. все предсоборные документы рассылались только епископам с пометкой «конфиденциально».
Такие, вызывающие большие сомнения в своей легитимности, выборы делегатов Собора привели к тому, что среди них оказались нецерковно настроенные лица, устраивавшие выкрики во время заседания и срывавшие выступления других делегатов.
Участникам Собора УПЦ был роздан проект Определения Собора УПЦ, полностью игнорирующий решения Собора епископов. Это был в полном виде старый, неисправленный текст. Участникам кулуарно сообщили, что это просто техническая проблема, что все изменения Собора епископов будут объявлены на Соборе и учтены в тексте. Да и любые другие предложения могут свободно выноситься на обсуждение. Ничего этого на Соборе не было.
Несмотря на протесты ряда делегатов, пункт об утверждении Устава оставили в силе, выступающих с мест закрикивали известные автокефалисты – митрополит Черкасский Софроний и закарпатский лидер «Руха», ректор печально известной коррумпированной Ужгородской богословской академии архимандрит Виктор Бедь, пытавшиеся превратить Собор в политический митинг с подавлением оппонентов.
Но будем последовательны. Большую часть Собора заняла обширная речь митрополита Владимира, которую со второй страницы и до конца читал уже его секретарь. В ней содержалось упоминание о норме, согласно которой Устав УПЦ обязательно одобряется Предстоятелем Русской Православной Церкви Устава РПЦ. Однако эти важные слова впоследствии почему-то были проигнорированы. Были избраны только Мандатная и Редакционная комиссии, которые во время Собора ни разу не собирались отдельно и не заседали. Не были созданы все положенные соборные органы, а голоса подсчитывал председатель Мандатной комиссии. Лишь после всех голосований вспомнили о Счетной комиссии и проголосовали за придание ей статуса Счетной, что странно и с канонической, и с юридической точек зрения. Все замечания о том, что при отсутствии полноценных рабочих органов и их реальной работы, при несоблюдении процедуры, отказе дать слово делегатам, Собор будет нелегитимен, остались без ответа. На утверждение собственно итогового соборного документа отвели около сорока минут, выступающих постоянно торопили, взвинчивая темп, сбивая с толку и нагнетая психологическое давление.
Ожидалось, что должно начаться внесение поправок Собора епископов, но ведущий заседание вопреки всем правилам, предложил в качестве варианта проголосовать Определение Собора в целом. Т.е. заранее был приготовлен вариант игнорирования решений Собора епископов. Все протесты и требования выполнить решения окончившегося несколько часов назад Собора епископов были отклонены. Озвученное предложение ввести процедуру тайного голосования, дабы избежать психологического давления, само не было поставлено на голосование, что явилось очередным нарушением регламента и норм соборности. Несмотря на требования продолжить дискуссию по 6 пункту Определения, содержавшему ключевое положение об утверждении Устава, вопрос был поставлен на голосование, а протестующих и требующих предоставить слово просто перекричали.
Крайне важно запомнить, в какой формулировке был проголосован 6 пункт Определения: Утверждается Устав 2007 года и точка, конец 6 пункта, это было особо подчеркнуто.
На замечание, что, вводя Устав в силу без одобрения Патриарха, мы нарушаем права Патриарха Московского, первоиерарха нашей Церкви, архиепископ Переяслав-Хмельницкий Александр встал и заявил, что сегодня утром он и Блаженнейший Митрополит Владимир говорили с Патриархом Кириллом по телефону, и Святейший якобы заявил, что он не обнаружил в Уставе УПЦ никакого попрания прав Предстоятеля РПЦ. Это стало решающим фактором, по Собору пошел говорок: ну уж, раз сам Патриарх не против...
Защитники единства Русской Церкви были представлены, таким образом, в роли юродивых, которые уже и с собственным Патриархом спорят.
Но и это, принятое с таким давлением, сомнительное с канонической точки зрения решение было сфальсифицировано после Собора и опубликовано с добавкой: Устав УПЦ вступает в силу с момента принятия Собором (6 пункт). Т. е. было добавлено, что Устав действителен и без одобрения Патриархом. Такое искажение решения Собора стало попранием соборности, беспримерным в новейшей церковной истории.
По пункту пятому Определения Собору было устно объяснено, что мы утверждаем все постановления Соборов и Синодов лишь с 2007 г. Но на официальном сайте УПЦ было опубликовано Определение, 5 пункт которого гласит, что Собор утвердил все постановления с 1992 г. Т. е. произошла еще одна серьезная подмена.
Все остальные предложения вернуться в каноническое поле, учесть решения Собора епископов, внести поправки вновь и вновь игнорировались. Большинству пытавшихся выступить просто не дали этого сделать. В завершение сквозь шум прозвучал призыв: Голосуем за Определение в целом!
Лишь один голос был посчитан «против». Второй руки, тоже поднятой «против», глава Мандатной комиссии попросту не заметил. А большая часть делегатов, сидевших сзади, вообще не слышала, о чем идет речь, что голосуется. Поэтому после быстро последовавшего закрытия Собора многие делегаты недоуменно вопрошали: А почему мы не голосовали за Определение Собора в целом? Когда им объясняли, что такое голосование уже прошло, они отвечали, что думали – речь идет об изменениях в пятом пункте. Это и не удивительно. Ведь редакционная комиссия не заседала, и вариант Определения в окончательном виде с учетом исправлений не был не то что роздан, он не был даже оглашен участникам Собора председателем Редакционной комиссии.
За что же делегатам было голосовать? За то ли, что существует лишь виртуально, и уже после Собора будет написано так, как это угодно Редакционной комиссии, уже полностью подконтрольной организаторам того церковно-правового бесчиния, которое было устроено на Соборе?
Стоит ли говорить, что в таких условиях не удалось даже вынести на обсуждение Собора важный вопрос об уточнении термина «политическое Православие». Осуждение этой малопонятной концепции Архиерейским Собором УПЦ 2007 г., по мнению многих, вступает в противоречие с Основами социальной концепции РПЦ и документом РПЦ «Общественная деятельность православных христиан» и дает слишком большой простор для толкований, что и было уже использовано на практике.
Покидая Собор, многие делегаты были в растерянности. Тут и там слышались негромкие фразы: «Это беспредел», «Собор закатали в асфальт». А некоторые, кто еще помнит начало 90-х, сравнивали настоящий Собор с филаретовским собором 1991 г., члены которого были принуждены проголосовать за прошение к Патриарху о даровании автокефалии.
И еще раз о соборности. Итоговый документ Собора епископов УПЦ, закрепляющий результат голосования членов этого Собора, до сих пор официально не опубликован
http://www.nr2.ru/authors/11/07/12/all/

