?

Log in

No account? Create an account

March 14th, 2012

http://sergeyhudiev.livejournal.com/953197.html

Мы считаем арестованных Марию Алехину и Надежду Толоконникову узниками совести как преследуемых за выражение своих взглядов и призываем международные организации признать их в этом качестве.

Видите ли какое дело. Если бы речь шла о том, чтоб изменить меру пресечения и выпустить их их на волю – я бы поддержал. Если бы речь шла о том, что переквалифицировать это в административку – я бы тоже не возражал, 15 суток с зачетом уже отбытых бы тут вполне хватило, важна не суровость, а неотвратимость.

Но вот прославить их как исповедниц и узниц совести – это не то, к чему я готов присоединиться. И что меня тут утомляет – так это, ну, скажу деликатно, непоследовательность линии защиты. То сообщается, что это был “шикарный молебен” то предлагается подписываться под письмом, где он все же не одобряется,  и речь идет о милосердии и прощении. О милости к падшим говорится долго и упорно, потом нам сообщают, что они вовсе и не падшие, а напротив того, заслуженно ожидающие международного прославления узники совести и герои сопротивления клерикальной тирании.

Но это сильно разные вещи. Можно считать, например, что Константин Душенов сильно неправ, но давайте окажем ему милость и снисхождение, и вообще сажать за слова не надо,  а можно считать его узником совести и пострадавшим от ига жыдовского  – и это принципиально разные позиции. Подписаться за первую, а потом оказаться вписанным за вторую – значит попасть в ложное положение.

У меня нет оснований полагать, например, что о.Андрей Кураев на которого (без указания имени) есть ссылка в этом тексте (другие – что происходящее укладывается в народную традицию отмечать Масленицу карнавальными акциями), поддерживает идею прославления участниц в лике узников совести. Мне кажется, что он имел в виду что-то другое.

Если либеральная позиция состоит в том, что арестованные – узники совести и правонарушение вообще не имело места, так и надо, продолжайте в том же духе, то к чему было все призывание милости к падшим?  Те благонамеренные и наивные христиане, которые вписывались за Pussy Riots, по-видимому не имели в виду, что всякий желающий впредь имеет неотъемлемое право материться в храме и скакать по солее задом к алтарю. Похоже, они все же имели в виду, что делать так нельзя, но давайте на этот раз упросим государство не наказывать бедных дурочек. Что их вовлекли в движуху, имеющую совсем другую цель и направление – им об этом им стоит размыслить.

Стоит размыслить и о другом. Люди, которым хочется, чтобы кошек выпустили наконец (как, в том числе, и мне), и люди, которым хочется международно признанных узников совести, ставят перед собой разные цели. Искание жертв на алтарь либерализма вообще и священного права безобразить в храмах в частности, и жалость к бедным дурочкам – это вещи не просто разные, но взаимоисключающие.

Очевидно и то, что людям искренним, благонамеренным, и скорым на прекрасные порывы надо проявлять большую осторожность в общении с либеральной тусовкой.

Сергей Худиев.

Крестовый подход

"Российская газета" - Столичный выпуск №5728 (55)
14.03.2012, 00:20
http://www.rg.ru/2012/03/14/kuraev.html

Сегодня Мосгорсуд проведет слушания по жалобе защиты на арест предполагаемых участниц панк-группы Pussy Riot , устроившей оскорбительную для чувств верующих выходку в храме Христа Спасителя.

А на днях правоохранительные органы официально предъявили названным девушкам обвинение в хулиганстве.

"Панкушки в храме" стали новостным бестселлером. Три недели не стихает общественный резонанс от акции. Кто-то переживает за чувства верующих, кто-то за отчасти арестованных "акционерок". Неожиданную актуальность событиям придали новости из Великобритании: правительство Соединенного Королевства поддержало запрет для рабочих и служащих британских компаний открыто носить нательные крестики, оправдав увольнение за подобное деяние. Тему узкого и широкого пути для веры, оскорбления и защиты религиозных чувств мы обсуждаем с известным богословом, протодиаконом Андреем Кураевым.

