?

Log in

No account? Create an account

November 1st, 2012

http://www.pravmir.ru/patriarx-kirill-o-povedenii-duxovenstva-v-smi-epatazh-ne-nasha-missiya/

Иерей Святослав Шевченко, руководитель пресс-службы Благовещенской епархии на встрече Патриарха с участниками V фестиваля православных СМИ «Вера и Слово» задал Предстоятелю вопрос о полемике в Интернете:

Зачастую по роду своей деятельности мы имеем дело со словом печатным и устным. Многие из нас имеют блоги и аккаунты в социальных сетях, где также употребляется множество слов. Наш Спаситель сказал, что за каждое праздное слово мы дадим ответ в день суда, и по своим словам либо оправдаемся, либо осудимся. Как вести себя так, чтобы оправдаться, а не осудиться?

Ответ Святейшего Патриарха Кирилла:

Я думаю, что надо быть ответственным за все то, что мы говорим, особенно публично. Я отдаю себе отчет в том, что сама по себе дискуссия часто эмоционально вовлекает людей настолько, что как бы тормоза отпускаются. Мы с вами бываем свидетелями каких-то эпатажных заявлений со стороны священнослужителей — часто ни к селу, ни к городу, простите. Либо это результат действительно эмоциональной инерции — человек увлекся, и уже остановиться не может. Либо это, действительно, недостаток ответственности за то, что говорит священнослужитель.

Я в данном случае говорю о священнослужителях, потому что именно слова священников чаще всего цитируются, интерпретируются в ту или иную сторону, и используются, в том числе, и для нападок на Церковь.

Поэтому не нужно эпатировать публику. Эпатаж – это не наша миссия. Пусть им другие занимаются.

Вообще, народ устал от эпатажа. На первых порах, когда появилась свобода высказывания, все было интересно — вот тогда все слушали с придыханием, замиранием сердца. Сегодня уже многие устают от хлестких слов, в которых мало смысла, но очень много стремления и желания произвести впечатление, и чаще всего, даже не для того, чтобы достичь цели, а чтобы себя, как теперь говорят, пропиарить.

Поэтому я бы призвал всех православных коммуникаторов, всех, кто участвует в публичной деятельности, ответственно относиться к словам. Я думаю, на памяти у многих из вас неудачные шутки наших священнослужителей — пошутил сдуру, брякнул, а потом весь Интернет два или три месяца гудит и разбирает эти шуточки. А в это время Церковь делает важные заявления, касающиеся отношений Церкви и общества, многие вопросы связаны с семьей, с браком, с рождением детей, то, что является важным фактором свидетельства церкви перед лицом внешнего мира — а все внимание поглощено комментариями к той самой неудачной шутке или к тому или иному эпатажному заявлению, в котором потонули потом все положительные импульсы, исходящие от Церкви.

Так вот давайте спросим: польза от таких выступлений или вред? Мы же не клоуны.

Почему я сказал не участвовать священникам в публичных ток-шоу? Потому что сама стихия ток-шоу предполагает эпатаж. Это же не серьезная дискуссия, там же никто не выясняет истины. Разве было хоть одно ток-шоу, в результате которого было принято решение? Было хоть одно ток-шоу, результаты которого были инкорпорированы в какие-то политические действия или в документы государственной важности?

Вы не назовете ни одного такого ток-шоу, и присутствие там священников – это просто участие в игре по чужим правилам. Это не наше дело.

Наше дело – свидетельствовать, жизнью и словом своим, жертвенными делами. Наше дело – ходить по больницам и приютам, заниматься с бездомными, наркоманами, алкоголиками, с безбожниками нашими, которые мечутся, сами до сих пор не могут понять, где они, во что они верят и во что не верят. Наше дело — молодежь спасать…

Конечно, такого рода работа приносит меньше пиара, ниже рейтинги публичности.

Не нужно за этими рейтингами публичности гнаться. Это не наше дело, это все очень греховно.

