?

Log in

No account? Create an account

April 11th, 2013

Коллективное письмо

Кажется, это единственное коллективное письмо, подписанное мною. И это было 20 лет назад. Предпочитаю говорить только от своего имени. Поэтому прошу не беспокоить меня при сборе подписей даже за самые хорошие дела.

***

ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ, СВЯТЕЙШЕМУ ПАТPИАPХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ II

Ваше Святейшество, милостивый отец наш, благословите!
Зная Вашу заботу о духовном просвещении народа Божия, мы, смиренные чада и послушники Вашего Святейшества, просим Вас обратить внимание на сложности, коими сопровождается в нашей Церкви дискуссия о возможном приближении богослужебных текстов к пониманию современного человека.
Нам думается, что сегодня эта дискуссия, в которой принимают и желают принять участие многие клирики и миряне, становится неслышной для Высшей Церковной Власти. Это происходит исключительно потому, что голоса многих достойных пастырей и чад церковных тонут в потоке крайних заявлений, делаемых немногочисленной группой, состоящей, в основном, из мирян, которые воспринимают жизнь, назначение и служение Церкви не по существу, а с их позиций и интересов в области языка, литературы, эстетических эмоций, общественных, национальных, политических и объединительных задач Церкви, как они их понимают. Исходя из этих позиций, они, сознательно или бессознательно искажая учение Церкви и ее историю, говорят о “еретичности” и “греховности” любого многообразия православного богослужения и обвиняют всех, кто не придерживается такого их взгляда, в расколе и отпадении от Истины Христовой. Весьма прискорбно то, что подобные заявления, которые не могут быть обоснованы ни догматически, ни канонически, подкрепляются политической и другой чисто светской аргументацией. Особенно усердны в этом отношении общество “Радонеж” и Союз православных братств — организации, непонятно по какому праву пытающиеся подменить своим голосом голос всей Церкви.
Имея в виду указанный выше печальный факт, мы смиренно говорим Вашему Святейшеству, что в нашей Церкви, которую мы считаем своей Матерью, есть и иной взгляд на поставленный вопрос.

Немаловажно сказать, что в прошлом такого взгляда придерживались подвижники веры, чья святость и чей авторитет несомненны для всякого русского человека. Так, определенные особенности в устоявшуюся богослужебную практику внес святой Иоанн Кpонштадтский. Многие выдающиеся русские архипастыри, в частности святитель Иннокентий, Митрополит Московский, и святитель Тихон, Патриарх Всероссийский, были неустанными сторонниками приближения богослужебного языка к пониманию простого народа. Святитель Феофан Затворник писал: “Есть вещь крайне нужная. Разумею новый упрощенный и уясненный перевод церковных богослужебных книг. Наши церковные песнопения все назидательны, глубокомысленны и возвышенны. В них вся наука богословская и все нравоучение христианское, и все утешения, и все устрашения. Внимающий им может обойтись без всяких других учительных христианских книг. А между тем большая часть из этих песнопений совсем непонятна. А это лишает церковные книги плода, который они могли бы производить, и не дает им послужить тем целям, для коих они назначены и имеются. Вследствие сего новый перевод богослужебных книг неотложно необходим. Ныне — завтра надобно же к нему приступить, если не хотим нести укора за эту неисправность и быть причиной вреда, который от этого происходит”. Священный Собор Российской Православной Церкви 1917-1918 годов “в целях приближения нашего церковного богослужения к пониманию простого народа” признал права общерусского богослужебного языка и счел возможным удовлетворить прошения отдельных приходов о богослужении на этом языке по одобрении перевода церковной властью. Святейший Патриарх Сергий, в бытность свою Заместителем Патриаршего Местоблюстителя, руководствуясь этим решением Собора и примером святителя Тихона, благословил одной из православных общин совершение богослужения на русском языке по имевшемуся в общине переводу и указал, что не находит препятствий тому, чтобы Преосвященные архиереи разрешали то же самое в своих епархиях. Частичный перевод богослужения на общеупотребительный русский язык и богослужебное чтение Слова Божия на этом языке практиковалось многими архиереями нашей Церкви.
Ваше Святейшество! Сегодня положение в нашей Церкви изменилось, и никто не может сказать, какие именно действия лучше всего помогли бы нынешним русским людям, и особенно молодежи, в полной мере познать величайшую мудрость и величайшую красоту православного богослужения. Но мы совершенно убеждены, что Святая Православная Церковь может и должна сделать в этом отношении шаг навстречу своим чадам и тем, кто стремится войти в Ее ограду. Вы прекрасно знаете, Ваше Святейшество, как тяжело этим людям, не имеющим преемства духовной традиции, войти в жизнь Церкви, стать частью Ее, устоять от соблазна перед вторгающимися в жизнь Отечества различными лжеучениями… Мы убеждены, что нельзя сегодня допустить, чтобы эти люди были расхищены врагом рода человеческого в то время, как некоторые из наших православных братьев и сестер будут ревновать не о просвещении, а о “поиске врагов” в церковной ограде.
Сегодня, как нам думается, нужна всецерковная, открытая для всех пастырей и чад нашей Церкви дискуссия по вопросу богослужебного уклада. Нужно ли русифицировать богослужение в отдельных храмах крупных городов, там, где того пожелают настоятели и общины? Нужно ли, как это уже делается во многих храмах по благословению Преосвященных архипастырей, читать по-русски за богослужением Священное Писание? Надо ли способствовать расширению общего пения? Возможно ли возвращение к отдельным элементам богослужебной практики Древней Церкви, а также практики Русской Церкви прошлых веков? Что мы можем позаимствовать из богослужебного опыта Православных Церквей — Сестер? На все эти вопрошания Церкви надобно ответить соборно, без попытки подавить один голос другим и сообща прийти к принятию друг друга носителями разных точек зрения, как это и подобает православным, единым в исповедании веры, но отличающимся друг от друга в частных разномыслиях. Мы, священнослужители, имеющие разное отношение к поставленной проблеме, говорим, что это не мешает нам и пастве нашей быть едиными во Христе и во Святой Его Православной Церкви. Мы желаем, чтобы так было всегда и чтобы единство наше ничем не омрачалось.
Испрашивая Ваших святых молитв и Вашего благословения, остаемся милостью Божией служители Единой Святой Православной Церкви и Вашего Святейшества недостойные и смиренные послушники.