Отец Андрей, почему для вас общественная реакция, реакция "морального большинства" по поводу акции Pussy Riot является более важной, чем реакция церковных людей?

Протодиакон Андрей Кураев: Общественная роль Церкви сегодня в том, чтобы выступать стержнем, вокруг которого консолидируются нравственные позиции людей. У нас есть возможность на чем-то настаивать не административными путями, а в дискуссии. У Церкви много спикеров, голов, уст, поэтому о важных для нас сюжетах мы можем напоминать постоянно.

И в общественных дискуссиях, и в медийном пространстве. Тем более что мы часто ставим вопросы, которые носят не чисто корпоративный (конфессиональный), а общегражданский, общечеловеческий характер. И наша позиция будет убедительной только в том случае, если мы сможем приводить аргументы не только религиозные, со ссылками на Библию или церковные каноны, но и психологические, правовые, исторические. И здесь, конечно, нам нужна помощь от разных людей независимо от их политической или религиозной ориентации. Для нас важно, чтобы в такого рода дискуссиях участвовали люди, придерживающиеся разных позиций по религиозным вопросам.

В такого рода событиях, как акция Pyssi Riot, обсуждение важнее суда?

Протодиакон Андрей Кураев: Обсуждений в Интернете было много, и еще больше грязи в них. Куда важнее инициатива петербургских законодателей, фиксирующая голоса и мнения большинства избирателей. Очень важно, чтобы в дискуссиях, подобных сегодняшней, обычные нормальные люди не думали о себе "я - динозавр, одиночка, не понимающий прогресс человечества", а знали, что они носители базовых моральных и культурных норм. Это самоощущение очень важно для людей, и петербургский закон этому помогает.

По поводу таких событий, как выходка Pyssy Riot, должен ли складываться какой-то консенсус в обществе?

Протодиакон Андрей Кураев: Очень бы хотелось. Хорошо бы, чтобы люди вне зависимости от своих политических и религиозных взглядов вспомнили слова Зигмунда Фрейда о том, что культура - это система табу, и не все то, что можно, можно. И человек, в отличие от животного, обычно умеет ограничивать себя в пище, сексуальной активности и т.п. Есть права человека, а есть общечеловеческий долг. И одно из наших нравственных долженствований - уважение к памяти воинов, которые погибли за нашу родину.

А храм Христа Спасителя - памятник погибшим в сражениях с Наполеоном, не только, кстати, русских воинов, в них участвовали и калмыцкая, и татарская конницы, и храм стоит в память обо всех погибших. И можно ли в храме - памятнике воинской славы устраивать такого рода представления?! Хотелось бы, чтобы самые разные люди, во всем остальном не согласные, здесь были бы согласны.

Какие идеи и позиции были явлены в этой акции?

Протодиакон Андрей Кураев: Любителей расшифровывать их позиции и так хватает. Впереди судебный процесс с адвокатами, правом слова и медийным сопровождением, и мы все это еще неоднократно услышим.

По-вашему, это самостоятельная позиция или девушки орудие в чужих руках и у акции есть скрытые "акционеры"? Как вы считаете, какая идеология проявилась в ней?

Протодиакон Андрей Кураев: В этом феномене различимы три уровня: исполнители (их личности и мотивы), организаторы и идеологическая маркировка. Эта акция стала своего рода маркером, по реакции на нее обозначаются люди с определенной идеологической установкой. И те, кто сейчас поддерживает ее и считает, что она нормальна как акт искусства, выражение свободы слова или чисто политический протест, очень значимая группа ( у которой, кстати, есть медийные ресурсы и в России, и за рубежом). В эти дни в Великом Устюге произошла другая беда - человек вошел в храм и топором изрубил иконы, 30 икон пострадало, а одна, XVIII столетия, была утрачена навсегда. Мы этому соболезнуем, но даже не осуждаем человека, это совершившего, потому что он психически болен. Тут можно только плакать и над ним самим, и над иконами.

