?

Log in

No account? Create an account

September 9th, 2012

Из жизни попов

Оригинал: http://gasloff.livejournal.com/

Октябрь 1915 года. Русская армия отступает. Из города Вильно - нынешнего литовского Вильнюса, а тогда столицы Виленской губернии Российской империи, эвакуирована братия Свято-Троицкого православного мужского монастыря. И вот, в Генеральный Штаб приходит прошение, подписанное наместником-архимандритом(!) московского Донского монастыря, одним иеромонахом и одним иеродиаконом этого монастыря и двумя иеромонахами эвакуированными в Донской монастырь из Вильно, в котором монахи просят о разрешении им вступить с оружием в руках в ряды действующий армии. Естественно, Генеральный Штаб передает эту просьбу в Святейший Синод, который, "принимая во внимание, что церковные канонические правила - 83 правило святых апостолов и 7 правило четвертого Вселенского Собора - воспрещают монашествующим, а также лицам, носящим священный сан, вступать на военную службу, и что лица священного сана, одушевляемые желанием в настоящую тяжелую годину войны отдать все свои силы на защиту Отечества, могут с немалой пользою послужить на поле брани нашему доблестному воинству в деле духовного утешения и удовлетворения религиозных нужд наших доблестных воинов и по уходу за больными и ранеными, не нашел возможным в виду приведенных церковных правил, разрешить им вступить в ряды действующей армии с оружием в руках, но дал им благословение на прохождение в рядах действующей армии пастырского служения, соответствующего носимому им сану" (определение Синода №8401 от 14-17 октября 1915 года).

Интересно, что тогда же один диакон просил снять с него священный сан также для того, чтобы поступить в действующую армию. И в том случае Святейший Синод пошел навстречу просьбе отца диакона и дал такое разрешение (определение Синода №8663 от 14 октября - 1 ноября 1915 года).

Я сильно сомневаюсь, что нынешние "герои" последних московских ДТП поступили бы так в лютую годину. Да и их покровители, скорее всего, остались бы сидеть на своих тепленьких местечках. А ведь именно тогда, первый викарий Московской епархии - епископ Дмитровский Трифон (князь Туркестанов), обратился к Государю с ходатайствои о разрешении отправиться в действующую армию в качестве простого священнослужителя, с увольнением на покой. На это прошение 1 августа 1914 года была наложена императорская резолюция: "Согласен, с назначением в войска киевского округа, но без увольнения на покой". Преосвященный Трифон служил сначала при одном из полков Южной армии - 168-го пехотного Миргородского полка, а затем благочинного 42-й пехотной дивизии. На польском фронте святитель получил контузию и вынужден был возвратиться в Москву. В 1916 году он вновь отправился на фронт, на сей раз на румынский. Откуда вернулся только на Пасху. Здоровье его было сильно расстроено, на фронте он потерял зрение одного глаза. Только тогда, Высочайшим повелением первый викарий Московской епархии епископ Дмитровский Трифон был уволен на покой. Также с Высочайшего соизволения, почти год провел на корабле Императорского военного флота в звании обычного судового священника архиепископ Таврический Димитрий (князь Абашидзе), но в 1916 году он был возвращен решением Святейшего Синода к управлению епархией.

Но то были - настоящие попы. И сейчас такие тоже есть в Русской Православной Церкви. Их даже - большинство. Но они все равно будут терпеть укоры из-за таких, как игумен Подобедов и иже с ним.
http://www.patriarchia.ru/db/text/2391859.html
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обратился с посланием в связи с празднованием 200-летия Отечественной войны 1812 года.

Преосвященные архипастыри, всечестные отцы, дорогие братья и сестры!

В эти дни мы празднуем 200-летие Отечественной войны 1812 года, во время которой наши предки дали отпор нашествию «двадесяти язык» — огромной армии, собранной со всей покоренной Наполеоном Европы, армии, которую возглавлял доселе непобедимый полководец и властитель.

События конца XVIII — начала XIX веков всколыхнули весь Старый Свет: глубокий духовный кризис породил сначала Французскую революцию 1789 года, а затем бонапартистскую диктатуру и общеевропейскую войну.

Не осталась в стороне от происходящего и Россия. В течение длительного времени она пыталась сдерживать натиск врага дипломатическими и даже военными средствами, но все же попущением Божиим избежать беды не удалось. И в 1812 году, когда в пределы нашей Родины вторглись полчища захватчиков, народ в едином порыве встал на защиту Отечества.

Наибольшее негодование у русских людей вызывало глумление завоевателей над святынями, разграбление храмов, осквернение алтарей. Возгордившийся и противопоставивший себя Церкви агрессор воспринимался народным сознанием не только как правитель, посягнувший на свободу и независимость России, но и как выразитель безбожных идей и гонитель христиан.Read more...Collapse )
Из слова Патриарха Кирилла на Бородинском поле:

"Сюда, на Бородинское поле, 200 лет назад была принесена Смоленская икона Божией Матери, перед которой, преклонив колена, молились Михаил Илларионович Кутузов и все наше воинство. Как замечательно этот священный момент отображен в замечательном фильме С. Бондарчука «Война и мир»! В то время, когда говорить о вере было невозможно, сколько светлых чувств породил в сердцах наших людей один этот эпизод коленопреклоненного фельдмаршала и русского воинства!".

http://www.patriarchia.ru/db/text/2455742.html

Интересно, можно ли эту же мысль переложить такими словами (учитывая литературную вторичность фильма Бондарчука):

"Как замечательно этот священный момент отображен в замечательной книге Льва Толстого «Война и мир»! В то время, когда говорить о вере было невозможно, сколько светлых чувств породил в сердцах наших людей один этот эпизод коленопреклоненного фельдмаршала и русского воинства!"?

