January 9th, 2012

Кровавое воскресенье

Считаю нелишним напомнить материалы, собранные Синодальной комиссией по канонизации святых при рассмотрении вопроса о жизни и конце последнего русского царя:


ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ II И СОБЫТИЯ 9 ЯНВАРЯ 1905 ГОДА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
Среди череды трагических событий, сопровождавших царствование последнего российского Государя, Императора Николая II, особое значение для изменения отношения российского общества к монархической государственности имело подавление правительственными войсками в январские дни 1905 г. массового выступления рабочих Санкт-Петербурга, фактическая сторона этих трагических событий, в общих чертах известная уже современникам, благодаря многочисленным исследованиям историков последующих десятилетий представляется к настоящему времени практически полностью выясненной. Поэтому как раньше, так и теперь главные вопросы, поднимающиеся в связи с событиями 9 января 1905 г. в Петербурге, касаются возможности различных интерпретаций и оценок деятельности тех или иных, вольных или невольных участников данных событий, в том числе и государя Николая II.
Однако, прежде чем обращаться к вопросу о мере участия в событиях 1905 г. и мере ответственности за них Императора Николая II и выносить суждение о значении этих событий для обсуждения возможности канонизации Государя, следует в общих чертах обозначить основные обстоятельства и действия исторических лиц, сделавших неизбежной трагедию 9 января 1905г.
Летом 1903 г. завершавший свое обучение в Санкт-Петербургской Духовной Академии священник Георгий Аполлонович Гапон возглавил один из рабочих кружков в Петербурге, основанный по инициативе начальника Особого отдела Департамента полиции С.В.Зубатова, который стремился создать в России сеть легальных рабочих организаций, действовавших при поддержке властей и сочетавших в своей деятельности отстаивание социально-экономических прав рабочих с воспитанием их в духе преданности монархической государственности (7,19). Официально зарегистрировав свой кружок 15 февраля 1904 г. в Министерстве Внутренних Дел в качестве "Собрания русских фабрично-заводских рабочих" (7,23), священник Георгий Гапон сумел превратить его в крупнейшую рабочую организацию в Петербурге, насчитывавшую уже осенью 1904 г. около 10 тысяч человек (12,63), имевшую своим главным покровителем Санкт-Петербургского градоначальника генерала И.А.Фуллона (3,24). Следует подчеркнуть, что в течение 1904 г. изменился не только количественный, но и качественный состав "Собрания русских фабрично-заводских рабочих". Как отмечал сам Г.Гапон, "в начале ноября все агенты Зубатова были единогласно исключены из общества, и им был запрещен даже вход в наше учреждение" (3,22). При этом наряду с осведомителями Департамента полиции из организации начали постепенно вытесняться те монархически настроенные рабочие, которые критически относились к перспективе вовлечения организации в политическую борьбу и не склонны были безраздельно доверять священнику Г.Гапону. В то же время в результате общения с представителями крайне левых рабочих организаций Петербурга, таких, например, как группа А.Е.Карелина, являвшегося одним из "зачинателей социал-демократического движения в России" (5,264), произошла политическая радикализация еще недавно склонного к аполитичной лояльности властям священника Г.Гапона. Он все чаще начинал видеть себя в качестве политического вождя петербургских рабочих и поэтому стремился опереться на наиболее политизированных членов своей организации, усиливая их позиции в "Собрании русских фабрично-заводских рабочих". Показательно, что содержавшая в себе некоторые весьма радикально сформулированные политические требования к властям петиция гапоновских рабочих от 9 января 1905 г., представляла собой проект программы "Собрания русских фабрично-заводских рабочих" и рассматривалась еще в марте 1904 г. на конспиративном совещании свящ. Г.Гапона с четырьмя его ближайшими сподвижниками по организации (5,269-271).
Таким образом, "Собрание русских фабрично-заводских рабочих", образованное в конце 1902 г. по инициативе Департамента полиции и являвшееся отнюдь не единственным среди легальных рабочих организаций, призванных отстаивать только социально-экономические права рабочих без вовлечения их в политическую борьбу, превратилось в течение 1904 г. под руководством свящ. Г.Гапона в официально признанную, но ориентированную как на радикальную социально-экономическую, так и на радикальную политическую борьбу массовую рабочую организацию, которая, благодаря своим связям с Министерством Внутренних Дел и верноподданническому характеру своих заявлений, не только не контролировалась властями, но и могла действовать совершенно неожиданно для властей, исполняя лишь указания своего признанного вождя свящ. Г.Гапона.
Необходимо подчеркнуть, что отношение церковных властей в лице митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского) к деятельности свящ. Г. Гапона в "Собрании русских Фабрично-Заводских рабочих" на всем ее протяжении было отрицательным. Назначив в январе 1904г. свящ. Г.Гапона на служение в Петербургскую пересыльную тюрьму и тем самым, приняв во внимание его желание участвовать в решении социальных проблем, митрополит Антоний категорически запретил ему возглавлять "Собрание русских фабрично-заводских рабочих" (14, 4), что было проигнорировано свящ. Г.Гапоном, пользовавшимся тогда покровительством со стороны некоторых крупных чиновников Министерства Внутренних Дел и Санкт-Петербургского градоначальства.
Не приходится сомневаться в том, что имевший на основе докладов министров внутренних дел В.К.Плеве и кн. П.Д.Святополк-Мирского лишь общее представление о противоречивых попытках Министерства Внутренних Дел контролировать рабочее движение, Император Николай II вплоть до 1905 г. не имел никакой информации о деятельности свящ. Г.Гапона, прежде всего потому, что оба названные министра весьма неоднозначно относились к перспективе поддержки Министерством внутренних дел зубатовских рабочих организаций (сам Зубатов уже летом 1903 г. был удален из С.-Петербурга по распоряжению Плеве и вскоре был отправлен в отставку) (5, 222-224). Collapse )