А выходка Pussy Riot не выходка одиночек, боюсь, что за этим стоит серьезная группа людей с жесткими представлениями о том, каким должен быть мир (а не их квартал). Эта сила называется "крайний либерализм", но ведет она себя на самом деле крайне тоталитарно. Она считает себя вправе запрещать христианам все что угодно вплоть до ношения нательного крестика, а "своим людям" поощряет любые издевательства над христианской верой. Если я пришел на работу с нательным крестиком, это оскорбляет нерелигиозных людей, а если кто-то пришел и нагадил в храме, то это свобода творчества. Это проявление установки на изживание остатков христианства из современного (сначала западного, а потом уже, наверное, и вообще) мира. Мне кажется, резонанс акции в храме Христа Спасителя позволяет понять некую возможную перспективу нашего развития. Это не действие странных одиночек, за ними очень серьезная идеологическая система, которая себе позволяет все, а христианам ничего.


Дмитрий Ольшанский вывесил интересный и дискуссионный пост
http://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=372945676059590&id=100000324814678


С его основным тезисом я не то что согласен: уже лет 15 я твержу: 

Если мы хотим быть услышанными, то лучше уж нам говорить не "мы, православное большинство, и потому мы требуем пустить нас в  школы, ТВ и т.д." а - "в нынешней глобальной деревне мы, православные, - меньшинство. Мы - чукчи, и поэтому просим  разрешить сохранить нам нашу культуру, язык и традиции и дать нам возможность рассказа о них в школе, ТВ и т.д."

Как делаются сенсации

«В данном случае встает вопрос о том, почему многие люди готовы аплодировать этой акции? Одно дело - то, что там произошло, другое - то, что какие-то блоггеры, некоторые российские и зарубежные масс-медиа пробуют сказать, что это нормально - это их свобода самовыражения, это их политический протест; в том, что они сделали - нет ничего морально предосудительного. Эта странность нас удивляет и напрягает. Вдруг это просто легкий бриз от грядущего системного урагана? Но общество хочет, чтобы РПЦ как-то откликнулась на их посыл. Это ведь посыл не зла. Пусть девушки не понимали, что делали, но неужели за это они должны сидеть в тюрьме, где вообще ломаются судьбы?», - заявил Кураев.



http://www.topnews.ru/news_id_48813.html


Теперь что было на самом деле:

В данном случае встает вопрос о том, почему многие люди готовы аплодировать этой акции? Одно дело - то, что там произошло, другое - то, что какие-то блоггеры, некоторые российские и зарубежные масс-медиа пробуют сказать, что это нормально - это их свобода самовыражения, это их политический протест; в том, что они сделали - нет ничего морально предосудительного. Я не касаюсь сейчас правовой оценки.

Это напрягает, потому что мы видим, что в мире набирает силу идеология, радикально враждебная по отношению к христианству и к традиционным религиям в целом. Например, в Англии сейчас запретили носить крестики на работу, из Америки пришла новость, что нельзя теперь поздравлять с Рождеством Христовым. К нам эта новая идеология крайнего либерализма относится очень жестко и требовательно, вплоть до того, что, скажем, если кто-то процитирует некоторые места Нового Завета - попадет в тюрьму. В Швеции такие прецеденты были, когда пастора посадили в тюрьму за то, что тот процитировал слова апостола Павла с негативной оценкой гомосексуализма. А себе они разрешают все, любой перформанс.

Эта странность нас удивляет и напрягает. Вдруг это просто легкий бриз от грядущего системного урагана? Вот поэтому нам хотелось бы не осуждения - дело не в "уголовщине" - а чтобы люди демократических убеждений сказали, что в этом случае боль становится общей, и сознательное оскорбление одного из членов общества, независимо от его национальности и политики, является проблемой всего общества. Поэтому здесь должно быть сформулировано моральное вето.


Казнин: Так оно же сформулировано, в этом-то и дело. Получилось, что очень многие люди, самых разных взглядов, в том числе и атеисты...

Кураев: Вы давно в интернете не читали.

Казнин: Я сейчас не беру тех, кто набросился на девушек и с одной, и с другой стороны. Их мнение, честно говоря, не хочется учитывать. Дело ведь сейчас не в этой конкретной акции, а в отношении к любым подобным вещам.

Кураев: Совершенно верно.