Впрочем, в тексте Льва Николаевича (т. 3, гл. 21) есть одна странность:
"Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», — на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты"

Сегодня у нас обратный порядок: запевают эту молитву священник и дьякон, а хор и народ подхватывает. Лев Николаевич ошибся, или мы поменялись?


А вот еще молитва из великого романа:

Неожиданно, в середине и не в порядке службы, который Наташа хорошо знала, дьячок вынес скамеечку, ту самую, на которой читались коленопреклоненные молитвы в троицын день, и поставил ее перед царскими дверьми. Священник вышел в своей лиловой бархатной скуфье, оправил волосы и с усилием стал на колена. Все сделали то же и с недоумением смотрели друг на друга. Это была молитва, только что полученная из Синода, молитва о спасении России от вражеского нашествия.

— «Господи Боже сил, Боже спасения нашего, — начал священник тем ясным, ненапыщенным и кротким голосом, которым читают только одни духовные славянские чтецы и который так неотразимо действует на русское сердце. — Господи Боже сил, Боже спасения нашего! Призри ныне в милости и щедротах на смиренные люди твоя, и человеколюбно услыши, и пощади, и помилуй нас. Се враг смущаяй землю Твою и хотяй положити вселенную всю пусту, восста на ны; се людие беззаконии собрашася, еже погубити достояние твое, разорити честный Иерусалим Твой, возлюбленную Тебе Россию: осквернити храмы твои, раскопати алтари и поругатися святыне нашей. Доколе, Господи, доколе грешницы восхвалятся? Доколе употребляти имать законопреступный власть?

Владыко Господи! Услыши нас, молящихся тебе: укрепи силою твоею благочестивейшего, самодержавнейшего великого государя нашего императора Александра Павловича; помяни правду его и кротость, воздаждь ему по благости его, ею же хранит ны, Твой возлюбленный Израиль. Благослови его советы, начинания и дела; утверди всемогущною Твоею десницею царство его и подаждь ему победу на врага, яко же Моисею на Амалика, Гедеону на Мадиама и Давиду на Голиафа. Сохрани воинство его; положи лук медян мышцам, во имя твое ополчившихся, и препояши их силою на брань. Приими оружие и щит, и восстани в помощь нашу, да постыдятся и посрамятся мыслящий нам злая, да будут пред лицем верного Ти воинства, яко прах пред лицем ветра, и ангел твой сильный да будет оскорбляяй и погоняяй их; да приидет им сеть, юже не сведают, и их ловитва, юже сокрыша, да обымет их; да падут под ногами рабов твоих и в попрание воем нашим да будут. Господи! не изнеможет у Тебе спасати во многих и в малых; Ты еси Бог, да не превозможет противу тебе человек.

Боже отец наших! Помяни щедроты Твоя и милости, яже от века суть: не отвержи нас от лица твоего, ниже возгнушайся недостоинством нашим, но помилуй нас по велицей милости Твоей и по множеству щедрот Твоих презри беззакония и грехи наша. Сердце чисто созижди в нас, и дух прав обнови во утробе нашей; всех нас укрепи верою в Тя, утверди надеждою, одушеви истинною друг ко другу любовию, вооружи единодушием на праведное защищение одержания, еже дал еси нам и отцем нашим, да не вознесется жезл нечестивых на жребий освященных.

Господи Боже наш, в Него же веруем и на него же уповаем, не посрами нас от чаяния милости твоея и сотвори знамение во благо, яко да видят ненавидящий нас и православную веру нашу, и посрамятся и погибнут; и да уведят все страны, яко имя Тебе Господь, и мы людие Твои. Яви нам, Господи, ныне милость Твою и спасение Твое даждь нам; возвесели сердце рабов Твоих о милости Твоей; порази враги наши, и сокруши их под ноги верных Твоих вскоре. Ты бо еси заступление, помощь и победа уповающим на Тя, и тебе славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».

В том состоянии раскрытости душевной, в котором находилась Наташа, эта молитва сильно подействовала на нее. Она слушала каждое слово о победе Моисея на Амалика, и Гедеона на Мадиама, и Давида на Голиафа, и о разорении Иерусалима твоего и просила Бога с той нежностью и размягченностью, которою было переполнено ее сердце; но не понимала хорошенько, о чем она просила Бога в этой молитве. Она всей душой участвовала в прошении о духе правом, об укреплении сердца верою, надеждою и о воодушевлении их любовью. Но она не могла молиться о попрании под ноги врагов своих, когда она за несколько минут перед этим только желала иметь их больше, чтобы любить их, молиться за них. Но она тоже не могла сомневаться в правоте читаемой колено-преклонной молитвы. Она ощущала в душе своей благоговейный и трепетный ужас перед наказанием, постигшим людей за их грехи, и в особенности за свои грехи, и просила Бога о том, чтобы Он простил их всех и ее и дал бы им всем и ей спокойствия и счастия в жизни. И ей казалось, что Бог слышит ее молитву. (т. 3,гл 18)

 в день Бородина

Latest Month

Powered by LiveJournal.com