архиепископ Михаил (Мудьюгин), профессор Санкт-Петербургской духовной академии; архимандрит Зинон, Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь; аpхимандрит Августин, доцент Санкт-Петербургской духовной академии; архимандрит Ианнуарий, доцент Санкт-Петербургской духовной академии; игумен Игнатий, настоятель Богородице-Рождественского Бобренева монастыря; игумен Вениамин, инспектор Санкт-Петербургской духовной академии; игумен Маpтиpий, настоятель храма Всех Святых на Кулишках; игумен Иннокентий, храм Спаса Преображения в Богородском; протоиерей Александр Андросов, ректор Костромского духовного училища; протоиерей Владимир Мустафин, профессор Санкт-Петербургской духовной академии; протоиерей Кирилл Чеpнетский, настоятель храма преп. Димитрия Прилуцкого на Девичьем поле; священник Сеpгий Мацнев, настоятель храма Священномученика Антипы; протоиерей Владимир Цветков, духовный попечитель Брянчаниновского общества; Спасо-Парголовский храм, протоиерей Иоанн Свиридов, главный редактор радиостанции "София", Отдел религиозного образования и катехизации Московского Патриархата; протоиерей Владимир Федоров, доцент Санкт-Петербургской духовной академии; иеромонах Амвpосий, Богородице-Рождественский Бобренев монастырь; священник Алексий Гостев, настоятель храма святителя Николая в Аксиньино; священник Алексий Кpылов, настоятель Иоанно-Предтеченского Чесменского храма; священник Борис Михайлов, храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне; священник Александр Троицкий, Патриаршее подворье в б. Андреевском монастыре; священник Виталий Головатенко, Казанский храм в Зеленогорске; священник Владимир Лапшин, храм свв. бесср. Косьмы и Дамиана в Шубине; священник Павел Вишневский, настоятель храма преп. Феодора Студита; священник Георгий Чистяков, храм свв. бесср. Косьмы и Дамиана в Шубине; священник Всеволод Чаплин, храм Св. Троицы Живоначальной в Хорошеве; священник Александр Степанов, храм вмч. Екатерины; священник Иоанн Привалов, настоятель Сретенского храма в Заостровье; священник Николай Катальников, Свято-Игнатьевский храм; священник Вячеслав Пеpевезенцев, настоятель Никольского храма в Макарове; священник Николай Балашов, настоятель Воскресенского собора, Череповец; священник Сеpгий Тимохин, настоятель Трехсвятительского храма в Белоомуте; священник Игорь Гагаpин, настоятель Иоанно-Предтеческого храма в Ивановском; иеpодиакон Димитрий, Богородице-Рождественский Бобренев монастырь; диакон Андрей Кураев, декан философско-богословского факультета Российского православного университета св. ап. Иоанна Богослова.


10 апреля 1994 года.

Опубликовано: "Сегодня", 4 июня 1994; "Русская мысль" № 4031; G2W № 9 1994; SOP, июнь 1994; "Православная община" № 21, 1994.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com