В публичных выступлениях всегда есть элемент личностный, его нельзя снять. Всегда человеку хочется показать себя с лучшей стороны- это естественно.

Вот почему я очень не люблю задушевных разговоров с корреспондентами. Во всех этих задушевных разговорах есть элемент искусственности, ну не будет же человек о себе плохо говорить. Задает журналист вопрос: «Скажите, какая ваша самая большая слабость?» Отвечаешь на весь мир. Значит, либо я скажу неправду, либо нечто такое, что будет работать на развитие симпатии людей в мой адрес. Опять ложь, опять лицемерие.

Мы должны этого избегать. Мы не должны быть одними пред Престолом Божьим, вознося руки в момент совершения Евхаристии, и другими, когда мы отвечаем на вопросы журналистов.


Процесс над 37-летней Марией Антуанеттой начался в 8 утра 15 октября 1793 года.
Отобрав 8-летнего Луи-Шарля сына от матери, деятели Революционного трибунала легко смогли подавить его волю и добиться подписания нужных «показаний». Сохранившиеся в деле Марии-Антуанетты несколько сбивчивых рассказов о том, как мать якобы брала его в Тампле к себе в постель, несут на себе подпись неумелой детской рукой: Louis Charles Capet.
Полемист Жак Эбер обвинил Марию Антуанетту в сожительстве с малолетным сыном, но она не стала отвечать ему. Когда один из судей спросил, почему она не отвечает на предъявленные обвинения, Мария-Антуанетта сказала взволнованным голосом: «Если я не отвечаю, то лишь потому, что сама природа отказывается отвечать на подобные гнусные обвинения в адрес матери".
После казни матери Национальный Конвент поручил «революционное воспитание» дофина сапожнику Симону и его жене, которые поселились в Тампле. Их задачей было заставить Людовика отречься от памяти родителей (в частности, научить его оскорблять их память) и принять революционные идеалы, а также приучить к физическому труду. Кроме того, к ребёнку, до восьми лет воспитывавшемуся как королевский сын, стали относиться как к обычному сыну ремесленника: Симон и его жена нередко били мальчика за разные провинности. 8-летнему мальчику часто угрожали смертью на гильотине, доводя его до обмороков на нервной почве.

Ему было десять лет и два месяца. Было проведено вскрытие, установившее причиной смерти туберкулёз (от этой же болезни умерли дед, бабка, дядя и старший брат Людовика). Как сообщают, на теле мальчика были обнаружены опухоли, а также следы чесотки. Сообщается, что он был чрезвычайно истощен и костляв от недоедания, когда его осматривали после смерти. Доктор Пелетан, осматривавший труп юного принца, был шокирован, обнаружив множество шрамов, свидетельствовавших о жестоком обращении с ребенком: следы от побоев (порки) виднелись по всему туловищу, рукам и ногам.

***
О том, как возродилась ЮЮ в 20 веке, есть хороший художественный фильм "Просто спросите моих детей"
(Just Ask My Children)
"Сама стихия ток-шоу это же не серьезная дискуссия, там же никто не выясняет истины. Разве было хоть одно ток-шоу, в результате которого было принято решение? Было хоть одно ток-шоу, результаты которого были инкорпорированы в какие-то политические действия или в документы государственной важности?"

Я (и, полагаю, вся Церковь) помнит по крайней мере одно такое ток-шоу: проект "Имя страны", когда именно усилиями нынешнего Патриарха удалось избавить нашу страну от позора провозгласить своим именем имя Сталина (митрополит Кирилл тогда настаивал на имени св. Александра Невского - и, по результатам голосования телезрителей, победил).

Так что ток-шоу могут приносить плоды: они создают общественное мнение; они позволяют облегчать или затруднять ход законопроектов или иных государственных решений. Но Патриарх Кирилл настолько растворил себя самого в своем титаническом и жертвенном труде, что забыл о своих личных победах в ток-шоу. Христианину так и подобает - не хранить память  о своих былых победах. Вот только мы вряд ли должны утрачивать нашу благодарную память о них.

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com