Казнин: Этот моральный консенсус был достигнут. Но общество хочет, чтобы РПЦ как-то откликнулась на их посыл. Это ведь посыл не зла. Пусть девушки не понимали, что делали, но неужели за это они должны сидеть в тюрьме, где вообще ломаются судьбы?

Кураев: Я этого консенсуса не увидел. Скажем, вот эти псевдо-иконы - это ведь продолжение той же линии. Дело не в девочках лично: их совесть - это их личное дело. Я считаю, что должно быть некое равенство: не важно, чью боль ты переступаешь - боль иудея, мусульманина или христианина.

http://tvrain.ru/news/protodiakon_andrey_kuraev_o_tom_kak_pussy_riot_raskololi_tserkov-197668/




philologist пишет: 
Татьяна Касаткина. Об оскорблении религиозных чувств
Татьяна Александровна Касаткина - философ, религиовед, доктор филологических наук, зав. Отделом теории литературы ИМЛИ им. А.М.Горького РАН; председатель Комиссии по изучению творческого наследия Ф.М. Достоевского научного совета «История мировой культуры» РАН.



Те, кто говорит о своих оскорбленных религиозных чувствах и о своем праве закатать оскорбителей под асфальт, указывают как на примеры и образцы для своих действий - на Христа, изгнавшего торгующих из Храма, и на св. Николая, давшего Арию по сусалам.

В таком самоотождествлении наличествует очень серьезная ошибка.

Св. Николай ударил Ария не как внешнего, пришедшего осквернять "наши святыни". С таким внешним, думаю, святитель бы провел любовную беседу, в результате которой мы имели бы еще одного настоящего христианина.

(Для ревнителей нравственности, кстати: Христос неприлично много общался с блудницами, и самые высокие истины открыл самарянке - тоже даме, имевшей на тот момент шестого мужчину... Про мать нашу Марию Египетскую все православные сейчас особо вспоминают:) - так вот, на всякий случай, если кто-то что-то пропустил - она попала в Иерусалим лишь потому, что увидела корабль, на котором было ОЧЕНЬ МНОГО мужчин и каждому можно было отдаться. Куда корабль плыл, ее не интересовало... То есть - если девушка ведет себя ОЧЕНЬ ПЛОХО - это не основание для ее отвержения. Это основание для попытки ее обращения.)

Но возвратимся к св. Николаю. Он не бил тех, кто говорил: я не такой как ты, я другой. С ними св. Николай разговаривал.
Он ударил Ария потому, что тот заявлял: "Я и есть настоящий христианин". Он ударил того, кто ему говорил: "Ты - это я, и ты должен думать так, как думаю я". Он ударил того, кто хотел подменить сердцевину веры и сердцевину Церкви. Того, кто хотел разъединить творение с Творцом.

Проецируя на настоящие события: св. Николай точно не стал бы бить участниц панк-молебна. Но он мог бы дать пощечину прот. Чаплину, заявляющему, что справедливость выше любви и что ИМЕННО ЭТО - и есть христианство. Потому что св. Николай знал и доказал - ХРИСТИАНСТВО - ЭТО ДРУГОЕ.

Суть всех великих соборов, обличавших ереси - не приходившие неизвестно откуда, но возникавшие в сердце Церкви - в том, чтобы сказать: НЕТ, ХРИСТИАНСТВО - ЭТО ДРУГОЕ. НЕ ТО, ЧТО ВЫ УТВЕРЖДАЕТЕ.

Когда Христос изгонял торгующих из Храма - Он изгонял не пришельцев, ведущих себя не так, как положено - Он изгонял продавцов жертвенных животных (основы ритуала) то есть - ТЕХ, КТО СКАЗАЛ: ХРАМ - ЭТО МЫ. Он их изгонял, ЧТОБЫ ЛЮДИ НЕ ДУМАЛИ, ЧТО ХРАМ - ЭТО ОНИ. Ну, на наше время это многообразно проецируется... но только к "Pussy Riot" никакого отношения не имеет.

Это - просто чтобы не совершать подмены понятий.

Источник: http://vk.com/wall84927535_1128

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com