Новости медицины

12 июля министр здравоохранения Запорожской области отпраздновал 40-летие своего Дня рождения.

У этот день день в здании областного министерства прошло торжественное собрание, которое возглавил министр здравоохранения Донецкой области.

Кроме него поздравить юбиляра приехали министры здравоохранения следующих регионов: Переяслав-Хмельницкий, Кривой Рог, Чернигов, Сєверодонецк, Туров, Бердянск, Житомир, Нежинск, Макарьев, Васильков, Днепродзержинск.

Министр здравоохранения всей Украины, чье участие в мероприятии анонсировалось накануне, не смог приехать, но передал юбиляру почетный знак Отличника Здравоохранения.
.
Завершая собрание, юбиляр сказал:: «Мне радостно, что в сегодняшний день вы все здесь. Мы уподобились Гиппократу и други величайшим и скромнейшим врачам мира, собравшись для того, чтобы лечить всех, кто нас окружает".

Море цветов, от которых буквально утопал президиум, трогательные слова пожеланий явились лучшим подтверждением любви и верности выбранного пути.

По окончании собрания состоялся праздничный прием. На котором присутствовали: Председатель облгосадминистрации, городской голова, представители бизнеса, работники культуры и здравоохранения, ректора ВУЗов и другие высокопоставленные лица.


***

Интересно, что стало бы с реальным 40-летним министром здравоохранения после такой акции и такого сообщения?

Грузинская Церковь объявила незаконным целое столетие своей собственной истории

Когда-то я пошутил, что если уж Эстония желает уничтожить все памятники "советской оккупации", то пусть разрушит все, построенные во время всех ее оккупаций - начиная от Тевтонского ордена. Образуется чистое экологическое пространство, на котором можно строить с нуля.

И вот реальность уже поспевает за шуткой. В Грузии прозвучал призыв объявить незаконными все решения, касавшиеся Грузии, не только в СССР, но и в Российской Империи. И призыв этот прозвучал от... Синода.

"11.07.2011. В патриархии Грузии сегодня состоялось заседание Священного Синода.

Предлагаем решение заседания Священного Синода:

«...
2. г) Признать осуществленную в период после потери независимости грузинской государственности и автокефалии церкви, и до восстановления государственной независимости религиозную политику и другие действия незаконными".

http://www.apsny.ge/2011/soc/1310439754.php

"Религиозная политика" в Российской Империи - это ведь и назначения епископов Грузии императорским повелением. Но если весь епископат Грузии в течение ста лет был незаконным, то как быть с апостольским преемством и вообще идентичности современной Грузинской Церкви своим древним истокам?

Бедево признание

Мой любимый украинский персонаж вставил свои пять копеек.
Бедь рек:

«прийнявши п. 5 Ухвали, Помісний Собор УПЦ відповідно вніс і зміни до Статуту про управління УПЦ в тій частині, в якій вони йому протирічать (це стосується всіх Синодальних рішень архієрейських Соборів та Священого Синоду УПЦ за період з 1992 по 2011 рр.)".

http://www.religion.in.ua/news/ukrainian_news/10903-upovnovazhenij-upc-z-pitan-vishhoyi-osviti-i-nauki-rektor-uuba-arximandrit-viktor-bed-vidpoviv-na-kritichni-zauvazhennya-shhodo-rishen-ostannix-soboriv-upc.html

Значит, все же факт противоречий между некоторыми решениями Синода и Устава УПЦ признается. Признается право синода принимать любые решения, противоречащие Уставу УПЦ.
Рецепт дальнейших реформ ясен: Синод волен принимать любые неуставные решения. Главное на последующем Соборе голосовать за все его решения списком, не давая Собору опомниться и завязать предметный разговор о конкретных неуставных деяниях.

Ну и совсем не удивляет что Бедь просто игнорирует все упоминания (как Устава РПЦ, так и многочисленных критиков странных соборно-киевских решений) о том, то Устав УПЦ прежде своего вступления в силу должен получать одобрение Патриарха. Ужгородское богословие не предполагает наличия оппонентов.

Не удивляет и то, что впервые в истории Поместный Собор работал всего лишь два часа (см http://www.religion.in.ua/main/daycomment/10882-nestijka-rivnovaga-abo-pro-pidsumki-ostannogo-soboru-upc.html Кстати по этой сслке вообще очень хороший анализ), но Бедь считает, что этого времени вполне хватило, чтобы проявить "мудрість, толерантність та церковну соборність".

Теперь видно, что Бедь не просто накопил деньги для панагии. Он ее усердно отрабатывает.